Белорусские анонсы (Белоруссия): режиму Лукашенко вновь угрожают западные санкции. Либо не угрожают? — zod-al.ru

«Точное послание для Лукашенко и его номенклатуры»

Вот уже наиболее 2-ух десятилетий практически любая электоральная кампания в Белоруссии данная тема опять актуализировалась в связи с масштабными репрессиями против оппонентов Александра Лукашенко. 9 июля в Европарламенте дискуссировалось положение дел в Белоруссии намедни президентских выборов. Обсуждение предварял специально приготовленный верховным представителем ЕС по зарубежным делам и политике сохранности Жозепом Боррелем доклад. В нем был обозначен ряд претензий к белорусским властям: преследования и аресты штатских активистов и оппозиционных кандидатов, нарушения прав человека.

Хотя некие заслуги в европейско-белорусских отношениях и были отмечены, но вкупе с тем прозвучало предупреждение, что последующие отношения Минска и Брюсселя будут зависеть от проведения в Белоруссии президентских выборов. Евродепутаты, как обычно, заняли еще наиболее твердую позицию. Большая часть из их подвергло критике складывающуюся ситуацию, при этом в качестве 1-го из рычагов действия на белорусский режим именовалось введение санкций.

Так, представитель Литвы Андрюс Кубилюс предложил навести «точное послание для Лукашенко и его номенклатуры: если 14 июля оппозиционные кандидаты не будут зарегистрированы, если политзаключенные и кандидаты не будут освобождены, если людей на улицах как и раньше будут преследовать и запугивать, то будут санкции, индивидуальные санкции».

14 июля Центризбирком не зарегистрировал 2-ух самых харизматичных и фаворитных оппонентов Лукашенко в данной нам кампании — Виктора Бабарико и Валерия Цепкало. Евросоюз отреагировал новеньким заявлением Жозепа Борреля, но термин «санкции» в этом заявлении не употреблялся.

Санкции: за и против

Дискуссия о использовании санкционного подхода в белорусском случае ведется уже без малого четверть века. За эти годы он применялся не один раз, но оснований считать его действенным так и не возникло — кардинальных перемен во внутренней политике Белоруссии не вышло.

Можно, естественно, считать, что в отсутствие такового давления обстановка в стране была бы еще ужаснее. Не считая того, эти акции свидетельствовали о моральной поддержке со стороны Запада. Но со временем это становилось все наименьшим утешением для демократических сил в стране. Имунности Минска к санкциям содействовала, непременно, большущая финансовая и политическая поддержка Москвы. Конкретно это дозволяло белорусскому управлению не бояться никаких суровых негативных последствий западного недовольства.

Конструктивно настроенные представители оппозиции повсевременно утверждали, что всему виной недостающая твердость вводившихся санкций. Мол, полное прекращение торговых отношений с Белоруссией привело бы к массовому недовольству населения и, как следствие, к неминуемому падению режима.

Но в те годы у Рф хватило бы способностей для оказания Минску и доборной помощи. К тому же национальное самосознание главный массы населения Белоруссии очевидно уступало его вещественной заинтригованности. Так что даже в случае смены власти к ней с большенный вероятностью пришли бы обещавшие скорейшее увеличение уровня жизни. А так как реально в некий мере это могла обеспечить лишь Москва, то нехорошие последствия для суверенитета могли быть неизбежны.

Какой путь выберут Брюссель и Вашингтон?

КонтекстNewsweek Polska: люди поняли, что Белоруссия Лукашенко — большенный мыльный пузырьNewsweek Polska15.07.2020TUT: твердая стычка с ОМОНом и задержания в МинскеTUT.BY15.07.2020БН: Лукашенко предпочел не рисковатьБелорусские анонсы15.07.2020

Сейчас обстановка в стране и вокруг нее значительно поменялась. До этого всего, очевиден приметный рост государственного и политического самосознания людей, о чем, в частности, свидетельствует их активность в процессе проходящей избирательной кампании.

Дальше, в силу разных событий у Рф очень сократились ресурсы для оказания помощи «основному союзнику». Ну и такое желание ослабело, о чем гласит отказ восполнить последствия налогового маневра, пересмотреть стоимость на газ на сегодняшний год и прочее. В то же время у Кремля резко возросли имперские аппетиты. Совсем разумеется, что дорожные карты «углубления интеграции» в конечном счете нацелены если не на формальную, то на фактическую инкорпорацию нашей страны. Белорусское управление таковая перспектива не устраивает, потому что ведет к утрате им императивных возможностей, и оно будет сопротивляться. Непонятно только, до каких пор, так как на данный момент та же угроза возникает изнутри. А долголетняя практика показала, что в таком случае режим готов к хоть каким мерам, при этом беспокойство из-за вероятного недовольства Запада отходит на задний план.

Тогда перед крайним вновь встанет санкционная проблема. Сейчас, когда и у Евро союза, и у Соединенных Штатов огромное количество собственных сложнейших заморочек, Белоруссия чуть ли будет в центре их внимания.

К тому же в Вашингтоне и Брюсселе понимают, что, невзирая на улучшение отношений, если от белорусских властей будет нужно конкретный выбор, он будет в пользу Москвы. В этих критериях на Западе навряд ли захочут занимать серьезную позицию. И поэтому меры, быстрее всего, будут ограничены кое-чем вроде введения визовых запретов для некоторых персон. При этом чуть ли этот перечень будет включать в себя 10-ки тыщ членов избирательных комиссий, к чему уже призывают некие противники режима.

А вот с учетом того, что рост политической активности белорусов произошел при резком сокращении западной поддержки штатского общества, ЕС и США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) могут в этом плане возвратиться к стратегии прежних лет и усилить такую поддержку.