Интервью с президентом Трампом: «Реальная ненависть — это ненависть с иной стороны» (The Washington Post, США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке)) — zod-al.ru

Когда я вошел в Овальный кабинет, президент Трамп просматривал результаты крайних опросов (внутренних и не только лишь), которые демонстрировали, что в главных «колеблющихся» штатах он идет вровень с Джо Байденом или опережает его. «Пенсильвания — поровну. Флорида — на один больше. Висконсин — на один больше. Техас — на 5 больше. Аризона: Трамп — 49, Байден — 45; Северная Каролина: Трамп на три больше. А позже Монтана: у Трампа намного больше — 52-38», — произнес он.

Хотя кое-кто в Республиканской партии, может, и паникует по поводу результатов остальных опросов, показывающих, что переизбраться будет нелегко, президент сохраняет уверенность. «Я еще даже и не начал кампанию», — произнес он. И добавил: «На данный момент из-за коронавируса проводить кампанию незначительно тяжело. То, что сделал с нами Китай, просто неописуемо. Мы шли ровно, равномерно преодолевая препятствия, и это было нереально приостановить. А позже случилось вот это. И это позор, но сейчас [мы] должны возвратиться к работе. Но я считаю, что у нас дела идут весьма отлично». 

Наш разговор перебежал к нехорошему свету в СМИ (Средства массовой информации, масс-медиа — периодические печатные издания, радио-, теле- и видеопрограммы) его блестящей речи, произнесенной на горе Рашмор третьего июля. Речь, по его словам, «по сути была не темной, а совершенно напротив». «Это у иной стороны все темно…. Они пробуют все повредить. И я считаю, что они безумные, но думаю, что они к тому же злые. В этом есть некое зло. И я не могу поверить, что больше не будет противодействия, ответной реакции. Я имею в виду, с моей стороны. Но люди, которые находятся по другую сторону задачи, подобны ягнятам, которых ведут на заклание. Они похожи на овец, которых ведут на бойню. Их уничтожат, если они не отступят».

КонтекстТрамп: США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) в осаде «ультралевого фашизма» (Guardian)The Guardian05.07.2020Дональд Трамп: они задумываются, что южноамериканский люд слабенький и преданный, — но нет (White House)The White House08.07.2020Противоборство Трамп-Меркель: Северный поток-2 угрожает серьезно поссорить США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) и ГерманиюИноСМИ05.07.2020В собственной речи Трамп воздал подабающее Аврааму Линкольну за победу в Штатской войне и подписание «Прокламации о освобождении рабов», а также именовал рабство «зазорным институтом». Так почему же Трамп так непреклонен в защите мемориалов и памятников деятелям времен Конфедерации? «Нет, я не непреклонен,- отвечает президент. — Но я решительно хочет защищать прошедшее. Это часть нашей истории. Они сносят все попорядку. Они уничтожают историю, они уничтожают весьма почти все, Марк. Они уничтожают все и именуют это «культурой отмены». Не думаю, что это неплохой термин, но по сути он весьма описателен, о многом гласит…. Они желают все отменить. Они желают отменить не плохое и нехорошее. Они начали с того, что отменили то, что было разносторонне и вызывало споры, и я, вообще-то, гласил о этом много годов назад…. „Так означает, последующими будут Джордж Вашингтон и Томас Джефферсон?″. И выходит, что они вправду последующие…. Я как бы произнес это полушутя, а сейчас люди молвят: „Трамп был прав». Эти люди безумные. Они совсем сумасшедшие».

Критики президента в средствах массовой инфы отождествляют его критику в адресок толп, которые устраивают кавардаки и сносят монументы, с критикой наиболее широкого движения за расовую справедливость. Потому я задал вопрос его прямо: «Поддерживаете ли вы мирные протесты?». «Мирные протесты за расовую справедливость? Непременно. Мирные протесты, и точка. Очевидно. Я поддерживаю мирные протесты», — дал ответ он. Что он не поддерживает, так это насилия толпы и «культуру отмены». «Там были люди, которые были ультралевыми конструктивными маньяками, это были анархисты, и они были подстрекателями, агитаторами. Там были и остальные люди, и они не соображали, что делают. Их во все это втянули».

Он считает, что насилие было подавлено благодаря его твердой реакции. «В Миннеаполисе опосля нескольких дней наблюдения за сиим фиаско, я востребовал навести туда Национальную гвардию, — гласит он. — И как лишь гвардейцы туда вошли — не понимаю, помните ли вы — как лишь они возникли, они выстроились в ряд на улице, прошли через нее, как ножик разрезает масло, и все завершилось. Все закончилось»

Президент США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) Дональд Трамп выступает по случаю Денька Независимости США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке)

Трамп также утверждает, что движение «Жизни чернокожих имеют значение» (Black Lives Matter) проповедует насилие в отношении правоохранительных органов. «Поглядите на людей, которые им правят, они марксисты, они люди, которые нам не необходимы, — произнес он. — Но же они стают практически таковыми же, как эта группа восхитительных людей. И поглядите на то, что вышло с кавардаками, поглядите на все то, что вышло, я считаю, что это весьма, весьма раскольническая, подстрекательская группа. И я не единственный, кто так задумывается. Сейчас почти все люди не желают гласить о этом, поэтому что им не хватает смелости гласить о этом. Но они это ощущают, соображают. [Национальная баскетбольная ассоциация] сейчас пишет на площадках большими знаками — Black Lives Matter. Это массовая тенденция, мейнстрим, но люди, управляющие сиим движением, не мейнстрим».

Я напомнил, что опосля убийства Джорджа Флойда, в Денек памяти павших, миллионы янки прошли мирным маршем, и что большая часть из их не выступают ни за «культуру отмены», ни за насилие против правоохранительных органов, а требуют расовой справедливости. «Я тоже», — перебил меня Трамп.

Трамп также гласит, что не испытывает любви к Конфедерации. «Я против нее. Я был с ней не согласен. Я родился в Нью-Йорке, я против этого…. Я — янки. Но я также являюсь приверженцем свободы слова, и я придаю огромное значение истории. Убить историю, вычеркнуть ее из памяти нереально. Если вы ее забудете, то непременно повторите». По словам президента, он обеспокоен тем, к чему это приведет, если поддаться «культуре отмены». «Убили конфедерата? Хорошо, пусть. Потом они убьют всех, кто против конфедератов. Я имею в виду, что им не нужен Джордж Вашингтон….. Я лицезрел, как они сносят монументы аболиционистам. Это никогда не закончится».

Статьи по темеDer Tagesspiegel: в чем конкретно ущемляют права чернокожих в СШАDer Tagesspiegel04.06.2020Главред: разрушение инфраструктуры — свидетельство деградации СШАГлавред10.07.2020Как насчет фортов и баз, нареченных в честь генералов Конфедерации? У нас нет базы, нареченной в честь Бенедикта Арнольда, который вошел в нашу историю, поэтому что был предателем. Эти генералы Конфедерации были «бенедиктами арнольдами» собственного времени. «Я считаю, что это совершенно другое дело, — дал ответ Трамп. — Самое увлекательное, что эти базы были названы в чью-то честь через много лет опосля войны. И они были названы в чью-то честь в символ примирения, чтоб соединить нашу страну. А позже, ни с того, ни с этого, они их отменяют. Итак вот, я не выступаю за либо против этих имен, поэтому что большая часть имен — вы понимаете Форт-Брэгг, но никто не понимает, кто таковой генерал Брэгг. Но из этих фортов мы выиграли две мировые войны. Мы одолели в 2-ух глобальных войнах. И что, у кого-то в связи с сиим есть хоть какие-то предрассудки? Из всех этих мест мы достигнули огромного фуррора, и нам сопутствовала большая фортуна. И сейчас мы ни с того, ни с этого будем поменять их наименования? И в честь кого мы их назовем?». 

Как насчет того, чтоб именовать их в честь неких американских героев, которых Трамп именовал во время собственного выступления на горе Рашмор? «Да, но я не уверен, можно будет их в этом уверить, — дал ответ он. С сиим не согласятся». И добавил: «Считаю, что это страшная затея. Ну, уберем мы имя, и тогда в честь кого мы его назовем? Ведь дело не в том, чтоб просто присвоить чье-то имя, все это завершится баталиями».

Но если б он мог распоряжаться в решении этого вопросца, стал бы он переименовывать их? «Если б я мог тут решать…», — он замолчал и задумался на мгновение. А потом произнес: «Я придаю огромное значение истории. Для меня это был Форт-Брэгг, нареченный в честь кого-либо в символ примирения. Я имею в виду, что он был генералом, он был непокладистым генералом, он был нехорошим, но это было изготовлено в целях примирения. Эти форты были названы в честь кого-либо, чтоб привлечь, Юг, поэтому что на протяжении длительных лет была мощная вражда. Чтоб присоединить Юг…. Но, перебил его я, это уже изготовлено, так что имена больше не необходимы. «Да, но также можно сказать, что разве тогда они нарушили соглашение?». Не считая того, по словам президента, «отыскать такового человека будет нелегко…. Другими словами, мы говорим, давайте найдем кого-то, кого все обожают. Такового человека нет…. Базу недозволено именовать даже в честь Джорджа Вашингтона».

Он ошибается. Если б Трамп отдал приказ военным переименовать базы в честь «отцов-основателей», он нанес бы удар по «культуре отмены», не поддавшись ей. Левые говорят, что и Юг, и Север были построены на рабстве. Трампу было бы проще защитить Север, если б он переименовал базы — и принудил бы собственных врагов протестовать и заявлять, что именовать военные объекты в честь Вашингтона и Джефферсона неуместно.

Но Трамп полностью прав, собираясь отдать отпор «культуре отмены». И его мысль отыщет отклик в сердцах еще большего числа людей, чем представляют для себя почти все в Вашингтоне. «Чтоб сказать то, что я говорю, необходимо иметь мужество, — произнес он. — Другими словами, я понимаю, что мог бы создать это намного проще, но это было бы некорректно. Я мог бы сказать, что я против всего („Я против всего, я стопроцентно,за’ всю эту ненависть»). Реальная ненависть — это не ненависть с моей стороны. Реальная ненависть ко многому, о чем мы говорим, — это ненависть с иной стороны».

«Может быть, то, что я говорю — это глас в пустыне, — произнес он. — Но большая часть людей со мной согласно. И почти все этого не произнесут, они, может быть, не произнесут этого даже во время опроса. Но думаю, что они произнесут это на выборах».