Деловая столица (Украина): турецкие войска в Азербайджане. Как Эрдоган переиграл Путина — zod-al.ru

Конфликт (наиболее острый способ разрешения противоречий в интересах, целях, взглядах, возникающий в процессе социального взаимодействия) меж Грецией и Турцией вокруг геологоразведывательных работ турецких судов поблизости границ первой и на шельфе Кипра, активно развивавшийся с конца мая этого года, вдруг начал двигаться на спад.

Еще 22 июля Анкара, отметая все претензии и возмущение Афин, направляла на поиск энергоресурсов судно Oruc Reis уже не лишь в экономической зоне Кипра, оправдывая свои деяния правами непризнанной Турецкой Республики Северный Кипр (ТРСК), но и под боком у греков — у берегов острова Кастелоризо, размещенного близ побережья материковой Турции.

В ответ Афины привели войска в режим завышенной готовности и выслали боевые корабли к острову для проведения учений. Евросоюз, до этого всего — Германия и Франция — встал на сторону Греции в этом конфликте. Эммануэль Макрон, президент Франции, чьи дела с Анкарой также усугубились из-за поддержки турками признанного правительства Ливии (Париж поддерживал противоборствующую сторону — Халифу Хафтара, сателлита Кремля), принялся продвигать тему санкций в отношении Турции. Аналогичного представления держится и Германия.

Не прошло и недельки, как Турция свернула разведку нефти и газа у Кастелоризо. Как сказал в интервью CNN Turk спикер Реджепа Тайипа Эрдогана Ибрагим Калин, турецкий фаворит лично дал соответственное распоряжение, чтоб ничто не мешало переговорам с Грецией. Неуж-то Эрдоган, постоянно фыркавший на опасности Брюсселя, ужаснулся санкций?

Нет. Все несколько труднее и куда увлекательнее. И упирается в вопросец азербайджанско-армянского конфликта, разгоревшегося с новейшей силой опосля боестолкновений вооруженных сил 2-ух государств на северо-западном участке их совместной границы 12-13 июля. Турция в конфликте в достаточно резкой и откровенной форме поддержала, естественно, Баку. Наша родина, как бы, встала на сторону союзной Армении, но опосля заявлений Анкары поумерила пыл и даже отказалась от критического заседания ОДКБ.

Эрдоган же очевидно не собирается останавливаться. 27 июля несколько колонн турецких войск вошли на местность Азербайджана для роли в совместных учениях. Они начинаются 29 июля и продлятся до 10 августа сходу в нескольких регионах: в Баку (восток), Кюрдамир и Евлах (центр), Нахичевань (запад, у границы с Арменией) и Гянджа (северо-запад, близко к Товузу, т.е. конкретной зоне конфликта 12-13 июля).

Поторгуем?

Как соединены понижение Турцией напряженности в диалоге с Грецией, и напротив — эскалация отношений Баку и Еревана? Для начала отметим, что у турок есть энтузиазм и к проекту трубопровода EastMed, который продвигают при поддержке Вашингтона Израиль, Греция и Кипр.

EastMed дозволит сиим странам выйти на европейский рынок и обеспечивать ЕС энергоресурсами, добываемыми на месторождениях, пребывающих под контролем 3-х стран.

Консенсуса касательно строительства газопровода фавориты Греции, Израиля и Кипра достигнули 3 января 2020 г. И обошлись без Турции. Что, мягко говоря, Анкару не устраивает. Турки, как исторически торговая цивилизация, отлично понимают, что быть посредником куда прибыльнее, чем поставщиком. А EastMed сулит большие барыши, и было бы тупо не попробовать оседлать эту трубу.

Такового же рода проектом является и турецко-азербайджанский TANAP — трубопровод для поставки газа из Каспийского региона в Европу в обход Рф. Лишь здесь проблемка появилась: конфликт (наиболее острый способ разрешения противоречий в интересах, целях, взглядах, возникающий в процессе социального взаимодействия) Баку и Еревана представляет опасность транзитным амбициям Анкары на этом направлении.

Обострение, судя по всему, — по большей части плод политики премьера Армении Никола Пашиняна, который таковым образом решил проверить Россию на вшивость. Готов ли Кремль «вписаться» за Ереван в кризисной ситуации, либо же остается на собственной позиции поддержки тлеющего костра конфликта меж 2-мя странами.

Путин ожидаемо «не подвел» — т.е. подвел. Когда кризис случился, Москва ограничилась декларациями. Не наиболее. Пашинян же получил красивый повод расширить поле для внешнеполитических маневров и навести усилия на углубление связей с Западом.

КонтекстМакрон: Турция и Наша родина больше утверждают о для себя (Evrensel)Evrensel24.07.2020Hürriyet: у Греции и Турции очень много проблемHürriyet06.06.2020Труд: Греция в случае необходимости готова к военным действиям против ТурцииТруд05.06.2020

Турция, в свою очередь, сначала максимально точной, брутальной реакцией на пограничные столкновения, а потом и отправкой войск на учения показала и свою силу, и амбиции регионального полицейского.

В итоге все в выигрыше. Турция увеличивает свое воздействие в регионе, понижает степень риска для энергопроектов, консолидирует граждан, в том числе, многочисленную азербайджанскую диаспору. Правительство Пашиняна, в свою очередь, также консолидирует граждан против союза Баку и Анкары, наращивает шанс на выход из-под воздействия разочаровавшей Армению Рф и завлекает к конфликту (Конфли?кт — наиболее острый способ разрешения противоречий в интересах, обычно сопровождающийся негативными эмоциями, выходящий за рамки правил и норм) внимание ЕС и США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) (где полным ходом идет избирательная гонка, а включившийся в нее рэпер и республиканец Канье Уест — «армянин по супруге» Ким Кардашьян).

Кто в проигрыше, так это конкретно Москва, так как ее турки выталкивают и из Восточного и Северного Средиземноморье — подальше и от Ливии, и от Сирии, и от Ирана, и вприкуску — от Кавказа.

Турок злит россиянина

Отправкой войск в Азербайджан Эрдоган серьезно изменил баланс сил. И усилил свои переговорные позиции, так как на учения турецкие военные направились за несколько часов до его звонка Путину. Удивительно, как турецкое вмешательство не предвидели в Москве. Реакция Анкары, окрыленной фуррорами в Ливии, была явна.

Сейчас же Эрдогану остается достигнуть компромисса с Афинами, Кипром, ЕС и Израилем, и выторговать роль в транзитных проектах. Так, Анкара имеет все шансы плавненько перевоплотиться из противника в союзника и напарника.

Но есть и минусы. 1-ый касается конкретно модели поведения правительства Эрдогана на интернациональной арене. Он становится все напористее. Аппетит повсевременно вырастает. Похожая картина наблюдалась и опосля прихода к власти Путина, в особенности опосля его Мюнхенской речи 2007 года. Тогда Запад смолчал, а Наша родина отхватила местности Грузии, потом и Украины.

Сейчас в качестве авторитарного правителя — сборщика земель Эрдоган больше уподобляется Путину.

Правда, Москву, естественно, рано сбрасывать со счетов. Часто получая тычки по всему миру (от США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке), от Турции, от ЕС, от бунтующих сограждан), Кремль может попробовать поправить ситуацию — обосновать состоятельность и мощь режима, который практически не так давно как бы как усилился благодаря поправкам в конституцию. Что угрожает последствиями в первую очередь для ближайших соседей Рф, в первую очередь — для Украины и, возможно, Белоруссии. И это 2-ой минус.

В Армении же не стоит исключать попытку устранения россиянами Пашиняна от власти с приводом на его пространство кого-то из карабахского клана, представителями которого еще не так издавна окружали себя экс-президенты и выходцы из Нагорного Карабаха Роберт Кочарян и Серж Саргсян. Пашинян всех их соратников должностей лишил, а бывших президентов дал в руки Фемиды.

Противоборство с Азербайджаном может ослабить его позиции еще до дизайна дружбы с Западом, и стать палочкой-выручалочкой для «карабахских» на пути к возвращению во власть. Таковым образом Наша родина, пусть и непрямыми способами, но сохранит свое присутствие на Кавказе.