Еспресо (Украина): большая имитация. Как Зеленский попал в мышеловку Путина, чтоб выиграть выборы? — zod-al.ru

Путин по-старому продавливает на Украине сценарий как в Приднестровье, а Зеленский и Ермак так беспокоятся за рейтинги виртуальной партии без местных кабинетов и персонала — что решили сдать все.

Нежданный драконовский для украинского войска «режим прекращения огня» и разноплановый звонок Владимира Зеленского к Путину — с полностью кардинальной трактовкой собеседников — два пазла одной истории. Новейшие лица украинской политики с раздутым чувством неповторимых государственников выдумали, как им показалось, превосходный политический трюк. Чтоб война в Донбассе завершилась — нужно просто запретить вести войну украинской армии. По разумению технологов Банковой, это дозволит «зеленоватым» хоть как-то выдержать до октября и сохранить поддержку у пророссийского электората. Чтобы щедро навесить им на уши лапшу о прекращении войны, которого на самом деле никто не планировал.

Неудача не в том, что Зеленский готов гласить хоть о ежевике, хоть о грибной похлебке, параллельно убеждая себя, что «я не лох», а смогу все.

Неудача не в том, что Андрей Ермак все крепче опутывает сетью другой действительности собственного шефа. Неудача даже не в том, что министр обороны Андрей Таран опасается именовать войну войной, а оккупацию военным злодеянием Русской Федерации, и уже перебежал на обезличенную формулировку «та сторона». Еще одно криминальное «перемирие» и звонки, которые пресс-служба Кремля подает как отборную победу, только закрепляет горькую правду. Что управление страны готово подписать что угодно и приказать полную ерунду ВСУ, чтоб заместо настоящей борьбы за независимость демонстрировать огромную имитацию. Поэтому что необходимо до выборов, а там хоть и потоп.

Если в плане еще одного «перемирия» я верю в профессионализм и способность украинской армии вести войны вслепую, то телефонные беседы с Путиным смотрятся как полный нонсенс. Ведь совсем дико, когда глава 1-го суверенного страны дискуссирует с иным конфигурации в конституции в рамках децентрализации, да к тому же отчитывается о планах особенного порядка местного самоуправления ОРДЛО. Мы уже так резко стали куклой и колонией? Мы помогаем Путину пользоваться крайним шансом опосля 6 лет войны и массивного отпора украинской армии захватить местность всей подконтрольной Украины без всякого боя?

КонтекстЕспресо: уход Кучмы — сигнал о тупикеЕспресо30.07.2020Страна: почему Зеленский начал двигаться на перемирие и побеседовал с Путиным о конституцииСтрана.ua30.07.2020La Croix: Украина и Наша родина возобновили мирный процессLa Croix28.07.2020

У Зеленского уже совершенно мозги поправила июльская жара и советы советников в стиле Миши Подоляка — что мы умные, а «националисты» и «фашисты» мешают нам жить? Остается надежды, что Зеленский не отдал Путину никаких гарантий и не брал на себя и Украину письменных обязанностей — о настоящих конфигурациях конституции либо проведении выборов в ОРДЛО. И не принципиально, какая мотивация была у шестого [президента Украины] — положительный пиар для лайт-ваты для собственной партии, чей рейтинг аж трещит. Либо создать все, что желает Путин, чтоб высвободить новейшую партию заложников Кремля. Было ведь в зимнюю пору фактическое ликвидирование дел Майдана и отмена приговоров террористам с харьковского Антимайдана, чтобы ЗЕ-президент получил электоральные плюсики за заложников, а Путин — сумел замести следы собственной диверсионной деятельности на Украине.

Лишь вот Зеленского не предупреждили, что со слепой армией без артиллерии и саркомой ОРДЛО в теле Украины — заложников без всякого права будет 40 миллионов. Потому сегодняшние большие пиары безо всяких следов не пройдут.

Есть идеи, что Путин поначалу просил от Украины полного выполнения /Минских договоренностей, а Наша родина обещала «полный и всеобъятный режим прекращения огня». И Зеленский, который так опасается новостей о погибели на фронте и от коронавируса, согласно недавнешнему интервью секретаря СНБО Алексея Данилова — начал двигаться в мышеловку. Да, команда Банковой подаст это как огромную победу. Я уже вижу аргументацию защитников — придворных и скупленных оперативно оптом — что если б Украина не пошла на эти дискуссии и игнорировала Минские договоренности — с РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина) могли бы уже весьма стремительно снять санкции.

По сути схожий двойной провал гаранта — это разве что путь к огромным потрясениям. Никакие аргументы о отмене антироссийских санкций по Донбассу Украине не угрожают. Нам угрожает несамостоятельность политического управления, которое заместо реформ и укрепления страны стремится отыскать какие-то непонятные пиар-ходы, и потому соглашается на наружное давление неприятеля. Нам угрожает усиление медведчуковских каналов — которые уже хором поют о необходимости «осознать и простить» ОРДЛО, запамятовать Крым, а еще открыть ворота в Киев всем — от Zivert (Юлия Зиверт — русская поп-певица, прим. ред.) до «псковских десантников».

Мы также обязаны будем пережить величавые потрясения снутри самих себя, поэтому что из-за того, что президент и министр обороны кастрируют свою армию и унижают героя — у нас убивают ветеранов на улице. Так, сейчас сделалось понятно о погибели Олега Черевко. Ветеран «Азова» в реанимации опосля ожесточенного избиения в Запорожье. Правоохранительные органы все-же арестует тварь, переломившую герою основание черепа? Либо два раза судимый человек и далее будет ходить под залог? Так как Кузьменко и Антоненко посиживают полгода лишь поэтому, что безуспешно выключили телефоны, а настоящим убийцам ветеранов у нас гуд — слава и почет.

Муниципальный энтузиазм оказался делом так томным для Зеленского и Ко, что если украинская государственность выживет, то всех вышеупомянутых фигурантов ожидает создание по факту гос измены. Лишь вот приобрести имение по соседству с Януковичем не получится ни у кого. Поэтому непонятный государственник Виктор Федорович хоть забавнй в жизни, а выходцы «Квартала» вызывают разве жалость. А опосля «перемирия» и беседы с Путиным по конституции — добавилась к тому же ярость. Это чувство не впервые сдерживало страну от фиаско, а шансы, что мы спасем ее снова от рук капитулянтов-имитаторов.