Доходы населения. О чем молвят опросы — zod-al.ru

Хотя динамика доходов населения – основной индикатор для оценки скорости восстановления экономики, скудность статистики осложняет оценку настоящей ситуации. И если в продвинутых странах данные по безработице воспринимаются как основной индикатор динамики спроса, в Рф конфигурации в экономике обычно проходят через изменение доходов населения, а не через уровень занятости. В крайние месяцы таковой подход подтвердился: хотя количество безработных россиян, официально зарегистрированных в службах занятости, увеличивалось на 0,7 млн человек в месяц с апреля (с 0,8 млн человек в марте) и достигнуло 2,4 млн к середине июня, общий уровень безработицы 6,3% не смотрится информативным. Что касается статистики по доходам, то, к огорчению, она выходит с мощным опозданием. Официальные числа Росстата указывают на понижение настоящих располагаемых доходов на 0,2% г/г по итогам 1К20 и на понижение настоящих зарплат на 2% г/г в апреле – и это более свежайшая статистика, которая доступна. Отсутствие статистики приводит к значимым расхождениям в прогнозах: хотя Минэкономразвития ждет понижения настоящих располагаемых доходов населения на 3,5% г/г в этом году, исследования ГУ-ВШЭ указывают на потенциал сокращения в спектре от 8 до 12% г/г.

Принципиальным источником оперативной инфы по поводу благополучия населения стают в таковых критериях опросы, которые, как нам представляется, отрисовывают хорошую картину:

У 50% россиян доходы не поменялись, 42% не изменили свои ежедневные расходы с начала карантина: Результаты опроса страховой компанией “Росгосстрах Жизнь” указывают на то, что большая часть населения не пострадала от карантина. Таковой итог соответствует очень незначимой доле МСП в структуре русской экономики (приблизительно 20% русского ВВП (Валовой внутренний продукт — макроэкономический показатель, отражающий рыночную стоимость всех конечных товаров и услуг, то есть предназначенных для непосредственного употребления, произведённых за год во всех отраслях экономики на территории государства) против 50-60% ВВП (Валовой внутренний продукт — макроэкономический показатель, отражающий рыночную стоимость всех конечных товаров и услуг, то есть предназначенных для непосредственного употребления, произведённых за год во всех отраслях экономики на территории государства) в продвинутых странах) и тому факту, что значимая толика занятых сосредоточена в госсекторе (25% всех трудовых ресурсов Рф против 15% в продвинутых странах). С учетом того, что в Рф проживает 36 млн пожилых людей по старости, доходы которых навряд ли поменялись за крайние месяцы, складывается воспоминание, что картина, которую передают данные опросов, полностью корректна: приблизительно половина населения не испытала негативного воздействия карантинных мер на свои доходы.

У 20-30% респондентов доходы снизились очень: По данным Росгосстраха, доходы сократились у пятой части населения, другими словами как раз у той группы населения, которая потенциально могла быть занята в МСП. Эта цифра созвучна с опросами, проведенными в мае Центром стратегических разработок: эти опросы зафиксировали конфигурации в доходах у 33% опрошенных: из данной группы у 52% сократились заработной платы, 25% были высланы в неоплачиваемый отпуск, и 23% респондентов лишились работы. Более значительно пострадали россияне, занятые в «теневом» секторе экономики – из их с падением доходов столкнулись 74%.

10% респондентов, по данным Росгосстраха, утратили свою работу: Эта группа россиян, в особенности очень пострадавших от введения карантина, невелика; не считая того, нет ясности и в том, как длительной будет утрата доходов у данной группы. Эта цифра подтверждает приведенный в начале текста тезис о том, что в среднесрочной перспективе понижение доходов является еще наиболее принципиальным индикатором состояния экономики по сопоставлению с рисками увеличения уровня безработицы.

Мы подтверждаем наш прогноз понижения настоящих располагаемых доходов населения на 5% г/г; значимым риском нам представляется рост неравенства: Результаты опросов в целом смотрятся быстрее позитивно, потому что они указывают, что большая часть населения не столкнулась с значимым понижением доходов. В то же время доходы тех, чья работа больше связана с физическим трудом, а также тех, кто занят в «теневом» секторе, в большей степени находятся под риском понижения, и рост неравенства населения по доходам смотрится суровым вызовом на горизонте последующих лет.