Cumhuriyet (Турция): модель «3+3» для Кавказа — zod-al.ru

В Сирии Турция и Наша родина «сотрудничают и соперничают», а в Ливии находятся «в поисках конкуренции и сотрудничества». Темное море — регион, где на фронтальный план также выходит сотрудничество. Но Украина — площадка, где две страны размещаются на обратных фронтах. Кавказ же — один из регионов, где интересы расползаются.

Газопроводы, атомная электростанция, система противоракетной обороны, туризм, торговля сельскохозяйственной продукцией — сферы сотрудничества Турции и Рф. Меж тем такие вопросцы, как Айя-София и канал «Стамбул», являются возможными неуввязками, которых пока избегают.

Это вступление мы сделали для того, чтоб проанализировать подходы Анкары и Москвы к азербайджано-армянскому конфликту (Конфли?кт — наиболее острый способ разрешения противоречий в интересах, обычно сопровождающийся негативными эмоциями, выходящий за рамки правил и норм) на границе.

Американофилы указывают на Россию

В турецких СМИ (Средства массовой информации, масс-медиа — периодические печатные издания, радио-, теле- и видеопрограммы) этот крайний конфликт (наиболее острый способ разрешения противоречий в интересах, целях, взглядах, возникающий в процессе социального взаимодействия) в большей степени истолковывается как сигнал Москвы в адресок Анкары. Также заметим, что такие комменты в основном исходят от кругов, ратующих за возобновление турецко-американского сотрудничества.

С того времени как Эрдоган и Трамп достигнули договоренности о «совместной работе» в Ливии, эти круги начали громозвучно отстаивать тезис о том, что в интересах Турции вести взаимодействие с США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке), а не с Россией, и сейчас они, разжигая «национальные чувства», откровенно провоцируют враждебность в отношении Рф и Армении.

Вещественной основой, которая дозволяет сиим комментаторам ссылаться на Россию, будет то, что крайний конфликт (наиболее острый способ разрешения противоречий в интересах, целях, взглядах, возникающий в процессе социального взаимодействия) меж Азербайджаном и Арменией происходит не в оккупированном Нагорном Карабахе, а в Товузе, расположенном в 250 километрах от него. Через этот регион проходят Трансанатолийский газопровод (TANAP), нефтепровод Баку — Тбилиси — Джейхан, а также стальная дорога Баку — Тбилиси — Карс. Исходя из этого, вопросец разглядывают в том числе с «энергополитической» точки зрения и молвят о наиболее всеохватывающем русском ходе.

«Бархатная революция» в Армении в 2018 году

На наш взор, нарисованная выше «большая картина» не имеет прямого дела к дилемме. Вопросец связан в большей степени с внутренней политикой Армении и частично с внутренней политикой Азербайджана…

Для того чтоб разъяснить, что мы имеем в виду, создадим маленькое напоминание. Президент Армении Серж Саргсян занимал пост президента два срока — с 2008 по 2018 годы. Потом он изменил президентскую систему правления в стране на парламентскую и стал премьер-министром. Эта инициатива пророссийски настроенного Саргсяна вызвала общественную реакцию. Воспользовавшись данной для нас реакцией при поддержке Запада, Никол Пашинян 8 мая 2018 года стал премьер-министром Армении.

Роль Запада в этих переменах была так явна, что Пашинян с первого денька трактовал свое премьерство как «победу бархатной революции». Цветные революции, как вы понимаете, представляли собой смену власти, которую США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) производили опосля распада СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) в постсоветских странах с целью окружения Рф: в 2003 году свершилась «революция роз» в Грузии, в 2004 году — «оранжевая революция» на Украине, в 2005 году — «тюльпановая революция» в Киргизии, к тому же в Азербайджане была плохая попытка совершить цветную революцию…

И то, что Пашинян расценил свою победу в рамках данной для нас же полосы, как «победу бархатной революции», соединено с его проамериканской и антироссийской позициями.

Удачный конфликт (наиболее острый способ разрешения противоречий в интересах, целях, взглядах, возникающий в процессе социального взаимодействия)

Для осознания крайнего конфликта на границе Азербайджана и Армении необходимо осознавать, где стоит Пашинян. Армянский премьер-министр разглядывает «низкодозированный» конфликт (наиболее острый способ разрешения противоречий в интересах, целях, взглядах, возникающий в процессе социального взаимодействия) с Азербайджаном как инструмент, который может дозволить его стране кинуть якорь в западной гавани.

КонтекстБолгарские читатели: Нагорный Карабах — то же КосовоИноСМИ15.07.2020Нагорный Карабах: предпосылки конфликта меж Арменией и Азербайджаном (Le Figaro)Le Figaro20.07.2020TNI: Армения и Азербайджан на грани войны, и Вашингтон беспокоитсяThe National Interest15.07.2020Lragir: Азербайджан получил твердый ответLragir14.07.2020News.am: армянские военные сбили азербайджанский беспилотникNews.am15.07.2020Ведь если Наша родина окажет помощь Армении в согласовании с уставом Организации Контракта о коллективной сохранности, тогда Пашинян преуспеет в противоборстве как Азербайджану, так и Турции и употребляет этот фуррор во внутренней политике. Если же Наша родина не станет вмешиваться в делему, чтоб не сталкиваться с Турцией, Пашинян сумеет уверить общественность в стране в необходимости взаимодействия с США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке).

Наиболее того, в критериях всплеска «националистических настроений» также будут позабыты обещания, которые были даны два года вспять во время «бархатной революции», но не были выполнены…

Азербайджанские специалисты, с которыми я поговорил, отмечают, что это «комфортная» картина и для Баку, хотя и в наименьшей степени. «Националистические чувства», порожденные сиим «низкодозированным» конфликтом, будут применены для обуздания реакции в отношении Мехрибан Алиевой, которая начала править государством совместно со своим супругом Ильхамом Алиевым в качестве вице-президента в 2017 году.

Особо подчеркнем, что в обеих столицах есть суровые вопросцы о «коррупционных» досье!

База регионального сотрудничества: астанинская платформа

Очевидно, это лишь сырые догадки. Наиболее того, при взоре с точки зрения Еревана и Баку в данной для нас плоскости анализа мы также можем сказать, что это чревато для их большенными рисками.

Для нас важны интересы Турции. Как отстаивающие точку зрения о том, что общие интересы Турции тесновато соединены с сотрудничеством с ее соседями и Россией, мы расцениваем каждое событие в контексте положительного / отрицательного воздействия, которое оно оказывает на это сотрудничество.

Потому мы придаем огромное значение формуле «3+3», которую Тегеран предлагал за прошедшие годы применительно к Кавказу: если трио Турция — Иран — Наша родина встанут плечом к плечу, то трудности кавказского трио Азербайджан — Армения — Грузия будут решены.

Сейчас это предложение в некий мере претворилось в жизнь в виде астанинской платформы. В данной для нас связи не столкновение Турции и Рф на почве армяно-азербайджанского конфликта, а, напротив, сотрудничество Турции, Рф и Ирана, которое может и далее углубляться, послужит основой решения заморочек на Кавказе на благо региона…