Европейские СМИ (Средства массовой информации, масс-медиа — периодические печатные издания, радио-, теле- и видеопрограммы): демонизируя Китай, США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) наращивают его геополитический вес — zod-al.ru

Влиятельный германский журнальчик «Шпигель» продолжает показавшуюся в крайнее время в европейской прессе серию публикаций, посвящённых необходимости для Европы в критическом порядке выработать свой ответ на эскалацию отношений Вашингтона и Пекина.

В крайнее время эти дела уже заполучили нрав новейшей прохладной войны — с той лишь различием, что, в отличие от СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии), Китай интенсивно вовлечен в современную западную экономику. В эссе «Границы сосуществования» узнаваемый обозреватель Бернхард Занд пишет о том, что во времена первой прохладной войны, разделившей мир на Запад и Восток, а поточнее, на восточный и западный блок, западный союз имел в собственном распоряжении три различные стратегии: разрядку, сдерживание и вооруженную конфронтацию. В зависимости от определенной ситуации Соединённые Штаты и их союзники применяли по отношению к СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) ту либо иную стратегию. При всем этом речь о огромных уступках никогда не шла, по другому, по воззрению Занда, это сделалось бы концом коллективного Запада. А что сейчас?

Прохладная война 2.0

Роль, которую играл во времена прохладной войны Русский Альянс, на данный момент перебежала к Китаю — по последней мере, в восприятии западного мещанина. А вот до разрядки дело пока не дошло: в крайнее время мы смотрим конфронтацию по нарастающей с элементами сдерживания.

«Покушение» Пекина на автономные права Гонконга и введение им в силу закона о сохранности для данной для нас местности через голову местного парламента, по воззрению журналиста германского издания, почти всем в Европе напомнило стройку Берлинской стенки в летнюю пору 1961 года. Создатель эссе считает этот шаг КНР (Китайская Народная Республика — государство в Восточной Азии. Крупнейшее по численности населения государство мира) похоронами принципа «одна страна — две системы» и настаивает на том, что ситуация вокруг Гонконга — только эпизод в длинноватом перечне конфликтов меж Западом и КНР (Китайская Народная Республика — государство в Восточной Азии. Крупнейшее по численности населения государство мира). В этом ряду создатель упоминает и «экспансионистскую» внешнюю политику Пекина, милитаризацию Южно-Китайского моря, опасности Тайваню, растущие императивные притязания Пекина по отношению к соседям и в рамках разных интернациональных организаций, брутальную дипломатию.

Европа в ситуации выбора

Дальше германский обозреватель Занд, как и его почти все европейские коллеги на данный момент, задается вопросцем — как обязана реагировать Европа на этот «новейший» Китай? С учетом того, что на самом деле не лишь Китай, по воззрению европейцев, нежданно изменил своё поведение на интернациональной арене, но и сам Запад сразу весьма серьезно «радикализировал» свои споры с Пекином. Довольно вспомянуть недавнюю речь госсекретаря США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) Майка Помпео, в которой он обвинил Китай в распространении коронавируса, намекнув при этом, что КНР (Китайская Народная Республика — государство в Восточной Азии. Крупнейшее по численности населения государство мира) преднамеренно употребляла для сокрытия инфы о эпидемии Всемирную компанию здравоохранения (ВОЗ).

КонтекстСиньхуа: Китай готов ответить на безрассудство СШАСиньхуа30.07.2020FT: Си Цзиньпин и Владимир Путин — главные лузеры этого годаFinancial Times01.05.2020Observador: Путин и Си Цзиньпин — братья по угнетению главных свободObservador06.06.2020BI: Германия — ключ к Европе для Рф и КитаяBusiness Insider31.07.2020

До этого всего, естественно, идет речь о «радикализации» конкретно позиции США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке). Два важных, знаковых для подъема Китая в XXI веке момента необычным образом совпали c 2-мя самыми горьковатыми событиями в новой истории Соединённых Штатов. Во-1-х, это теракты 11 сентября 2001 года, когда управляемые террористами самолеты разрушили небоскребы в Нью-Йорке. В том же году Китай стал полноправным членом Глобальной торговой организации (ВТО), что отдало ему потом целый ряд преимуществ и позволило показать мощный экономический рост. Во-2-х, в то время как Соединённые Штаты губили свою репутацию сверхдержавы в войнах в Афганистане и Ираке, Китай расслабленно увеличивал темпы роста и равномерно трансформировал выдающиеся экономические характеристики в политическое воздействие. Во время глобального экономического кризиса 2008 года тогдашний министр денег США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) Генри Полсон отдал исчерпающую характеристику происходящему: «Трудности, испытываемые США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке), пробудили в мире сомнения в нашей системе и сразу вызвали подъем самосознания у Китая». Сейчас же, через 12 лет опосля начала кризиса 2008-го года, пишет обозреватель германского журнальчика «Шпигель», у США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) все есть основания разглядывать КНР (Китайская Народная Республика — государство в Восточной Азии. Крупнейшее по численности населения государство мира) как политического и экономического соперника. Равномерно Китай становится конкурентом и в области современных технологий и вооружений. Сам статус Америки как ведущей супердержавы оказался под вопросцем.

Непонятный попутчик

Перед лицом Китая, непременно, США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) и Европа остаются союзниками, хотя, как пишет «Шпигель», в лице работающего президента США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) Трампа Европа имеет не хотимого союзника, а вызывающего у нее огромные вопросцы «попутчика». Политика Белоснежного дома в отношении Китая на данный момент очень импульсивна, во многом определяется внутриполитическим соображениями, к тому же, по воззрению создателя эссе, она нередко становится заложницей одиозных выражений внешнеполитических советников Трампа, которые лишь еще более накаляют обстановку. Так, советник президента по государственной сохранности Робер О’Брайен открыто сравнил китайского фаворита Си Цзяньпиня со Сталиным. Глава ФБР (Федеральное бюро расследований — американское ведомство при министерстве юстиции США, подчиняется Генеральному прокурору) Кристофер Рей заявил, что если поддерживать прежние деловые связи с Китаем, то «на кону окажутся здоровье, базы жизнедеятельности и сохранность янки». Ну а саму КНР (Китайская Народная Республика — государство в Восточной Азии. Крупнейшее по численности населения государство мира), по его словам, следует разглядывать в длительной перспективе как «главную опасность Соединенным Штатам». Президент Трамп также не отстает от собственных подчиненных в нападках на Китай. В адресок Пекина повсевременно следуют его «Твиттер-атаки», — в интернациональной политике возник этот новейший термин, так как Трамп нередко и с наслаждением употребляет этот мессенджер для выдвижения ультиматумов и твердых требований.

Предложение Москве «дружить» против Пекина

Дальше у Занда следует весьма принципиальная и полностью справедливая ремарка: чем выше градус антикитайских выступлений в США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) и чем агрессивнее становится тон дискуссий о китайской опасности, тем наиболее мощным как правительство смотрится КНР (Китайская Народная Республика — государство в Восточной Азии. Крупнейшее по численности населения государство мира) и тем больше становится его вес на интернациональной арене. Южноамериканский истеблишмент сам создаёт Пекину новейший статус, демонизируя его политику и намерения. Напомним, что в своём выступлении 23 июля госсекретарь США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) Майк Помпео, имея в виду Китай, призвал «вольный мир одержать победу над новейшей деспотией».

Он заявил о необходимости сотворения «демократического альянса стран» с тем, чтоб «поменять Китай, пока он не изменит нас». При всем этом глава Госдепа сделал даже неловкий реверанс в сторону Москвы, выделив, что если США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) и Наша родина будут вместе работать над большими стратегическими вызовами (подразумевая КНР (Китайская Народная Республика — государство в Восточной Азии. Крупнейшее по численности населения государство мира), естественно), то «мир станет безопаснее». В критериях набирающей обороты прохладной войны в версии 2.0 Вашингтон очевидно готов временно «прищуриться», а то и совсем закрыть глаза на собственные нескончаемые претензии к Москве, рассчитывая использовать русский ресурс в своём «крестовом походе» на Поднебесную.

Кто чью «кормящую руку» кусает?

Помпео также упомянул, что в своё время Соединённые Штаты и остальные вольные страны протянули руку помощи «терпящей бедствие экономике Китая». Пекин же в ответ типо «покусал руку, которая его кормила», пойдя по пути «нарушения прав человека, несоблюдения правил справедливой торговли», попыток «внедрения агентов воздействия в южноамериканское общество». А поэтому «предстоящее игнорирование базовых политических и идейных разногласий» меж США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) и Китаем неприемлемо. О долголетнем использовании западными экономиками дешевенькой китайской рабочей силы глава Госдепа предпочел при этом почему-либо умолчать. Хотя в первую очередь конкретно это внедрение, другими словами труд и жертвы самого Китая в годы реформ опосля погибели Мао Цзэдуна в 1975-м году, выручили китайскую экономику от «бедствия» маоизма. Такая историческая правда, но в черно-белой картине мира г-на Помпео Запад стает бескорыстным благодетелем.

В середине июля президент Трамп уже анонсировал подписание закона о антикитайских санкциях в связи с ситуацией вокруг Гонконга, а также отменил льготные условия для торгово-экономических отношений США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) с сиим особенным административным районом КНР (Китайская Народная Республика — государство в Восточной Азии. Крупнейшее по численности населения государство мира). Дальше последовали требования к Пекину закрыть представительство КНР (Китайская Народная Республика — государство в Восточной Азии. Крупнейшее по численности населения государство мира) в Хьюстоне, с официальной формулировкой — «для защиты американской умственной принадлежности и личной информационной сохранности американских людей». В ответ МИД (Министерство иностранных дел — в ряде стран министерство, занимающееся вопросами внешней политики и международных отношений) КНР (Китайская Народная Республика — государство в Восточной Азии. Крупнейшее по численности населения государство мира) обвинил Соединённые Штаты в нарушении норм интернационального права, а также в очередной политической провокации.

Таковым образом, нагнетая антикитайскую истерию, политический истеблишмент в США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) (при этом это в равной степени относится и к республиканцам, и к демократам), своими руками создаёт Пекину новейший супер-статус. Представляя Пекин вселенским злом, США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) и в наименьшей степени Евросоюз делают Китай все наиболее симпатичным в очах критиков коллективного Запада, а таких в мире на данный момент много. Неслучайно Китай в 2020-м кризисном году, в момент глобальной неопределённости, ощущает себя на интернациональной арене как никогда уверенно — в отличие от почти всех остальных государств.

Это уже не мягенькая кошачья поступь в согласовании с традициями китайской дипломатии, а полностью уверенные шаги на пути к мировому лидерству. Европа же при этом оказывается в положении плацдарма, на котором две мировые державы борются за экономические и политические воздействие. Но европейцам в итоге придётся создать собственный выбор: безгласной шахматной доской для чужих политических баталий далее оставаться будет уже нереально.

Не допустить блокады Китая

Бернхард Занд полностью уверен в том, что Европа в собственной политике по отношению к Китаю не обязана больше зависеть от США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке). Непременно, пишет он, мы должны быть на стороне администрации Трампа, если речь идёт о нарушении прав человека либо гонениях на диссидентов. Но торговая война, которую развязал Вашингтон, а тем наиболее полная финансовая блокада Китая — все это совсем не в интересах европейцев. Целью европейцев в противовес таковой конфронтации могло бы стать «сохранение равноправия европейских и китайских компаний, вольный и добросовестный доступ к рынку для обеих сторон». Пекин не может и не должен ждать, что китайская компания «Хуавей» получит договор на создание сети мобильной связи для всего ЕС до того времени, пока европейские компании не получат право сделать, скажем, сеть заправок на местности Китая. И так дальше — принцип обоюдной выгоды должен стать определяющим в экономических отношениях КНР (Китайская Народная Республика — государство в Восточной Азии. Крупнейшее по численности населения государство мира) и ЕС.

Киссинджера некоторому спросить

Патриарх американской дипломатии, прошлый госсекретарь Генри Киссинджер, который в начале 1970-х много сделал для восстановления дипломатичных отношений меж США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) и Китаем, наверняка, мог бы почти все сказать на данный момент о отношениях 2-ух государств. Но ему уже 97 лет и вот уже два года, как он не даёт никаких интервью.

Тем не наименее еще в 2011 году вышла книжка Киссинджера «В Китае», в которой он, по воззрению «Шпигеля», отдал точную и исчерпающую характеристику сложившейся ситуации. Киссинджер сравнил дела Соединённых Штатов с Китаем со отношениями Англии с Германской империей Вильгельма Второго в начале XX века. По его воззрению, Вашингтону и Пекину не следует стремиться к чему-то большему, нежели прагматичная «теория сосуществования». Наиболее того, при этом следует всеми силами избегать дипломатичных рисков, которые могли бы привести к войне, в которую, фактически, и скатились европейские величавые державы в 1914 году. Здесь помогают и уроки прохладной войны: противники находились под наисильнейшим обоюдным давлением, чужими руками «вели кровопролитные войны», но в итоге тем не наименее приняли решение не в пользу обострения конфликта, предпочтя «сосуществование и разрядку напряженности».

Стратегия Европы

Какой же обязана стать для Европы применимая политика в отношении Китая, по воззрению создателя эссе? Во-1-х, все претензии европейских политиков к Пекину должны быть однозначны и обдуманны. Недозволено стимулировать эскалацию ситуации, нужно заблаговременно снимать опасности и дипломатичные отягощения. Во-2-х, ни в коем случае эта политика не обязана быть реактивной и чувственной, как это на данный момент практикуется в США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке). По другому будет как с санкциями Вашингтона против Китая в защиту Гонконга. Эти санкции в первую очередь вредят конкретно Гонконгу, а не материковому Китаю. И они уже вызвали возмущение со стороны протестующих в Гонконге.

По воззрению Занда, Европа, непременно, также обязана зарезервировать за собой возможность введения санкций в отношении КНР (Китайская Народная Республика — государство в Восточной Азии. Крупнейшее по численности населения государство мира), хотя бы поэтому, что Пекин сам не стесняется их использовать. Крайним примером этому может служить ситуация вокруг Австралии, которая начала свое расследование по вопросцу, откуда взялся коронавирус в Ухане. Канберра тотчас поплатилась за это санкционным режимом со стороны китайских властей. Беря во внимание все эти причины, европейские санкции, в отличие от американских, должны быть обмысленными и принимать во внимание дипломатичные опасности, считает колумнист «Шпигеля».

Отсутствие лидерства в мире

На самом деле, добавим уже от себя, колоссальной неувязкой Соединённых Штатов является на данный момент не лишь хаотичность и недостающая продуманность внешнеполитических шагов, а до этого всего полное отсутствие партийного консенсуса в вопросцах наружной политики. Представители республиканского и демократического лагеря не то что не способны условиться о определенном внешнеполитическом векторе для страны — они глотку готовы друг дружке перегрызть. Определяющим принципом внешнеполитической полосы США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) становится не «во благо миру», а «назло противникам». Таковая Америка не лишь автоматом преобразуется в ненадежного союзника, она автоматом начинает утрачивать свои лидерские функции. Нереально вести остальных за собой, когда собственные элиты не способны условиться о направлении движения. Важное свойство фаворита — желание и умение брать на себя ответственность не лишь за себя, но и за остальных. Конкретно этого мир ожидал от Соединённых Штатов во время пандемии сovid-19, но так и не дождался в итоге. И этот разрыв меж декларациями и отсутствием настоящих дел размывает претензии США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) на приставку «супер» перед словом «держава» еще посильнее, нежели любые происки Пекина.

Время «крестовых походов»

Сложные дипломатичные многоходовки со стороны «глобального Запада» кончились. Пришло время «крестовых походов», и броской иллюстрацией этого стала политика Соединенных Штатов в отношении Китая, поставившая страны фактически в условия гибридной войны. Но в отличие от первой версии прохладной войны, это уже не борьба 2-ух различных систем, а соперничество за политическое, экономическое и технологическое приемущество в борьбе за мировые ресурсы. Потому почти все европейцы считают, что это чужая война. Наиболее того, равномерно возникает осознание, что часто собственных бесов Соединённые Штаты порождают сами, демонизируя хоть какое несогласие с собой либо даже возможное соперничество, как это и было в случае Китая. Европа начинает приходить к пониманию необходимости принимать решения и сформировывать свою китайскую повестку денька без помощи других, а не в качестве младшего напарника в западном альянсе. И древняя хорошая теория мирного сосуществования глобальных держав могла бы стать тут хорошим выбором.