CNN (США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке)): Наша родина, Соединенные Штаты и общедоступная вакцина от covid-19 — zod-al.ru

В четверг, 16 июля, бюрократы служб сохранности 3-х государств сказали нам, что русские хакеры пробовали взломать системы организаций, занимающихся созданием вакцины от covid-19, в Соединенных Штатах, Канаде и Соединенном Царстве.

На 1-ый взор это показалось обычной историей в духе прохладной войны со всеми обычными участниками — не хватало разве что Джеймса Бонда. В ней присутствовали все классические элементы: скрытая группа русских взломщиков APT29, которую также время от времени именуют Cozy Bear, — конкретно эту группу винят в хакерских атаках на системы государственного комитета Демократической партии в преддверии президентских выборов 2016 года, — а также решительные опровержения со стороны Кирилла Дмитриева, возглавляющего Русский фонд прямых инвестиций (РФПИ), который вложил свои средства в разработку как минимум одной вакцины. «Обвинения… касательно хакерских атак на западные лекарственные компании — это попытка запятнать российскую вакцину», — произнес он.

Дмитриев, который обучался в Стэнфорде и Гарвардской школе бизнеса попробовал отстоять невиновность Рф, заявив в пятницу, 17 июля, о том, что английская лекарственная компания AstraZeneca, работающая над «оксфордской вакциной», уже отдала согласие на создание данной нам вакцины в Рф — одной из компаний, которая пользуется поддержкой РФПИ. Меж тем Дмитриев также произнес, что он считает российскую вакцину наиболее действенной — так действенной, что он сам и его престарелые предки уже привились ей.

Тем не наименее, Дмитриев настаивает, что в данной нам истории странам придется «избрать сторону», другими словами им придется решить, какой продукт они будут закупать для вакцинации населения. С его точки зрения, на данный момент речь идет о гонке сверхдержав, в которой участвуют Соединенные Штаты, Китай, Соединенное Царство и, очевидно, Наша родина.

Таковой подход к господству на рынке перекликается с озвученным в марте предложением Дональда Трампа заплатить «огромную сумму средств» одной германской компании, чтоб первым застолбить право на ее вакцину-кандидата. Либо с его недавнешними попытками создать так, чтоб фактически общедоступный ремдесивир, который Управление по контролю свойства пищевых товаров и фармацевтических средств разрешило применять в критических вариантах для исцеления covid-19, достался основным образом янки.

Тем не наименее, напористое требование Дмитриева «избрать сторону» и трамповский подход «скупаем все» основаны на неправильных предпосылках. Какой бы до необычного успокаивающей либо как минимум знакомой ни была история о сверхдержавах, стремящихся к мировому господству, она не вписывается в действительность мед исследовательских работ и открытий. Успехи в области медицины посодействовали спасти бессчетное количество жизней, заработать млрд баксов и прославить 10-ки ученых. Но, в отличие от гонки вооружений либо галлактической гонки, в которых было всего два конкурента с глубокими кармашками и рвением надзирать весь мир, в мед сфере в гонке постоянно воспринимает роль огромное количество компаний, государств и интернациональных организаций. И они все безизбежно могут и будут просить, заимствовать и воровать заслуги друг у друга.

Вы не можете вспомянуть примеры конкурирующих коммерческих компаний, пытавшихся «отхватить кусочек пирога», когда была сотворена атомная бомба либо когда в космос отправился «Меркурий-1». Но в мед мире они есть. И их весьма много.

Вспомяните таковой продукт, как антидепрессант Прозак (флуоксетин), который возник в 1980-х годах и стал одним из первых фармацевтических препаратов, позволивших заработать млрд баксов. В течение пары лет он был единственным легкодоступным продуктам в собственном классе, но потом рынок подтянулся, и генерические препараты стали быстро захватывать свою долю. То же самое случилось и со статинами. И антибиотиками. И снотворными продуктами. И с продуктами от изжоги. Да, 1-ый одобренный продукт в собственном классе приносит 1-ый млрд баксов, но позже к данной нам игре присоединяется огромное количество остальных участников.

Естественно, острая потребность в разработке вакцины от covid-19 и в том, чтоб как можно быстрее ввести эту вакцину миллионам людей, в неком смысле меняет ситуацию. К 15 июля у нас было уже 23 вакцины, которые проходят клинические тесты на людях, и еще 140 вакцин, находящихся на разных стадиях доклинических исследовательских работ, о чем сказала Глобальная организация здравоохранения.

Беря во внимание текущий кризис публичного здравоохранения, необходимость извлечь политическую выгоду из сложившейся ситуации и наше хронически несбалансированное восприятие рисков и полезности, почти все из этих вакцин, скорее всего будут одобрены либо как минимум получат разрешение на критическое применение от Управления по контролю за качеством пищевых товаров и фармацевтических препаратов. Не считая того, в Рф и неких остальных странах действует наименее строгая система выдачи разрешений. По словам Дмитриева, меж первой фазой клинических испытаний русской вакцины и началом массового внедрения данной нам вакцины в Рф пройдет всего несколько месяцев — невиданная скорость по меркам Запада. Схожий подход просматривается в долгой истории разработки остальных препаратов, которые используются в отчаянных ситуациях, в особенности в лечении (процесс для облегчение, снятие или устранение симптомов и заболевания) онкологических болезней, когда границы стают проницаемыми и когда лекарства, одобренные в одной стране, стремительно попадают в последующую.

КонтекстBloomberg: русская элита получает вакцину от covid-19 с апреляBloomberg20.07.2020ЕП: для чего русские хакеры взламывают лаборатории, изучающие covid-19Європейська правда20.07.2020

Такие неповторимые условия, быстрее всего, приведут к тому, что огромное количество вакцин так либо по другому станут доступными. Оценка их эффективности будет связана с определенными трудностями и станет предметом для огромного количества споров посреди профессионалов, но, если нам повезет, эффективность первого поколения вакцин от covid-19 будет 50-60%, что сопоставимо с эффективностью вакцины от гриппа в удачные годы. Будем возлагать, что побочные эффекты тоже окажутся умеренными хотя новейший продукт компании Moderna, который в скором времени перейдет на третью фазу клинических испытаний, в 21% случаев вызывает «томные побочные эффекты», включая сильную вялость, мигрени и озноб.

И мы еще даже не начинали дискуссировать вопросец о повторной вакцинации и разбираться в том, как неопасно и лучше вводить поначалу одну вакцину (например, оксфордскую), а потом другую (например, вакцину компании Moderna) в надежде получить наиболее крепкий иммунитет.

Полагаю, что весьма скоро мы перейдем на шаг всеобщей доступности вакцин при том, что предпочтения будут основаны на очень ограниченной инфы. Недавнешние «дебаты» касательно эффективности гидроксихлорохина в лечении (процесс для облегчение, снятие или устранение симптомов и заболевания) covid-19 померкнут в сопоставлении с «общенациональными обсуждениями» — не подкрепленными значимым массивом данных и исполненными личными представления отдельных людей, — которые весьма скоро начнутся.

Остается неясным, какую информацию смогли добыть русские хакеры в ходе собственной предполагаемой атаки, если она совершенно была. Беря во внимание неминуемую неурядицу, которая ожидает нас впереди, находить начальную точку ради каких-либо разъяснений просто не имеет смысла — по последней мере с точки зрения денежной выгоды либо исходя из убеждений спасения жизней. Тем не наименее, рвение доминировать, озвученное Трампом и Дмитриевым, делает вероятные предпосылки хоть какого потаенного вторжения полностью явными. Тут идет речь не столько о том, чтоб спасти мир, создав вакцину, сколько о том, чтоб обогнать конкурента и забрать домой золотую медаль.