El Mundo (Испания): бразильские краснокожие «онемели» из-за вируса — zod-al.ru

Эуфразия (Eufrasia) и Висенте (Vicente) крайние представители народа гуато (Guató), которые еще что-то помнят из крайнего индейского языка, сохранившегося в бразильской впадине Пантанал на границе с Боливией. Если они умрут, то заберут с собой в могилу крайние мемуары о языке, письменность для которого языковеды начали разрабатывать совершенно не так давно. Обоим около 70 лет, и живут они в одном из штатов, где больше всего зараженных коронавирусом, Мату-Гросу-ду-Сул (Mato Grosso do Sul). За последнюю недельку число заражений там возросло на 86%.

«Эуфразия живет на окраине городка Корумба (Corumbá) в только томных критериях. У нее много заморочек со здоровьем и практически нет средств к существованию. Не считая того, любой денек она прогуливается в поликлинику, чтоб ухаживать за супругом, находящимся в коме. Висенте живет рядом с устьем реки Сан-Лоренсу (São Lourenço). Не думаю, что он заразится, поэтому что он ведет отшельнический стиль жизни», — разъясняет газете El Mundo антрополог и языковед Федерального института Рио-де-Жанейро Бруна Франкетту (Bruna Franchetto), одна из тех, кто понимает о языковом обилии страны больше всего.

Вариант языка гуато не единственный и не исключительный. Это, быстрее, норма. Бразилия — это страна, где больше всего языков находятся под опасностью исчезновения. Согласно Атласу языков мира, находящихся под опасностью исчезновения, издаваемому ЮНЕСКО, 178 языков находятся на грани исчезновения, а 12 уже вымерли. Они все уязвимы в некий степени, но 45 языков находятся в критичном состоянии. На явалапити (Yawalapiti), к примеру, молвят всего три человека, живущих на местности Государственного парка Шингу (Xingu). Самому старшему Аритане (Aritana) 76 лет. Его отпрыск Тапи (Tapí) на данный момент изучает лингвистику в Институте городка Бразилиа и намеревается во что бы то ни сделалось спасти собственный язык.

Старые люди, живущие в деревнях, — крайние хранители этого лингвистического сокровища, которое исчезает понемногу и в тиши. Весьма нередко языки не оставляют никаких следов, ведь индейская культура в основном словесная, а исследователям удалось обрисовать всего около 30% имеющихся языков. «Мы теряем профессоров и весьма мудрейших представителей местного населения и не только лишь. В почти всех вариантах они крайние носители языка либо его наиболее великодушного и лучше сохранившегося варианта. В самых критических вариантах утрата 1-го носителя либо 1-го из крайних совсем невосполнима», — гласит Франкетту.КонтекстБолсонару: «Коронавирус? Я ничего не могу создать» (Estadão)Estadao02.05.2020FAZ: у не верящего в коронавирус Болсонару возникли симптомы (Симптом от греч. — случай, совпадение, признак — один отдельный признак, частое проявление какого-либо заболевания, патологического состояния или нарушения какого-либо процесса жизнедеятельности) covid-19ИноСМИ07.07.2020

С каждым погибшим языком исчезают легенды, песни, молитвы и все виды старых познаний, — сокровища культуры наподобие тех, что из поколения в поколение передавал Пуани Ижину Туюка (Poani Higino Tuyuka). Его погибель в особенности огорчила обитателей Риу-Негру (río Negro), где он был реальным местным фаворитом. Ижину воспитывали миссионеры-салезианцы, но будучи взрослым, он приложил усилия, чтоб вернуть язык собственного народа. Для этого он основал Школу Туюка, ставшую ключом к возрождению местной культуры. Он погиб от covid-19 в июне в поликлинике городка Манауса (Manaus), пробыв там 20 дней. «Он боролся и лицезрел результаты того, чего же мы достигнули: мы говорим и пишем на родном языке. Да, мы его утратили, но мы не забудем наш язык и продолжим биться», — произнесла Ленилза Рамос (Lenilza Ramos), одна из первых учениц школы, основанной 12 годов назад.

«Образование представителей коренных народов не одобряют»

По словам Франкетту, в Бразилии все инициативы по сохранению языков коренных народов исходят от обитателей самих регионов, и обычно на их не выделяется никаких средств со стороны властей. «Нет никакой гос политики, совсем ничего, а сейчас при Болсонару мы утратили даже то, что у нас было до этого. Такое пренебрежительное отношение проявляется преднамеренно. Образование для краснокожих? А для чего? Политика сегодняшнего управления заключается в принудительной ассимиляции, а образование представителей коренных народов не одобряют», — отмечает она.

Конституция Бразилии от 1988 года предугадывает защиту языковых прав, но на самом деле то, что написано на бумаге, никак не соответствует тому, что происходит в деревнях. Как и раньше властвует идеология о том, что португальский — это государственный язык. По воззрению Бруны Франкетту, в стране недостаточно преподавателей-индейцев, соответственных материалов и учебных планов. Местные правительства даже не могут составить графики школьных занятий, подстроенные под жизнь всякого региона, сетует она.

По подсчетам Объединения коренных народов Бразилии, главный организации по поддержке краснокожих в стране, на данный момент лишь в Бразилии от коронавируса умерло 588 краснокожих, а наиболее 19 тыщ человек в 145 поселениях оказались заражены. Настоящие числа могут быть еще ужаснее, поэтому что есть сведения о том, что вирус добрался до самых отдаленных регионов Амазонии. К примеру, до земель народа Яномама (Yanomami) и до равнины Жавари (Javari), где живет больше всего краснокожих, никогда не контактировавших с наружным миром.

В прошедшем месяце Государственный конгресс Бразилии принял чрезвычайный закон о борьбе с пандемией в общинах, где проживают коренные народы. Болсонару поддержал этот закон, но наложил вето на несколько главных пт. К примеру, на те, согласно которым Правительство было должно обеспечить доступ к питьевой воде, а также распространять в деревнях средства личной гигиены и средства для дезинфекции.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий