Biznes Alert (Польша): война за воду в Крыму обошлась бы Рф весьма недешево — zod-al.ru

Интервью с аналитиком варшавского Центра восточных исследовательских работ Кшиштофом Нечипором (Krzysztof Nieczypor).

Biznes Alert: В Крыму недостаток воды? Почему ведутся дискуссии о гидрологическом упадке?

Кшиштоф Нечипор: Официальные данные свидетельствуют, что ситуация с припасами воды в Крыму на данный момент весьма непростая. В начале июля в крымских водохранилищах было приблизительно 82 миллиона кубометров воды. Для сопоставления, годом ранее, когда гидрологическую ситуацию уже называли сложный, там находилось приблизительно 200 миллионов кубометров воды. Означает, за год припасы уменьшились наиболее чем в два раза.

Крымское управление раз в год докладывает о трудностях, связанных с отсутствием достаточных припасов воды. С каждым годом неувязка наращивается, а усилия, направленные на то, чтоб поменять ситуацию, не приносят ожидаемых эффектов.

Все дело в 2-ух факторах. 1-ый — это перекрытие Северо-Крымского канала, по которому шла вода из Днепра. По этому маршруту в Крым поступало 85% использующейся там воды. 2-ой фактор — это конфигурации атмосферного климата и погодные аномалии. Ранее припасы воды формировались за счет вешнего таяния снегов в горах на юге полуострова, вода попадала в реки, а далее — в водохранилища. В этом году снега в горах фактически не было, потому в весеннюю пору русла рек не заполнились. Усугубили ситуацию высочайшие температуры и маленькое количество осадков в следующие месяцы.

КонтекстMDR: Наша родина решит делему воды в Крыму военными способами?Mitteldeutscher Rundfunk29.07.2020Возобновление подачи воды в Крым: детали, которые упускаются (Обозреватель)Обозреватель09.07.2020Обозреватель: Крым задыхается без воды, у Украины есть джокер для КремляОбозреватель16.06.2020

— Какие шаги решала в крайние годы Наша родина, чтоб Крым мог жить без воды из Днепра?

— Опосля перекрытия Северо-Крымского канала россияне начали реализацию федеральной мотивированной программки, нацеленной на поиск кандидатуры поставкам воды с Украины. Предполагалось, что в период с 2015 до 2020 года на нее направят приблизительно 65,7 млрд рублей. За эти средства на полуострове собирались сделать 69 таковых гидрологических объектов, как водохранилища, водопроводы либо артезианские скважины. Ожидаемых эффектов программка не отдала. Млрд рублей уже потрачены, а ситуация с водой становится все наиболее сложной. В этом году было принято решение довести размер финансирования до 87,5 млрд рублей, а сразу уменьшить число объектов до 21 и продлить сроки реализации инвестиций до 2022 года.

Россияне в итоге взялись за самые обыкновенные, менее дорогостоящие, но при всем этом менее действенные проекты, то есть создание артезианских скважин и {наполнение} водоемов водой из их. В короткосрочной перспективе это даст итог, но в длительной — обернется трагическими последствиями для всей крымской экосистемы. Общее бурение артезианских скважин приводит к снижению уровня грунтовых вод и засолению почв. В будущем эти земли недозволено будет употреблять в сельскохозяйственных целях. При всем этом россияне за 5 лет не смогли оценить объемы подземных припасов воды, которые они могли бы употреблять.

Русские СМИ (Средства массовой информации, масс-медиа — периодические печатные издания, радио-, теле- и видеопрограммы) весьма нередко пишут о различных концепциях обеспечения Крыма аква ресурсами. Они часто докладывают о том, что найден безупречный способ ублажения гидрологических потребностей региона. Уже говорилось о строительстве опреснительных установок по примеру Израиля либо Саудовской Аравии (их упоминал во время собственного первого визита в Крым в 2014 году русский премьер Дмитрий Медведев), о прокладке водопровода через Керченский пролив на Кубань, даже о подземном водопроводе, по которому бы шла вода из Дона. Не так давно стали дискуссировать идею использования самолетов, «бомбардирующих» облака йодистым серебром и таковым образом вызывающих дождик. Дискуссий много, но на их все обычно и завершается. Дело в том, что эти проекты сложны с логистической точки зрения и требуют вложения огромных средств. Не считая того, подача воды с Кубани, которая сама мучается от недостатка аква ресурсов, кажется не самой успешной мыслью.

— Как к дилеммам с водой в Крыму относится Украина? В начале года возникли сообщения, что она разглядывает возможность начать коммерческие поставки на захваченный полуостров. Это настоящий план?

— Да, опосля собственного предназначения новейший глава правительства Денис Шмыгаль на публике заявил о таковой способности. О том же гласил председатель партии «Слуга народа» Давид Арахамия. Это была форма прощупывания представления общественности и ее реакции на таковой сценарий. Такие планы появились поэтому, что Наша родина старалась увязать вопросец урегулирования ситуации в Донбассе с поставками воды в Крым. Следует выделить, что девиз о установлении мира в Донбассе был одним из центральных в кампании президента Зеленского.

Украинское управление решило рискнуть и проверить, как отреагирует общество. Но, реакция оказалась прогнозируемой: у строения украинского парламента и кабинета президента начались протестные акции. В итоге Зеленский был в некий мере обязан заявить, что поставки воды в Крым возобновятся лишь тогда, когда захваченный полуостров возвратят Украине. Тем временем возникли идеи, к примеру, о приватизации Северо-Крымского канала, которая отдала бы возможность управлять им личной кампании без роли украинского страны. Пока к данной для нас теме не ворачиваются, теорию в жизнь не вводят.

— Развязывание войны за воду в Крыму — это настоящая перспектива?

— В собственных активных попытках склонить Украину поменять позицию по вопросцу поставок воды Наша родина употребляет международные организации, в первую очередь ООН. В эту стратегию вписывается, к примеру, письмо депутата Госдумы и бывшего прокурора Крыма Натальи Поклонской верховному комиссару Организации Объединенных Наций. Она винит украинские власти в том, что они преднамеренно спровоцировали гуманитарный кризис в Крыму, и именует их деяния бесправными, подчеркивая, что Днепр — интернациональная река, исток которой находится в Рф. Этот аргумент принадлежит не Поклонской, Владимир Жириновский, скандальный глава ЛДПР (Либерально-демократической партия России — официально зарегистрированная политическая партия в Российской Федерации), уже несколько годов назад призывал перенаправить воды Днепра на русской стороне так, чтоб они попадали в Дон. Интернациональной поддержкой Рф заручиться, но, не удалось, Запад давления на Украину по этому вопросцу пока не оказывает.

Последующий элемент в стратегии переубеждения Киева — запугивание военным конфликтом и силовым захватом Каховского водохранилища, из которого выходит Северо-Крымский канал. На данную тему не так давно высказывались высокопоставленные отставные военные с Украины и из США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке). Операция могла бы начаться под прикрытием масштабных военных учений «Кавказ-2020», запланированных на сентябрь. Со стратегической точки зрения подобные деяния исключить недозволено. Вторжение в Грузию в 2008 году предварялось конкретно таковыми маневрами. Риск вторжения постоянно увеличивается, когда в Рф осложняется внутриполитическая обстановка, а рейтинг президента Путина указывает, что на данный момент русские власти находятся не в самом удобном положении.

Военная операция, по всей видимости, могла бы заключаться в захвате Каховского водохранилища, которое находится приблизительно в 100 километрах от Перекопского залива и в 400 — от Донбасса. К такому наступлению придется подключить все виды войск, в этом плане оно бы различалось от аннексии Крыма, где ведомую роль взяли на себя силы специального предназначения и ВДВ (Воздушно-десантные войска — род войск, предназначенный для боевых действий в тылу противника). Наиболее того, Рф придется учесть, что она столкнется с украинской армией, которая находится уже не в таком состоянии, как в 2014 году. С того времени там провели основательную модернизацию, а военные получили боевой опыт в Донбассе. Все это указывает, что силовая операция остается под вопросцем: россияне могут решить, что возможная выгода не перевесит издержек.

Сходу же запустить Северо-Крымский канал нереально. По различным подсчетам, на это может потребоваться несколько месяцев. Не считая того, вся инфраструктура находится в нехорошем состоянии: канал не модернизировали с русских времен, до 50% воды «пропадает» по пути транспортировки. Так что сам по для себя захват Каховского водохранилища и канала — только половина дела. 2-ая половина — это ввод его в эксплуатацию. Проведение военной операции — непростая задачка, так что, принимая во внимание все причины, непонятно, совладала ли бы с ней Наша родина.

Россияне рассчитывают, что провоцируя напряженность и запугивая вторжением, они склонят украинское управление пойти на уступки либо спровоцируют публичные кавардаки и новейший майдан. Москва желает, чтоб Украина была слабеньким, расколотым, нестабильным, неспособным обороняться и принимать решения государством, как в начале 2014 года. Тогда Наша родина получит шанс провести операцию, аналогичную крымской, либо достигнуть прихода к власти пророссийских сил, которые возобновят поставки воды в Крым. Но пока перспектив претворения в жизнь такового сценария нет, а сама Украина искусно употребляет русские опасности для убеждения Запада в том, что политику санкций и изоляции Рф необходимо сохранить. Если посмотреть на ситуацию обширнее, можно сказать, что от роста напряженности и запугивания войной выигрывают обе стороны.

В контексте поставок воды с Украины следует направить внимание еще на один элемент русского дискурса. Крымские политики, к примеру, председатель Муниципального совета Крыма Владимир Константинов, молвят, что даже если украинцы откроют канал, россияне не будут воспользоваться им по двум причинам. Во-1-х, они будут бояться предумышленного отравления воды, а во-2-х… они не станут сотрудничать с террористами. Такие выражения носят пропагандистский нрав и имеют не достаточно общего с настоящим положением дел, но они демонстрируют, как Наша родина подступает к данной для нас дилемме.