Макроэкономика: долг выше, доходности ниже — zod-al.ru

  • Макроэкономика: долг выше, доходности ниже — zod-al.ru

    10.07.2020

    Одним из любопытнейших денежных курьезов крайнего десятилетия сделалось сосуществование рекордно высочайшего глобального долга в процентном отношении к мировому ВВП (Валовой внутренний продукт — макроэкономический показатель, отражающий рыночную стоимость всех конечных товаров и услуг, то есть предназначенных для непосредственного употребления, произведённых за год во всех отраслях экономики на территории государства) и беспримерно низких уровней доходности гособлигаций в ведущих экономиках. Япония, пожалуй, является самым увлекательным примером этого парадокса: при уровне долга около 250% ВВП (Валовой внутренний продукт — макроэкономический показатель, отражающий рыночную стоимость всех конечных товаров и услуг, то есть предназначенных для непосредственного употребления, произведённых за год во всех отраслях экономики на территории государства) текущая доходность 10-летних JGB составляет 0%.

    Согласно принятой точке зрения, наиболее высочайший уровень долга, отражающий неизменный рост экономного недостатка, безизбежно будет толкать ввысь доходности облигаций в силу вытеснения личных инвестиций муниципальными заимствованиями. В протяжении крайнего десятилетия наследием денежного кризиса 2007–2009 гг. сделалось понижение потенциального роста ВВП (Валовой внутренний продукт — макроэкономический показатель, отражающий рыночную стоимость всех конечных товаров и услуг, то есть предназначенных для непосредственного употребления, произведённых за год во всех отраслях экономики на территории государства) вместе с длительным трендом замедления роста производительности труда и инвестиций, что усугублялось неблагоприятными демографическими факторами. Инфляция в ведущих странах равномерно понижается начиная с 1980 г., а длительные инфляционные ожидания дают основания считать, что эта тенденция будет сохраняться и далее, хотя наблюдаемый в истинное время беспримерный рост валютной массы может все просто поменять. Темпы роста валютной массы М2 в США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) составляют 25%, что является самым высочайшим показателем со времен 2-ой мировой войны, а рост валютной массы обычно коррелирует с длительным ростом номинального ВВП (Валовой внутренний продукт — макроэкономический показатель, отражающий рыночную стоимость всех конечных товаров и услуг, то есть предназначенных для непосредственного употребления, произведённых за год во всех отраслях экономики на территории государства).

    Но скорость воззвания средств продолжает понижаться, а падение спроса в мировой экономике, повышение разрыва выпуска и высочайший уровень безработицы как и раньше оказывают дезинфляционное действие, по последней мере в короткосрочном периоде. Инфляция посильнее всего видна в ценах на денежные активы, в особенности в котировках акций на ведущих рынках. Индекс NASDAQ вчера обновил исторический максимум, а китайские акции торгуются на наибольших уровнях за крайние 5 лет на фоне официальных прогнозов властей в отношении динамики фондового рынка, высочайшего уровня маржинального долга, а также убыстрения роста кредитования. Все это весьма похоже на ситуацию, предшествовавшую обвалу китайского рынка акций в 2015 г. Японский рынок опосля обвала в 1989 г. так и не сумел восстановиться до прошлых максимумов, невзирая на нескончаемые программки количественного смягчения в тех либо других вариациях, а сейчас – к тому же введение контроля кривой доходности и переход к покупке акций Банком Стране восходящего солнца.

    Инвесторы на южноамериканском рынке в курсе связи меж размером баланса ФРС и динамикой индекса S&P500. Когда баланс Федрезерва вырастает, следом увеличивается и S&P500. В особенности приметно это проявилось опосля вливаний ликвидности, предпринятых Федрезервом в связи с появившимся в прошедшем сентябре кризисом на рынке баксового репо, и совершенно не так давно – когда Федрезерв снизил ставку по федеральным фондам до нуля и объявил о запуске в середине марта очередной программки количественного смягчения.

    Как надо из еженедельного отчета H.4.1, размещенного ФРС вчера вечерком, размер баланса регулятора сокращается четвертую недельку попорядку и сейчас составляет 6,92 трлн долл. На прошлой недельке главный предпосылкой сокращения баланса сделалось уменьшение уровня ликвидности на рынке репо, отражающее нормализацию конъюнктуры валютного рынка, а также понижение долговой перегрузки и залоговой базы первичных дилеров. Размер операций в рамках своп-линий ФРС тоже сократился вослед за ослаблением бакса, способствовавшим понижению риска появления недостатка баксового фондирования. В реальный момент 74% всех операций в рамках своп-линий ФРС приходится на долю Банка Стране восходящего солнца. Размер казначейских облигаций США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) на балансе Федрезерва за последнюю недельку возрос на 16 миллиардов долл. Но регулятор быть может обязан прирастить размер их покупки в связи с возрастающим выпуском UST. Тем временем крайняя статистика показывает на то, что в июне недостаток южноамериканского бюджета достигнул рекордного уровня, а расходы федерального правительства США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) за месяц превысили 1 трлн долл. По итогам текущего денежного года недостаток бюджета, как ожидается, может достигнуть 20% ВВП (Валовой внутренний продукт — макроэкономический показатель, отражающий рыночную стоимость всех конечных товаров и услуг, то есть предназначенных для непосредственного употребления, произведённых за год во всех отраслях экономики на территории государства). Петер Бернхольц, занимавшийся исследованием устройств гиперинфляции (определяемой как рост цен на 50% и наиболее в течение 1-го месяца), пришел к выводу, что главный предпосылкой гиперинфляции является ситуация долголетнего недостатка бюджета, который финансируется методом сотворения валютной массы, и при которой расходы страны превосходят 40% ВВП (Валовой внутренний продукт — макроэкономический показатель, отражающий рыночную стоимость всех конечных товаров и услуг, то есть предназначенных для непосредственного употребления, произведённых за год во всех отраслях экономики на территории государства). Федрезерв практически проводит политику монетизации долга, и если двузначные темпы роста валютной массы в США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) сохранятся в течение более-менее длительного времени, рано либо поздно это может привести к резкому убыстрению роста цен. Чтоб не допустить этого, Федрезерв должен достигнуть понижения темпов роста валютной массы и уменьшить размер собственного баланса, а Минфин США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) – уменьшить долг и недостаток бюджета. Но таковой сценарий в средне- и длительной перспективе безизбежно окажет давление на темпы экономического роста и доходность инвестиций в акции.

    Не так давно ФРБ Нью-Йорка опубликовал исследование (Stock Market Participation, Inequality and Monetary Policy), посвященное оценке роли рынка акций как канала действия денежно-кредитной политики на настоящую экономику. Понижение процентных ставок ведет к понижению других издержек инвестирования в непроцентные активы. В итоге наиболее низкие процентные ставки принуждают домохозяйства забирать имеющиеся у их средства со сбер счетов и переводить их на рынок акций, что наращивает общий размер средств в экономике, доступных для воплощения инвестиций в главный капитал. Это, в свою очередь, содействует росту бизнес-инвестиций, повышению выпуска и росту прибылей, тем подталкивая ввысь стоимость акций. Но это только теория. В реальности ультрамягкая политика ФРС приводит к суровому искажению значений рыночных мультипликаторов, отрыву рынка акций от ситуации в настоящей экономике и повышению имущественного неравенства (так как наиболее обеспеченные слои населения обладают большей толикой рынка акций и имеют наиболее высшую предельную норму сбережений), а также провоцирует компании растрачивать средства не на инвестиции в настоящие активы, а на выкуп собственных акций. Создатели исследования приходят к выводу, что «канал инвестиций в акции» по собственному значению превосходит «канал употребления». В которой-то мере результаты исследования могут служить оправданием проводимой Федрезервом монетарной политики. Но нам они не кажутся убедительными.

    Ничто не показывает на то, что «эффект перетекания богатства», создаваемого в итоге реализации программ количественного смягчения, на самом деле существует. Отлично известна точка зрения, согласно которой стимулирующая политика ФРС в большей степени является предпосылкой сегодняшних заморочек, нежели их решением. Под сиим предполагается, что в периоды зависимости рынков от программ количественного смягчения могут возникать дефляционные настроения, искажаться цены рисковых активов и деформироваться оценки рисков, а также ненамеренно порождаются ожидания стабильно низкого спроса. В таковой ситуации нет смысла ни беречь средства, ни вкладывать их в настоящие активы.

    Что касается ближайших перспектив, число заболевших коронавирусом в США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) продолжает расти, а с ним возрастает и риск того, что восстановление экономики пойдет не по V-образной, а по W-образной линии движения. ФРБ Нью-Йорка в собственном Weekly Economic Index докладывает только о незначимом убыстрении роста ВВП (Валовой внутренний продукт — макроэкономический показатель, отражающий рыночную стоимость всех конечных товаров и услуг, то есть предназначенных для непосредственного употребления, произведённых за год во всех отраслях экономики на территории государства) на начало июля. Сводный индекс опережающих индикаторов ОЭСР оторвался от недавнешних минимумов, но остается ниже длительного среднего уровня. Как пишет ОЭСР, динамика восстановления мировой экономики пока очень «неустойчива». По данным Financial Times, семь из 10 государств с самым высочайшим уровнем заболеваемости коронавирусом относятся к развивающимся экономикам. Как подсчитал МВФ, потребности развивающихся государств в финансировании составляют в общей трудности 2,5 трлн долл. Absolute Strategy, аналитическая компания из Лондона, пишет, что на горизонте ближайших 12 месяцев под опасностью дефолта может оказаться 37% бумаг в составе индекса облигаций развивающихся государств JPM. На будущей недельке южноамериканские банки представят финансовую отчетность, которая, скорее всего, покажет повышение резервов на вероятные утраты по кредитам. За крайний месяц индекс денежного сектора S&P снизился на 11%, а индекс региональных банков США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) свалился на 22%. Из остальных событий принципиальное значение имеет грядущий саммит ЕС, в ходе которого европейские фавориты попробуют разрешить разногласия относительно фонда восстановления экономики региона. Необходимо подчеркнуть, что, невзирая на звучные заявления, прямой эффект от реализации данной инициативы для экономики еврозоны может оказаться очень умеренным.

Leave a Comment

To Top