Хайко Маас: c США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) будет некомфортно (General-Anzeiger, Германия) — zod-al.ru

Он еще в костюмчике и при галстуке, но уже в кроссовках. Опосля нашего интервью, состоявшегося в его кабинете в министерстве зарубежных дел, и заседания Совета сохранности ООН в формате видеоконференции 2-мя часами позднее Хайко Маас отчаливает в отпуск. За границы Германии, но на местности Европы.

С политиком, представляющим СДПГ, повстречались Кристина Дунц и Хольгер Мёле.

General-Anzeiger: Государь министр, эти нескончаемые ссоры с Россией и Китаем, невозможность отыскать выходы из кризисных и конфликтных ситуаций, различные блокировки… Германия еще четыре денька будет занимать пост председателя Совета сохранности. Если ли совершенно смысл стремиться к неизменному членству в Совбезе?

Хайко Маас: Будучи неизменным членом Совбеза, можно влиять на соотношение сил в нем и тем на ситуацию в мире. Германия, Бразилия, Япония и Индия, образуя группу G4, издавна уже настаивают на реформировании Совбеза. Его состав все еще соответствует реалиям 1945 года, когда лишь появилась ООН. Если б в его состав на неизменной базе вошли и остальные страны, это лучше отражало бы сегодняшнее положение дел в мире.

Потому федеральное правительство не отрешается от заявленной цели по вхождению в состав Совбеза на правах неизменного члена, сформулированной, в частности, в коалиционном договоре, хотя в крайние годы фактически не было признаков прогресса в этом вопросце. Застой, который мы повсевременно смотрим, когда речь входит о животрепещущих вопросцах и больших конфликтах, свидетельствует, что Совбез в собственном сегодняшнем составе, по нашему воззрению, чуть ли сумеет отлично работать далее.

— Германия готова в гонке за неизменное членство в Совбезе пропустить вперед Африку?

— Четыре страны (в том числе и Германия), входящие в G4 и стремящиеся к неизменному членству в Совбезе, будут действовать вместе с Африкой. Речь не о том, кто первым добьется цели, а о том, чтоб создать это вместе.

— Совет сохранности ООН, призванный смотреть за миропорядком, — быстрее могущественный либо беспомощный орган?

— Можно сказать и так, и так. Это как и раньше орган, в котором мы можем достигнуть окончания огромных войн нашего времени. Но в то же время это формат, в котором почти все вещи не удаются. Кто-то повсевременно перекрывает те либо другие решения. К примеру, пригодилось четыре месяца на то, чтоб принять резолюцию по поводу пандемии коронавируса, другими словами по вопросцу, касающемуся всех государств мира.

Статьи по темеBild: глава германского МИД (Министерство иностранных дел — в ряде стран министерство, занимающееся вопросами внешней политики и международных отношений) не лицезреет шансов для Рф в G8ИноСМИ27.07.2020Тем не наименее я как и раньше верю в этот орган. Он способен не лишь положить конец конфликтам и кризисам, но и предотвращать их. В дальнейшем Совбез должен активнее работать превентивно, а не только лишь тогда, когда возникают 1-ые жертвы.

— Почему Совбезу не хватает сил на санкции против стран, как и раньше разжигающих войну в Ливии, направляя туда орудие и наемников?

— Поэтому что у таковых государств, как Наша родина и Китай, есть право вето, и они его употребляют. Есть эмбарго на поставки орудия морским методом, за соблюдением которого смотрит миссия ЕС IRINI. Есть также комитет по санкциям, контролирующий этот вопросец. Германия, Франция и Италия условились не делать мириться с контрабандой орудия и поднять вопросец о первом шаге к принятию санкций со стороны ЕС против компаний, по поручению третьих лиц поставляющих орудие в Ливию. Если этого будет недостаточно, нам придется быть готовыми ввести санкции против государств, нарушающих эмбарго.

— Германия сама известна как 4-ый по величине экспортер орудия в мире. Почему правительство не приостановит стопроцентно поставки орудия в Турцию, которая участвует в войнах в Сирии и Ливии?

— Турция больше не получает германское орудие, которое могла бы использовать в ходе войны в Сирии. Мы поставляем ей только морское орудие…

— Подводные лодки…

— Турция — наш союзник по НАТО (Организация Североатлантического договора, Северо-Атлантический Альянс — крупнейший в мире военно-политический блок). Правительство в Анкаре взяло на себя в рамках альянса задачки, нужные для защиты всего альянса. Деяния Турции в ходе войны в Сирии неприемлемы для нас. Потому мы ответили отказом на бессчетные заявки Турции на покупку нашего орудия, что само по для себя можно считать суровым шагом, если учитывать, что идет речь о 2-ух союзниках по альянсу.

— Наша родина поддерживает фаворита ливийских повстанцев генерала Халифу Хафтара и Башара Асада в Сирии. Она грабит эту страну и ведет гибридную войну на востоке Украины. Кто она, Наша родина, — партнер, противник либо соперник?

— Восприятие Рф зависит от ее действий. В реальный момент соотношение меж этими определениями в рамках различных «досье» разносторонне. Но мы также знаем, что Наша родина нам нужна для урегулирования конфликтов в Сирии, Ливии и на Украине. Урегулирование может быть, лишь если мы будем действовать сообща, а не друг против друга. Германия играет роль посредника в Ливии, а также на Украине, где мы сотрудничаем с Францией.

Наша родина, но, обязана заносить свою лепту в то, чтоб урегулировать ситуацию на Украине. В Совбезе ООН Москва помешала поставить в Сирию гуманитарную помощь для 1,5 миллионов обитателей, поэтому что настаивает, чтоб к страдающим людям был лишь единственный коридор доступа.

— Вы как глава МИД (Министерство иностранных дел — в ряде стран министерство, занимающееся вопросами внешней политики и международных отношений) Германии все еще имеете иллюзии по поводу заслуги мира, когда общаетесь с Сергеем Лавровым?

— Сергей Лавров — весьма опытнейший министр. На переговорах он весьма поочередно представляет интересы Русской Федерации, но с ним тоже постоянно можно отыскать то либо другое решение.

— Было бы верно вновь принять Россию в ряды G8?

— Россию исключили из G8 из-за аннексии Крыма и интервенции на востоке Украины. Пока эти вопросцы не будут улажены, я не вижу шансов на ее возвращение в этот формат.

— А если президент США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) Дональд Трамп пригласит Россию и остальные страны на саммит G7?

— Наша родина сама может внести решающий вклад в то, чтоб эти двери вновь раскрылись для нее. G7 и G20 — два формата, уместно координирующие свою деятельность, и нам не необходимы G11 либо G12.

— Вы уже списали Крым со счетов?

— Нет. Мы работаем в «нормандском» формате над решением по востоку Украины и над реализацией Минских соглашений. Но мы не забываем, что и Крым является частью Украины. Мы не можем, пожимая плечами, принять к сведению, что в XXI веке в Европе границы вот так просто переносятся. С нашей стороны нет сигналов в адресок Москвы о том, что если ситуация на востоке Украины будет урегулирована, то и вопросец с Крымом будет урегулирован.

КонтекстDie Welt: Лавров даже не пробовал опровергать обвинения Хайко МаасаDie Welt07.12.2018SZ: МИД (Министерство иностранных дел — в ряде стран министерство, занимающееся вопросами внешней политики и международных отношений) Германии раскритиковал Россию за ее политику в СирииSüddeutsche Zeitung09.07.2020Die Welt: Лавров и Маас померились «мягенькой силой»Die Welt22.08.2019— Президент США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) Дональд Трамп дает ощутить европейцам, до этого всего Германии, что они уже не так важны. Такое отношение еще можно поправить?

— США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) остаются для нас важным партнером за пределами Европы. США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) — это больше, чем просто Овальный кабинет в Белоснежном доме. Потому при всех различиях в позициях мы стараемся, чтоб трансатлантические дела были крепкими в длительной перспективе. Мы уже лицезреем, что коммуникация стала труднее, и Белоснежный дом воспринимает решения, не обсудив их с партнерами в Европе. Но нам нужны США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) и в дальнейшем. К слову, и напротив то же самое.

— Вы верите, что последующий президент США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) опосля Дональда Трампа опять сумеет примирить европейцев и янки в НАТО (Организация Североатлантического договора, Северо-Атлантический Альянс — крупнейший в мире военно-политический блок)?

— Тот, кто на данный момент в Европе ставит все на смену власти в Белоснежном доме, должен настроиться на то, что даже в этом случае так непосредственно, как ранее, уже не будет. Южноамериканская наружная политика и политика сохранности поменялись, и не только лишь с прихода Дональда Трампа на пост президента. США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) в один прекрасный момент взяли на себя роль мирового полицейского, но они уже не желают исполнять ее в прежнем объеме. Европа в будущем обязана активнее сама находить, что в состоянии сделать для своей сохранности.

— Ваша партия частично скептически и негативно относится к концепции НАТО (Организация Североатлантического договора, Северо-Атлантический Альянс — крупнейший в мире военно-политический блок) совместного использования ядерного орудия. СДПГ вынесет это на обсуждение в предвыборном 2021 году?

— СДПГ как раз это дискуссирует. При совместном ядерном использовании идет речь о международном обязательстве Германии. Речь также о европейской сохранности, до этого всего для наших восточноевропейских соседей, которые совершенно по другому воспринимают опасность со стороны Рф, нежели запад либо юг Европы. Потому я скажу так: кто желает быть надежной частью европейской архитектуры сохранности, должен смотреть за сиим и в совместном использовании ядерного орудия.

— Избрание Норберта Вальтера-Борьянса и Заскии Эскен успокоило СДПГ либо воскресило?

— В реальный момент я в любом случае не наблюдаю в СДПГ воинственности. Никто больше не ставит под колебание огромную коалицию. Никто не гласит, что в текущей ситуации большая блок — это некорректно. Мы запустили масштабную вкладывательную программку, на очереди малая пенсия, мы обсуждаем минимальную ставку зарплаты в размере 12 евро…

— …то все есть непревзойденно с новеньким двойным председательством СДПГ?

— Большенный коалиции 10-ки раз предвещали смерть, но она не наступила. Мы отлично управляем!

— У министра зарубежных дел, в общем-то, отличные карты на руках, чтоб выдвинуть свою кандидатуру на пост канцлера. Но пока что от вас ничего не было слышно на этот счет.

— СДПГ не допустит ошибки на данный момент, когда страна стопроцентно занята коронавирусом, и не начнет устраивать дебаты о кандидате. У нас есть хороший вице-канцлер. Почти все веруют, что он был бы неплохим канцлером. Я тоже. СДПГ на данный момент в первую очередь должен возвратить доверие, а не проводить не те дебаты не в тот момент.

— СДПГ совершенно нужно выдвигать кандидатуру на пост канцлера?

— Эти выборы будут различаться от прежних. Больше не будет выдвигаться работающий канцлер. ХДС и ХСС еще лишь предстоит решить, кто будет кандидатом на этот пост. Я могу лишь порекомендовать СДПГ идти на последующие выборы в бундестаг с наибольшей уверенностью — и, естественно, с кандидатом на пост канцлера. Не создать этого — это принизить себя. Лишь не нужно совершать старенькых ошибок: в крайних предвыборных кампаниях уже само выдвижение кандидата было началом конца. Мы точно способны на большее. А вопросец, когда будет определен кандидат на пост канцлера, мы еще решим.