Джон Болтон: «Мы не можем дозволить Рф либо Китаю развернуть военную базу в Венесуэле» (ABC, Испания) — zod-al.ru

В течение 17 месяцев собственного пребывания на посту советника по вопросцам государственной сохранности Дональда Трампа Джон Болтон (род. в 1948 г. в Балтиморе) гласит, что поставил впереди себя цель достигнуть покончить с чавизмом в Венесуэле. Этот политик ограниченного толка, ветеран всех республиканских администраций, начиная с Рональда Рейгана, считает, что Николас Мадуро был готов бежать на Кубу 30 апреля 2019, но, как пишет газета АБС, кубинцы этого не допустили. Опосля нескольких твердых споров с Трампом он подал в отставку (либо, по версии Трампа, был выслан в отставку) 10 сентября прошедшего года опосля того, как бойкотировал приезд талибов (нелегальная в Рф террористическая организация — прим. ред.) в Вашингтон, на котором так настаивал президент. Покинув собственный пост, Болтон написан книжку мемуаров под заглавием «Кабинет, в котором это вышло» (издательство Simon & Schuster). Белоснежный дом неудачно пробовал воспрепятствовать ее выходу в свет. В четверг наш корреспондент брал у Болтона интервью в Вашингтоне.

АБС: С учетом сегодняшнего положения в Белоснежном доме, считаете ли Вы все еще вероятной смену режима в Венесуэле?

Болтон: Полагаю, что в конце концов Мадуро уйдет со собственного поста. Это в большей степени соединено с внутренними критериями в Венесуэле, чем с тем, кто является владельцем Белоснежного дома. Оппозицию поддерживает 90% населения. Режим держится на маленький группе высокопоставленных лиц, которые получают доходы от наркоторговли и рэкета, а также финансируются Кубой и Россией. Эти страны интенсивно содействуют тому, чтоб Мадуро удержался у власти. При всем этом я считаю принципиальным, чтоб остальные страны Западного полушария продолжали оказывать экономическое давление на Мадуро. И еще важнее позиция США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке), где существует широкая поддержка Гуайдо и разногласия меж демократами и республиканцами. Хотя Трамп и высказывает время от времени идея о встрече с Мадуро, думаю, что это было бы неверно. Он это осознает, поэтом и не начал двигаться до этого времени на таковой шаг.

— Вы считаете, что президент гласит о этом серьезно? Вы считаете, что он мог бы повстречаться с Мадуро либо это провокация?

— Он же встречался с Ким Чен Ыном, став первым президентом США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке), который повстречался с северокорейским фаворитом. Ему нравится встречаться с авторитарными фаворитами, даже когда он ничего не получает взамен. И тем присваивает им легитимность. В случае с Ким Чен Ыном он присваивает легитимность кровавому терану. Думаю, что встреча с Мадуро станет для него ошибкой. А риск того, что он на это пойдет, существует постоянно. Да, думаю, что Трамп полностью серьезно гласит о встрече с Мадуро. К счастью, до реального времени нам удавалось это предупредить.

— В собственных воспоминаниях Вы уделяете много места восстанию, которое вышло 30 апреля 2019 года. Вы вправду считаете, что Мадуро готов был сесть на самолет и покинуть Венесуэлу?

— Думаю, он был на это готов. Но подобные шаги связаны с большим риском. Я считаю, что почти все высокопоставленные руководители, которые вели переговоры с оппозицией, повели себя нерадиво либо пошли на попятную в крайний момент. Но самое основное заключается в том, что оппозиция так сильна, что, если мы проявим последовательность, Мадуро безизбежно уйдет.

— Вы не жалеете о том, что поверили чавистам Владимиру Падрино и Майклу Морено?

КонтекстClarín: чтоб Венесуэла получила гумпомощь, Мадуро условился с Гуайдо и разрешил поставки без роли чиновниковClarin04.06.2020Le Figaro: 15 миллионов баксов за голову МадуроLe Figaro30.03.2020Advance: почему и кому Роснефть в один момент продала все активы в Венесуэле?Advance30.03.2020- Я был не единственным, кто поверил, что они сдержат слово. Не могу сказать, что я им тоже доверял. Не думаю, что кто-то из оппозиции им доверяет. Просто тогда мы задумывались, что режим Мадуро упадет, и они займут правильную позицию, исходя хотя бы из собственных собственных интересов, из интересов собственной сохранности. Может быть, они врали с самого начала, может быть, испугались по мере развития событий. Когда-нибудь мы о этом узнаем. Осталось выяснить, какова была роль кубинцев. Уверен, что Вы о этом понимаете. Говорят, что жена [Мадуро] желала уехать из страны, но кубинцы увезли ее в Форт Тюна, не дав ей способности бежать. С моей точки зрения это указывает ту опасность, которую представляют кубинцы и российские на нашем материке.

— Почему США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) доставляли гуманитарную помощь в Кукуту военными самолетами?

— Когда Агентство США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) по интернациональному развитию предоставляет гуманитарную помощь в случае стихийных бедствий, оно обычно употребляет военный транспорт, исходя из способностей тылового обеспечения, которыми владеет армия. Конкретно это и было предпосылкой, ни о каком запугивании военной силой речь не шла.

— Вспоминаю, что 3 мая 2019 года Вы направились в Пентагон и открыто заявили, что намереваетесь ознакомиться с планами военной интервенции в Венесуэлу. Это вправду так?

— Мы с президентом Трампом были едины в мировоззрении о том, что военное решение вопросца не исключается. Оно не было приоритетным, но было. Российские, китайцы и в индивидуальности кубинцы должны были знать, что мы не позволим им развернуть еще одну военную базу на этом материке. Я вправду считаю, народное недовольство режимом Мадуро так очень, что довольно только маленький поддержки снаружи, нажать на Мадуро. Мы должны и далее следовать сиим курсом.

— Вы нередко упоминаете Россию. Когда Вы работали в Белоснежном доме, Кремль ринулся выручать Мадуро. Почему?

— С одной стороны, думаю, у их были денежные интересы в области нефтедобычи. Наша родина была и остается основным наружным фактором кризиса. С иной стороны, российские сообразили, что, закрепившись в Венесуэле, они усилят свои позиции на всем материке, создадут препядствия в Южной Америке, в Карибском бассейне, в зоне Панамского канала, поблизости Кубы и Никарагуа. Непременно, Венесуэла очень презентабельна для Рф собственной нефтью, природными ресурсами.

— Вы тесновато работали с испанскими дипломатами, когда были полномочным представителем при ООН. Отлично понимаете Испанию. Почему Вы считаете, что сегодняшнему правительству Испании не хватило лидерских свойств, чтоб разрешить венесуэльский кризис?

— Как сегодняшнее правительство Испании, так и то, что находилось у власти в 2019 году, до того времени, пока я не ушел в отставку, было левым. И Мадуро, последователь Чавеса, выставляет себя в качестве героя левых сил, хотя по сущности дела он авторитарный правитель, опирающийся на военную силу. Левое правительство в Испании не желало брать на себя сколько-либо значительную роль. Мы вправду интенсивно работали с ними с тем, чтоб они стали играться наиболее значительную роль снутри ЕС конкретно с целью ужесточения его позиции. А в итоге вышло так, что правительства остальных государств, в частности, Англии (которая на тот момент все еще была в составе ЕС), Италии, Германии и даже Франции стали играться наиболее решительную роль. Так что предпосылкой стала та идеология, которой придерживалось испанское правительство. Она меня изумила и разочаровала, поэтому что для меня было бы огромным подспорьем, если бы Испания оказала мне поддержку на южноамериканском материке совместно с иными правительствами, которые недружественно отнеслись к венесуэльской оппозиции, в частности, правительство Мексики. Но этого не вышло.

— То есть, помощи от их никакой не было.

— Не то, чтоб от их помощи не было. Не желаю создавать неверное воспоминание о том, что они создали. Но разумеется, что они не желали сделать активных действий и оказать нам помощь, чтоб вынудить Мадуро уйти.

— С учетом дипломатичной и военной мощи США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке), санкций, действий спецслужб, как вышло, оказанного давления на Венесуэлу оказалось недостаточно, чтоб сдвинуть Мадуро?

— Мы были очень близки к достижению данной для нас цели 30 апреля прошедшего года. Если бы дело пошло чуток по-другому, то уже ранешным с утра Гуайдо закончил бы быть временно исполняющим обязанности президента. Кроме этого, желаю сказать еще о 2-ух принципиальных факторах. 1-ый — это доходы от незаконного оборота наркотиков, осуществляемого при помощи вооруженных группировок, называющих себя «Революционные вооруженные силы Колумбии» и «Армия государственного освобождения». Мы оказывали суровое давление на режим, но мы не достигнули хотимых фурроров в борьбе с наркоторговлей в Колумбии, Мексики и остальных странах. Не стоит забывать и о большой денежной помощи, получаемой режимом от Рф и Китая, а также о присутствии кубинских военных и служащих спецслужб. Это имеет огромное значение, поэтому что кубинцы внедрились в венесуэльскую армию. Мы с оппозиционерами хотя и считали, что в итоге военные поддержат оппозицию, но в итоге они не смогли ослушаться собственных генералов. Борьба длится. США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) и остальные страны должны оказать большее давление.

— Какие результаты, по Вашему воззрению, имел визит Гуайдо в Вашингтон в феврале сегодняшнего года?

— Отличные для Гуайдо и оппозиции. Думаю, это сделалось естественным во время приема, который ему устроили члены Палаты представителей и Сената, представлявшие обе партии. Ему рукоплескали все, как республиканцы, так и демократы. Вы это понимаете по вашей работе, связанной с Белоснежным домом. Политика в США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) очень зависит от того, к какой партии тот либо другой деятель принадлежит. Но сей раз стал исключением. И потому я верю и надеюсь, что данный визит придал огромную легитимность Хуану Гуайдо с тем, чтоб он в эти непростые времена продолжил помогать народу Венесуэлы и попробовал свергнуть Мадуро.