«Русские нас обыграли». Какое эмбарго страшнее нефтяного — zod-al.ru

МОСКВА, 24 мая — ПРАЙМ, Олег Кривошапов. Ядерная энергетика Европы и США критически зависит от сотрудничества с «Росатомом», в том числе — от поставок российского урана. Как это удалось сделать и сможет ли нынешнее санкционное противостояние изменить ситуацию, разбирался «Прайм». Почему укрепление рубля вредно и скоро закончится

УРАНОВАЯ ЗАВИСИМОСТЬ

Европа, как сообщает RT со ссылкой на немецкий телеканал N-TV, зависит от поставок обогащенного урана в еще большей степени, чем от нефти и природного газа. Около 40% ядерного топлива, поступающего в ЕС, закупается в России и Казахстане.

При этом из России страны объединения получают не только сырье, но и технологии. «Кремль инвестировал миллиарды в совершенствование технологического процесса обогащения урана и смог добиться успеха: российские установки считаются одними из лучших в мире», — констатирует N-TV.

Кроме того, в 18 странах ЕС находятся российские ядерные реакторы, в том числе два — в Болгарии, шесть — в Чехии, два — в Финляндии, четыре — в Венгрии и четыре — в Словакии.

«Росатом», как отмечает немецкий телеканал, до сих пор не попал под санкции, введенные «коллективным Западом», хотя российский госконцерн представляет собой заманчивую мишень для ограничений.

ЧЕМПИОН

Российскую госкорпорацию «Росатом» можно назвать безусловным чемпионом в глобальной ядерной энергетике. Компания способна предоставлять технические знания, обогащенное топливо и оборудование для ядерных реакторов по всему миру, отмечается в материалах американского отраслевого издания «Бюллетень ученых-атомщиков». И усилия по ограничению доступа России к международным рынкам ставят под вопрос жизнеспособность текущих контрактов, государственных лицензий и финансовых инструментов, связанных с российским ядерным экспортом.

В то же время, санкционное давление на Россию высветило проблему невозможности диверсифицировать источники энергии в Европе. При этом доминирование России на рынке ядерной энергии сохранится, по крайне мере, в краткосрочной перспективе, делают вывод авторы «Бюллетеня».НАТО на грани раскола: к чему готовят Россию

Одна из ключевых причин — нежелание США и ЕС применять санкции именно к российской атомной энергетике. Несмотря на первоначальные сигналы администрации действующего главы Белого дома, «Росатом» до сих пор не подвергся явным ограничениям. А ЕС, как сообщило в конце апреля издание Politico со ссылкой на нескольких европейских дипломатов, лишь рассматривает возможность введения санкций против импорта урана из России.

ЗАВИСИМОСТЬ

И такое развитие событий свидетельствует о явной зависимости США и ЕС от российского ядерного топлива. По данным Федеральной торговой комиссии США, в 2019 году Россия была лишь двадцатым по объемам поставщиком импортных товаров в США. Наиболее существенной товарной категорией, на сумму 13 млрд долларов, было топливо, включая уран и обогащенное ядерное топливо. По данным Управления энергетической информации, в 2020 году на долю российского урана приходилось 16% в общем объеме закупок этого топлива за рубежом для атомных электростанций США.

Старший советник Министерства энергетики США Кэтрин Хафф признала, что для отказа от российских услуг по обеспечению ураном и связанным с ним ядерным топливом потребуется финансирование в размере не менее 1 млрд долларов. ЕС сталкивается с аналогичной сложностью: регион импортирует почти весь используемый уран. И около 20% поступает из России, что делает страну вторым по величине поставщиком в Европу после Нигера.

ВЫСОКОПРОБНОЕ ТОПЛИВО

Для усовершенствованных ядерных реакторов, которые, как ожидается, будут запущены примерно в 2028 году, потребуется высокопробное низкообогащенное урановое топливо (HALEU), с более высоким содержанием легко делящегося изотопа урана-235, чем сейчас используется на коммерческих ядерных реакторах. «Росатом» в настоящее время является единственным надежным коммерческим поставщиком HALEU в мире, а компании из других стран, по всей видимости, будут готовы поставлять такое топливо только спустя годы, делают вывод авторы статьи в «Бюллетене ученых-атомщиков».

Большинство стран и компаний продолжают сотрудничество с российской атомной отраслью. Их контракты охватывают многие аспекты строительства, эксплуатации и технического обслуживания атомных электростанций.

Исключение составляют Швеция и Финляндия, стремящиеся в НАТО. В обеих странах после начала 24 февраля специальной военной операции (СВО) ясно дали понять, что не намерены развивать сотрудничество с Россией в ядерной энергетике, а от действующих контрактов намерены отказаться.

Однако многие действующие члены военного альянса, такие как Словакия, Венгрия и Турция, продолжают работать с «Росатомом». В этих странах размещены ядерные реакторы российского производства, использование на которых альтернатив ядерному топливу из России как минимум затруднительно, если вообще возможно.

ОСОБЫЙ СЛУЧАЙ

Отдельного внимания в связи с этим заслуживает Венгрия. Хотя оппозиционные партии страны призвали премьер-министра Виктора Орбана отменить сделку с «Росатомом» примерно на 12,5 млрд евро (13,84 млрд долларов), министр иностранных дел Петер Сийярто объявил, что этого не будет. Сделка включает строительство еще двух реакторов на заводе в Пакше, которые заменят мощности существующих блоков. Два нынешних реактора должны быть остановлены в период с 2032 по 2037 годы.Запад меняет отношение к покупке нефти и газа у России

Существующая электростанция мощностью 2 ГВт, состоящая из двух реакторов типа ВВЭР (водо-водяной энергетический реактор) российского производства, обеспечивает около половины производства электроэнергии в Венгрии и в основном финансируется за счет российского государственного займа. Уже после начала военной операции, 7 апреля, Венгрия получила из России первую партию ядерного топлива для АЭС «Пакш».

При этом венгерское предприятие зависит не только от российского ядерного топлива: у страны уже есть контракты на расширение объекта и финансирование проекта с Россией.

ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ЗАЙМЫ

Это обстоятельство выдвигает на передний план еще одну традиционную силу российской атомной отрасли, отмечают специалисты. Это государственное финансирование. В течение многих лет российские компании обыгрывали конкурентов и заключали выгодные сделки благодаря своим финансовым предложениям, которые поддерживает государство.

Финансовые возможности, заложенные в российской стратегии «ядерного экспорта», в полной мере касаются атомной электростанции «Аккую» в Турции. В отличие от Финляндии, Венгрии, Словакии и США, партнерство России с Турцией предполагает продолжающееся строительство атомной электростанции стоимостью около 22 млрд долларов. («Росатом» построит четыре реактора ВВЭР-1200 поколения 3+ мощностью 1,2 ГВт каждый.) Станция должна обеспечивать 10% годовой потребности Турции в электроэнергии. При этом первый реактор находится в стадии монтажа и должен быть введен в эксплуатацию в 2023 году, а к 2026 году последуют остальные три агрегата.

Среди банков, финансирующих сотрудничество с Турцией в области ядерной энергетики, выделяются Сбербанк и Совкомбанк, против которых США и их союзники ввели санкции. Однако сейчас, как признают американские специалисты-атомщики, пока не ясно, как ограничения влияют на способность этих финансовых учреждений выполнять соглашения по проектному финансированию.

МАСШТАБЫ ПОСЛЕДСТВИЙ

В Индии, которая не ввела против России никаких санкций, находятся два построенных «Росатомом» реактора («Куданкулам» 1 и 2). Российская сторона поставляет обогащенное топливо и запасные части для этой площадки, на которой ведется строительство еще четырех реакторов.

Индийские проекты российской госкомпании представляют собой наглядный пример того, какими могут быть масштабы последствий в случае разрыва связей с «Росатомом» и/или российскими финансовыми структурами. Если допустить, что сотрудничество Нью-Дели с «Росатомом» прервется, целых четыре индийских реактора вполне могут стать бесхозными активами. Они также могут стать источником миллионов долларов упущенной выгоды, не говоря уже о вторичных последствиях, связанных с задержкой снабжения электричеством населения и предприятий. Учитывая эти последствия, вполне вероятно, что большинство стран с российскими реакторами продолжат сотрудничество с Росатомом в ближайшее время, а возможно, и дольше, резюмируют авторы «Бюллетеня ученых-атомщиков».

Более того, Россия, вполне вероятно, попробует убедить страны, с которыми она сотрудничает в ядерной области, разработать механизмы оплаты в рублях, как это уже произошло в случае с поставками в Европу природного газа, допускают эксперты. Получается, что Россия таким образом обыграла всех — запретить ее «мирный атом» не удастся даже при большом желании.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий