Турецкий гамбит. Почему «Голубой поток» стал никчемным и выходит из игры — zod-al.ru

МОСКВА, 13 июл — ПРАЙМ, Валерия Кузнецова. Трубопровод «Голубой поток», поставляющий русский газ в Турцию, не был вновь запущен опосля технического обслуживания в мае и остается простаивающим. По инфы Reuters, Анкара заменила поставки от «Газпрома» повышением закупок СПГ. Источники агентства говорят, что дата перезапуска газопровода неведома, да и необходимости в этом нет, так как Турции хватает размеров, поставляемых по «Турецкому сгустку».

СТЕЧЕНИЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ

На падение спроса на русский газ в Турции воздействовали две группы причин – неизменные и временные, считает аналитик ГК «Финам» Алексей Калачев. «К неизменным относится политика диверсификации источников газа, которую поочередно поводит Турция в целях обеспечения энергетической сохранности. В итоге «Газпром» уже навряд ли будет главным поставщиком газа в страну», — считает он.

В прошедшем году Турция получила от «Газпрома» только около 15 миллиардов кубов газа. Это приблизительно равно всей мощности «Голубого потока» либо турецкой нити «Турецкого потока», но в два раза меньше, чем оба эти газопровода.

При всем этом в 2019 году Турция импортировала 12,9 миллиардов кубов в виде СПГ. «Наикрупнейшим поставщиком был Алжир, который поставил в Турцию 5,8 миллиардов кубометров газа. 2-ое пространство меж собой делят Катар и Нигерия – по 2.5 миллиардов кубов. На 3-ем месте – США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке), они поставили в Турцию 1,2 миллиардов кубов СПГ. Приблизительно таковой толика на турецком рынке сохраняется и на данный момент», — поделился данными эксперт денежного института, аналитик фонда государственной сохранности Игорь Юшков.

На этот тренд наложились временные причины – осязаемый спад в экономике Турции, теплая зима, а в этом году – к тому же эпидемия COVID-19, отмечает Калачев. Разумеется, что спрос на природный газ резко снизился. «Не считая того, пока на спот-рынке держатся низкие цены, пользователи предпочитают создавать припасы в вред наиболее драгоценным длительным договорам», — добавляет Калачев.

КОНКУРЕНТЫ В ИГРЕ

Русский газ стал проигрывать соперникам и в стоимости. Брать газ на спотовом рынке сделалось существенно прибыльнее, считает Юшков.  «В 2019 году у Турции возникло несколько газовых альтернатив — был достроен идущий из Азербайджана через Грузию и Турцию к греческой границе Трансанатолийский газопровод (TANAP), и в том же году в мире было введено рекордное количество СПГ-заводов, сжиженный газ подешевел», — разъясняет он.

«Мы помним, что в мае и апреле значительно свалилась стоимость на нефть. А потому что русские газовые договоры привязаны к цены нефти, весенняя просадка отразится на цены газа уже данной в осеннюю пору. Потому, я считаю, Турции есть смысл не отбирать газ на данный момент, а немножко подождать», — отмечает Юшков.

ЦЕНОВОЙ ВОПРОС

Обычный «Голубого потока» с мая, по всей видимости, вызван и ценовыми разногласиями с турецкими пользователями, считает Калачев.

«При излишке газа на турецком газовом рынке и низких ценах на рынке спот, чтоб возобновить поставки газа по «Голубому сгустку», возможно, «Газпрому» необходимо предложить доп скидки к стоимости, но не факт, что это будет экономически оправдано, беря во внимание падение размеров», добавляет он.

Броско, что у ряда турецких компаний в этом году завершаются договоры с «Газпромом». Юшков подразумевает, что Турция таковым образом может преднамеренно стимулировать определенный конфликт (наиболее острый способ разрешения противоречий в интересах, целях, взглядах, возникающий в процессе социального взаимодействия).

Семь личных турецких компаний, которые взяли на себя обязательство брать огромные объемы газа у «Газпрома» по длительным договорам «бери-или-плати» (take-or-pay), задолжали русской компании порядка $2 миллиардов. По итогам 2019 года турецкие импортеры избрали наименее 15% общего контрактного размера 10 миллиардов кубов.

«На данный момент «Газпром» винит их в том, что они не избрали законтрактованные объемы газа и при всем этом не оплатили по условиям контракта. Может быть, турки полностью сознательно пошли на этот шаг и сейчас в рамках переговорах по продлению либо по заключению новейших договоров, будут торговаться в критериях назревшего конфликта», — считает Юшков.

Управляющий Аналитического центра энергетической политики и сохранности Института заморочек нефти и газа РАН (Российская академия наук — государственная академия наук, высшая научная организация Российской Федерации, ведущий центр фундаментальных исследований в области естественных и общественных наук) Алексей Мастепанов держится такового же представления. Общая тенденция времени сводится к тому, что клиент стремится пересмотреть договор в свою пользу, и у него все есть основания для этого.

«Что касается Турции, тут есть весьма много вариантов. Например, они будут пробовать поменять уровень «бери-или-плати», а могут и на сто процентов попробовать избавиться от этого условия в том случае, если они убеждены, что ситуация приоритета спроса на предложением сохранится еще на 10 лет», — рассуждает Мастепанов.

Он также выделил, что общая просадка употребления энергии в мире посодействует Турции в ведении переговоров. В критериях сурового превышения предложения над спросом клиент будет стараться приобрести хоть какой продукт прибыльно для себя.

ВСЕ ОБРАЗУЕТСЯ

В отношении перспектив трубопровода специалисты придерживаются различных оценок. Мастепанов подразумевает, что эксплуатация «Голубого потока» в режиме маленьких поставок дороже, чем просто остановка прокачки газа по трубе. К тому же, те объёмы газа, которые Турция покупает у Рф, можно поставить, используя лишь «Турецкий поток».

«Тут нет каких-либо жареных сенсаций, всего-навсего экономический расчет. Что прибыльнее, держать в эксплуатации две трубы и обе употреблять на 10-15 процентов либо употреблять одну большей загрузки, а вторую временно отключить?» — рассуждает Мастепанов.

В свою очередь, Калачев напомнил, что опосля того, как эпидемия и спад в экономике будут преодолены, спрос начнет восстанавливаться. В длительном плане нет колебаний, что тренд на рост употребления природного газа будет длиться и в мире, и в Турции, уверен он.

По его словам, ни о каком демонтаже труб не может идти речи. «Не то, что разбирать, а даже консервировать на долгий срок этот трубопровод не придется. Максимум – это уменьшить объемы прокачки в согласовании с текущими продажами либо остановить работу газопровода. С ростом употребления газа его мощности опять станут нужны через некое время», — заключает он.