«Черный лебедь» затаился: что ждет экономику в 2022 году — zod-al.ru

МОСКВА, 8 янв — ПРАЙМ, Татьяна Терновская. Что будет с мировой экономикой в 2022 году, как проявит себя пандемия и какие ключевые риски могут реализоваться? Об этом и многом другом агентство «Прайм» поговорило с аналитиками и экспертами.Эксперты: индекс Мосбиржи нацелен на новые максимумы в 2022 году

ПАНДЕМИЯ: БОЛЬШЕ ШАНСОВ НА ПОЗИТИВ

Эксперты, опрошенные агентством «Прайм», указали, что пандемия, без сомнений, останется на повестке дня в течение всего 2022 года.

«COVID-19 проявил коварство в способности мутировать с невероятной скоростью и, накапливая эти мутации, порождать новые штаммы, — отметил инвестиционный стратег «БКС Мир инвестиций» Александр Бахтин. — Апогеем этих процессов под конец 2021 года стал штамм омикрон, который научился с большой эффективностью обходить иммунный ответ организма после прививок, а также размножаться в разы быстрее предшественников, намного легче передаваясь от человека к человеку. Благо, что он при этом менее смертоносен, чем наделавший шуму дельта-вариант».

Эксперт предположил, что, если мир столкнется с новыми мутациями коронавируса, которые будут способны не только лавинообразно распространяться, но и вызывать большой процент госпитализаций и смертей, а создатели вакцин и лекарств не будут поспевать за переменами, то новые локдауны, ценовые обвалы в нефти и экономическое торможение снова вернутся.

«И такой кризис может быть куда тяжелее, чем в 2020 году, поскольку центробанки исчерпали возможности антикризисного стимулирования дешевыми деньгами – в условиях максимального за несколько десятилетий ускорения инфляции альтернативы ужесточению денежно-кредитной политики у регуляторов уже нет», — указал он.Экономисты озвучили правдивый прогноз на 2022 год

Впрочем, по мнению Бахтина, в истории с пандемией все же больше шансов на позитивный сценарий. «Коллективный иммунитет человечества к COVID-19 постепенно повышается. Кроме того, страны, обладая отработанным опытом, быстрее и успешнее реагируют на новые вспышки, фармкомпании также не стоят на месте, и в 2022 году мы, скорее всего, узнаем о появлении новых более эффективных вакцин и лекарств, — объяснил эксперт. — Успех в борьбе с пандемией окажет поддержку ценам на энергоносители и, следовательно, рублевым активам. И в целом, успех в борьбе с коронавирусом поможет всей мировой экономике перейти к более уверенной динамике».

С ним согласен и главный макроэкономист УК «Ингосстрах-Инвестиции» Антон Прокудин, отмечая, что коронавирус сейчас оказывает все меньшее влияние на жизнь людей и экономику. «Если при первой волне власти так испугались проблем, что ввели тотальные локдауны, то теперь локдауны вводят все реже, а уровень вакцинации и число переболевших уверенно движутся в целом по миру от 50% к 100%, — объяснил эксперт. — Низкий уровень смертности в Австрии, которую накрыла волна коронавируса в ноябре, и низкая смертность в ЮАР, где распространился новый штамм, однозначно указывают на уменьшение смертности, а именно высокая смертность была изначально главной проблемой».

По мнению Прокудина, в 2022 году волны коронавируса еще будут накрывать различные страны, однако негативный эффект для экономики сойдет на нет вместе с прекращением локдаунов после зимы.

Главный аналитик Совкомбанка Михаил Васильев отметил, что ослабление антиковидных ограничений позволит восстановиться авиаперевозкам, транспортному сектору, сфере услуг. А открытие границ и восстановление миграционных потоков поможет ослабить дефицит кадров и снизить ограничения со стороны предложения. Эксперт указал, что глобальная экономика продолжит восстанавливаться, и по прогнозу ОЭСР мировой ВВП в 2022 году вырастет на 4,5% после подъема на 5,6% в 2021 году.Аналитики оценили риски российских активов на фоне событий в Казахстане

ГЕОПОЛИТИКА: РЫНКИ ЖДУТ СНЯТИЯ НЕОПРЕДЕЛЕННОСТИ

По мнению Бахтина из «БКС Мир инвестиций», геополитика будет регулярно оказываться в фокусе внимания в 2022 году. Он отметил, что наиболее чувствительными для рынков продолжат оставаться отношения двух крупнейших экономик – США и КНР. «Набор проблем в двусторонней повестке остается широким – от вопроса защиты интеллектуальной собственности и соблюдения параметров торговой сделки до защиты в Китае прав человека и статуса Тайваня», — объяснил эксперт.

Он отметил, что для России важнейшим аспектом останется развитие отношений Москвы и Вашингтона.

«Год начнется с переговоров России и США. Общий тренд здесь с середины 2021 года, когда состоялся саммит Путина и Байдена, выглядит умеренно оптимистично — даже несмотря на появляющиеся время от времени санкционные выпады и «дежурное» продление старых ограничений», — разъяснил Бахтин.

«Новые переговоры по линии Россия-США состоятся уже 10 января, рынки ждут от них снятия части неопределенности и надеются на продолжение контактов на высоком уровне. По сути, это общение уже начало обретать регулярный характер, а это само по себе улучшает настрой покупателей рублевых активов», — добавил он.Цель оправдывает средства. Кто поставил подножку мировой экономике

ИНФЛЯЦИЯ: ЗАМЕДЛЕНИЕ

Инфляция в 2022 году должна снизиться – как в России, так и в США, и в Евросоюзе, отметил Прокудин из УК «Ингосстрах-Инвестиции». 

По его словам, активные действия Банка России смогут помочь в торможении совокупного спроса в экономике и наряду с уходом внешних шоков привести к снижению инфляции в 2022 году. «Поскольку реальное значение ключевой ставки (то есть, значение ставки за минусом инфляции) является положительным, то вслед за снижающейся инфляцией с некоторым отставанием по времени Банк России также начнет снижать ключевую ставку, — предположил эксперт. — Это обеспечит ралли на рынке облигаций, номинированных в национальной валюте, что позволит рублю продолжать медленное укрепление на горизонте 2022 года».

При этом он отметил, что в США ожидается рост ставки, несмотря на снижение инфляции, так как нейтральный уровень процентной ставки при инфляции в 2,7%, как ее ожидают к концу 2022 года, предполагает существенный рост с уровня 0–0,25%, где она находится сегодня. «Это приведет к проседанию рынка долларовых облигаций в следующем году, — указал Прокудин. — Аналогичным образом выглядит и рынок облигаций, номинированных в евро: сворачивание программы QE приведет к некоторому повышению доходностей длинных облигаций в еврозоне на фоне ожиданий роста учетной ставки в будущем». 

Эксперт также прогнозирует рост курса евро на фоне сворачивания программ QE, что приведет к ускоренному снижению инфляции в Европе уже за пределами 2022 года и, соответственно, затормозит ужесточение денежно-кредитной политики ЕЦБ.

Старший экономист ВТБ Капитал по России и СНГ Александр Исаков прогнозирует замедление инфляции в России по сравнению с 2021 годом, в 2022 году она составит 5,4%.

«Мы ожидаем сохранения структуры роста, близкой к текущей: продовольственные товары останутся наиболее скоро растущей категорией, цены услуг будут расти темпами, близкими к целевым 4%, а непродовольственные товары окажутся посередине с темпом проста порядка 5% по году», — объяснил он.

Он подчеркнул, что наибольшая неопределенность структурно связана с ценами продовольствия – они могут существенно изменить картину роста цен на следующий год.

«Мы так же надеемся, что следующий год станет поворотным для картины российской инфляции в том смысле, что начнется более предметное обсуждение учета стоимости жилья, так называемой «вмененной ренты», в индексе потребительских цен, что сделает его ближе к картине мира», — отмечает экономист.Ожидания в экономике-2022: тигр перед прыжком

7 КЛЮЧЕВЫХ РИСКОВ

Руководитель отдела макроэкономического анализа ФГ «Финам» Ольга Беленькая рассказала о семи ключевых рисках, которые могут реализоваться в 2022 году.

Риск первый: возможный экономический кризис в Китае. «Это может стать очень негативной новостью для спроса на сырье и привести к масштабному risk off (неприятия риска) на рынках», — объяснила она.

Риск второй: скачкообразное развитие пандемии, новые агрессивные и резистентные к вакцинам штаммы, жесткие локдауны. «Это может оказать стагфляционное влияние на мировую экономику, при этом неприемлемо высокая инфляция ограничивает возможности новых мер поддержки экономики», — указала эксперт.

Риск третий: устойчиво высокая инфляция в развитых экономиках. «Центробанки в ответ значительно ускорят повышение ставок, возможно, дополняя это сокращением баланса, на что намекнул глава ФРС Джером Пауэлл. Это может привести к обвалу финансовых и сырьевых рынков, дефолтам в «слабых звеньях» мировой экономики и возможной рецессии», — отметила Беленькая.

Риск четвертый: долговой/валютный кризис в крупных странах emerging markets (наиболее тревожно в конце 2021 года выглядела ситуация в Турции) может стать триггером для risk off на рынках и усиления оттока капиталов с risk off в целом. «Хотя пока кризис в Турции воспринимается рынками как отдельный кейс, связанный с экспериментами президента Реджепа Эрдогана в экономической политике», — добавила эксперт из «Финама».

Риск пятый: в 2022 году пройдут промежуточные выборы в Конгресс США, и с учетом снижения рейтинга Джо Байдена неизвестно, удастся ли демократам сохранить хрупкое преимущество в Сенате и небольшое большинство в Палате представителей. «»Политический клинч» может негативно отражаться на рынке», — объяснила она.Названы три валюты, в которые стоит вложиться в начале года

Риск шестой: возможное падение спроса и/или цен на сырьевые товары российского экспорта (нефть, газ, металлы). «Хотя пока признаков негативного развития событий не наблюдается, — отметила Беленькая. — Мы ожидаем умеренного снижения цен на энергоресурсы вслед за увеличением предложения нефти со стороны ОПЕК+ и других нефтедобывающих стран. Некоторые риски здесь связаны с возвращением к иранской ядерной сделке, в результате которой могут быть сняты санкции с Ирана, что увеличит экспорт иранской нефти и может оказать давление на цены».

Риск седьмой: геополитика. «Сейчас основные риски связаны с требованиями России к НАТО по предоставлению юридических гарантий безопасности в части неразмещения военной инфраструктуры НАТО вблизи границ России, в том числе на Украине и в Грузии. В непростых отношениях США и Китая одной из наиболее напряженных точек сейчас считается Тайвань, который Китай считает частью своей территории. Ситуация может резко обостриться в случае попытки Китая изменить статус Тайваня военным путем», — подчеркнула эксперт.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий