Die Welt (Германия): коронакризис сделает из людей современных рабов — zod-al.ru

Стояла уже глубочайшая ночь (то есть темное время суток), когда 5 февраля 2004 года в правоохранительных органов городка Лестера на северо-западе Великобритании раздался тревожный звонок. «Тонем! Вода!» — отчаянно проорал кто-то в трубку. «На заднем плане слышны шум ветра и волн и голоса иноземцев, которые кричат и рыдают», — было записано в журнальчике телефонной службы. Потом звонок прервался.

Как минимум 21 незаконный мигрант из Китая утоп в ту ночь (то есть темное время суток) в бухте Моркам. Рыболовная компания из Ливерпуля отправила этих людей в бухту для сбора моллюсков. За 25 кг им обещали платить 5 фунтов. О том, что бухта грустно известна небезопасными течениями и стремительно надвигающимся приливом, китайцам никто не произнес.

Опосля этого страшного происшествия Лондон сделал новое ведомство — Управление по борьбе с бандитизмом и трудовым насилием (GLAA), призванное противодействовать устроителям незаконной передвижения и преступным агентствам по трудоустройству. В 2015 году Нижняя палата парламента приняла Закон против современного рабства, единственный в мире правовой акт, направленный на борьбу с рабством в наши деньки. Но, невзирая на эти усилия, в Объединенном царство повсевременно вскрываются все новейшие и новейшие скандальные факты.

Потогонная система процветает

Две недельки вспять правительство ввело в Лестере карантин, поэтому что там резко возросло число вновь заболевших коронавирусом. Очагами инфекции (Термин означает различные виды взаимодействия чужеродных микроорганизмов с организмом человека) оказались так именуемые sweatshops — компании, работающие по потогонной системе. С пришествием коронавирусного кризиса они переживают необычный бум из-за возросшего спроса на одежку в вебе. Как отмечают почти все критики, sweatshops показывают, как алчность и страсть к потреблению могут содействовать развитию сходу 2-ух глобальных бед: рабского труда и пандемии коронавируса.

Лестер разбогател благодаря процветавшей там в XIX веке текстильной индустрии. Эта ветвь до этого времени находится в городке. Она снабжает своими изделиями дешевенькие сети типа Bohoo, Nasty Gal либо Missguided, клиентки которых, увидев новое платьице Ким Кардашьян, жаждут на последующий денек заказать его через веб.

Но на почти всех фабриках условия труда с викторианских времен не достаточно поменялись. Где-то они даже напоминают ситуацию на производствах в странах с дешевенькой рабочей силой, к примеру, в Бангладеш. Рабочие гнут спины за швейными машинками за 5 евро в час, рабочее время не ограничено, в случае заболевания средств им не выплачивают.

КонтекстУзбекистан: миллионы людей уезжают и попадают в рабство (Deník N)DenikN26.11.2019The Atlantic: наша домашняя рабыняThe Atlantic29.08.2017То, что предприниматели не соблюдают предписаний против распространения коронавируса, обосновывает высочайшее число инфицированных посреди рабочих. Очень огромным искушением стала прибыль, которую бизнесмены рассчитывали получить, используя достоинства собственного местоположения опосля введения общенационального карантина. В то время как цепочки поставок остальных компаний нарушились, они пользовались желанием сидячих по домам потребительниц получать новейшие тряпки.

«Алчность — вот что как и раньше делает рабство вероятным», — гласит Луиза Гор (Louise Gore). Она работает в Бирмингеме в «Иерихон Фонде», который помогает жертвам торговли людьми с жильем и с проф подготовкой. Половина подопечных Фонда приехали из государств ЕС, в большей степени из Центральной и Восточной Европы. Некие родом из Африки либо Азии, но много и живущих в Великобритании во втором поколении. «Практически у всех так сложилась судьба, что они стали жертвами торговцев людьми», — разъясняет Гор.

Поломанные жизни, отсутствие средств, депрессия, трудности с обучением. Плюс ко всему — языковый барьер. Почти все рабочие на потогонных предприятиях плохо молвят по-английски либо совершенно не обладают языком. Даже если они и знают о собственных правах, то, по словам Гор, боятся посредников, которые их контролируют и запугивают. К примеру, грозят отобрать паспорта.

Власти не управляются

По словам Гор, графство Уэст-Мидлендс, где находится Бирмингем, — на втором месте по числу вероятных жертв современного рабства в стране. «Но работники службы, призванной с сиим биться, не управляются — их очень не достаточно», — гласит Гор. У специализирующейся на борьбе с торговлей людьми GLAA — всего 120 служащих на всю страну. Соответственно невелико и число пострадавших людей, переданных в ведение Государственной регистрационной службы (NRM). Эта служба представляет собой систему, на базе которой жертвам современного рабства с 2015 года муниципальными ведомствами предоставляется защита, а в неких вариантах — и законный статус пребывания в стране.

По оценкам английского министерства внутренних дел, на данный момент в Англии находятся 13 тыщ жертв современных работорговцев. Но английское Ведомство по борьбе с преступностью считает эту оценку «только верхушкой айсберга». Создатели крайнего Глобального индекса рабства оценивают настоящую численность как минимум в 136 тыщ.

«Число жертв современного рабства из-за кризиса с коронавирусом, может быть, вырастет», — гласит Фил Брюер (Phil Brewer), прошлый шеф Отдела по борьбе с рабством в правоохранительных органов Лондона. Поэтому что англичан ждут сумрачные с экономической точки зрения времена, безработица окажется на уровне 1980-х годов.

«Некие будут готовы работать подольше за наименьшие средства и без подабающего общественного обеспечения, — гласит Фил. — И, возможно, у их не хватит духа докладывать властям, если их работодатели начнут нарушать предписания по борьбе с коронавирусом». По словам Брюера, такое случается сплошь и рядом.

Кэрол Мерфи (Carole Murphy), научная сотрудница Центра по исследованию современного рабства при английского Институте Св. Марии, также с пессимизмом глядит в будущее Британии. «До сего времени жертвами современного рабства становились люди, попавшие в сложную личную ситуацию. В дальнейшем же посреди их будут и люди, оказавшиеся в тяжелых ситуациях, лично с ними впрямую не связанных, и эпидемия коронавируса — одна из их». А она в Англии далека от окончания.