Командующий ВМСУ: южноамериканские фрегаты не необходимы, корвет будет достроен, а 1-ый дивизион «Нептуна» ждем в 2021 году (Думская, Украина) — zod-al.ru

  • Командующий ВМСУ: южноамериканские фрегаты не необходимы, корвет будет достроен, а 1-ый дивизион «Нептуна» ждем в 2021 году (Думская, Украина) — zod-al.ru

    07.07.2020

    В воскресенье Украина отмечает Денек собственных Военно-морских сил. Намедни этого праздничка «Думская» повстречалась с не так давно назначенным командующим ВМСУ контр-адмиралом Алексеем Неижпапой. Он разлюбезно выкроил два часа из собственного плотного графика и дал ответ на все вопросцы: о собственных замах и кадрах, о переходе на эталоны НАТО (Организация Североатлантического договора, Северо-Атлантический Альянс — крупнейший в мире военно-политический блок), о недостроенных и приобретаемых кораблях, жилище для моряков и их семей.

    Контр-адмирал произвел воспоминание человека собранного и вдумчивого, старался гласить кратко и по делу, заместо словосочетания «военно-морские силы» часто гласил просто «мы». В общем беседа вышла увлекательной.

    О кадрах

    «Думская»: Правда ли, что вашим заместителем может стать начальник 198-го учебного центра капитан первого ранга Шаген Шайволодян? Как соответствует реальности все то, что по нему «накопали» журналисты и блогеры?

    Алексей Неижпапа: По Шайволодяну не все гладко, но я желаю всех успокоить — никаким замом его не назначили и не назначат. Уже есть приказ министра обороны Украины. Заместителем командующего ВМС назначен капитан первого ранга Алексей Доскато. С самого начала это была война меж Шайволодяном и некими его подчиненными. Да, по данной нам воинской части есть уголовные дела, часть которых связана с хозяйственной деятельностью. На данный момент там полный контроль со стороны прокуратуры, ГБР, судов — все трудности, которые есть, не прятались, по ним проводятся надлежащие проверки и инспекции. Правоохранители должны отдать подобающую оценку.

    — Другими словами Шайволодян не станет вашим замом?

    — Во-1-х, у него нет соответственного образования и соответственного прохождения службы — он не был мореплавателем. Заместителем командующего быть может человек, который имеет морское образование и морскую подготовку. Шайволодян — начальник учебного центра, который занимается персональной подготовкой. Может быть, дальше он и будет занимать какие-то должности, у нас ротация происходит любые четыре-пять лет. Но на должность замкомандующего его никто никогда и не разглядывал. Вопросец о этом никогда не стоял.

    О кораблях

    — В прессе как-то докладывали о вероятном получении Украиной американских фрегатов типа Oliver Hazard Perry, но вот уже более одного года о этом не вспоминают. Это еще животрепещущая тема?

    — Фрегат Oliver Hazard Perry — это корабль экспедиционного флота для сопровождения конвоев, поиска подводных лодок в океане. Он был разработан в 70-х годах прошедшего столетия. Да, это самый массовый тип американских фрегатов, построенных опосля 2-ой мировой войны. Но это весьма старенькые корабли. Его системы устарели. С их, еще когда они служили в составе флота США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке), сняли ракетное вооружение, использовались лишь артиллерийские системы. Из состава работающего флота они были исключены в 2015 году и уже 5 лет находятся в резерве как устаревшие.

    2-ое — потому что они предусмотрены для океанской волны, они имеют надлежащие размеры. Эти корабли еще больше «Гетмана Сагайдачного» по водоизмещению, по длине. И здесь встает вопросец о базировании этих фрегатов. На данный момент нам просто негде их расположить.

    Ну и третье, самое основное — это поддержание их технической готовности. Восстановление и эксплуатация этих кораблей будет стоить больше, чем покупка корветов.

    Обычный пример: вы приезжаете на разборку каров, и там стоит «Фольксваген» 30-летней давности. Да, он даже в комплекте — на нем есть все, но он там стоит много лет. Как вы думаете, что лучше приобрести — его либо всякую пятилетнюю иномарку? Естественно же, что-то наиболее новое — на таком авто вы будете более уверенно себя ощущать, чем на тридцатилетнем «Фольксвагене». Вот и с этими фрегатами так же.

    — По инфы СМИ (Средства массовой информации, масс-медиа — периодические печатные издания, радио-, теле- и видеопрограммы), ВМС Украины не стали заказывать новейшие бронированные катера проекта «Гюрза-М»? Почему?

    — Седьмая «Гюрза» на данный момент проходит тесты — думаю, что в последующем месяце мы ее включим в состав Военно-морских сил. До конца года будет достроена еще одна единица — восьмая. Мы пока оставляем их восемь — это количество, которое нам нужно.

    — Будут ли закупаться спец противоминные корабли, тральщики?

    — Это один из 3-х ценностей, которые мы ставим для ВМС, поэтому что минная опасность на Черном море — это грандиозная угроза. Возможность того, что в районах около Одессы, Южного, Черноморска могут показаться неприятельские мины, приостановит все судоходство в нашем регионе. А это как-никак больше 7% ВВП (Валовой внутренний продукт — макроэкономический показатель, отражающий рыночную стоимость всех конечных товаров и услуг, то есть предназначенных для непосредственного употребления, произведённых за год во всех отраслях экономики на территории государства). Естественно, ответственность за минную сохранность лежит на ВМС — конкретно мы должны ее обеспечить. Потому покупка новейших противоминных комплексов и противоминных кораблей — это грозная необходимость. Все это заложено в задачки и в стратегию развития ВМС и является одним из ценностей развития.

    — Сюда цепляется вопросец о перспективах противокорабельного ракетного комплекса «Нептун», тесты которого завершились совершенно не так давно и оказались успешными. Есть информация, что на данный момент на их даже нет госзаказа. Что далее?

    — Я являюсь председателем приемной комиссии, сам лично управлял запуском ракет и понимаю этот комплекс весьма хорошо (улыбается). Это неплохой комплекс. Это прорыв в ракетостроении Украины. В мире не настолько не мало государств, которые могут для себя дозволить замкнутый цикл производства таковых ракетных комплексов. До конца последующего месяца мы должны стопроцентно приготовить соответственный набор документов по испытаниям «Нептуна». По результатам данной нам работы будет приниматься решение о закупке дивизионного набора со временем поставки в 2021 году. Существует направление в муниципальном оборонном заказе — есть таковая статья, но нет денежного ресурса. Но сам денежный ресурс будет перераспределен уже в этом году. Этот проект поддерживает президент и управление Минобороны.

    — Вопросец о недостроенных кораблях ВМС. Почти всех интересует будущее крейсера «Украина» и корвета «Владимир Величавый».

    — По крейсеру «Украина» принято решение, что он не будет заходить в состав Военно-морских сил — это океанский корабль старенького русского проекта. Все системы вооружения, которые на нем стояли, — все они русского производства. Сам крейсер — это большая мишень, и не наиболее того. Чтоб он вышел в море, нужно большущее количество остальных кораблей, авиации, необходимо соответственное обеспечение. Он расходует столько горючего, что хватит, наверняка, нескольким областям. Он весьма энергоемкий. Этот корабль был задуман как «убийца авианосцев», его задачей в 80-е годы прошедшего века было ликвидирование авианосных ударных групп Соединенных Штатов. У нас таковых задач нет, потому употреблять его по предназначению мы не сможем. Нам нужно уничтожать русские корабли, а у их таковых авианосцев еще пока нет. Единственный их авианесущий корабль — «Адмирал Кузнецов» — находится на ремонте, который угрожает стать нескончаемым. В общем, авианосцев у Рф нет, потому «убийцы авианосцев» Украине не необходимы.

    А вот корвет — другое дело. Все наши партнеры по Черноморскому региону, в том числе Болгария и Румыния, разворачивают программки по корветам. В этом году они заложат сходу четыре таковых корабля. А у этих государств территориальное море в пару раз меньше, чем у нас даже на данный момент, в критериях захвата РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина) Крыма.

    Это всепригодный класс, который может делать задачки в Черном море, он имеет подобающую систему противовоздушной обороны и массивные комплексы радиоэлектронной борьбы — это то, что делает его защищенным от огневого действия противника с воздуха. На малых кораблях такие комплексы поставить нереально — на физическом уровне не поместятся (это, видимо, гранит в огород приверженцев концепции «москитного флота», которые дают сосредоточиться на строительстве катеров, — прим. ред.).

    По цены наш корвет выходит в полтора раза дешевле, чем такие же единицы наших партнеров. На него правительство уже издержало полмиллиарда гривен — естественно, выкинуть эти средства нереально: нас никто не усвоит. Почти все составные части этого проекта уже разработаны, сделаны и будут поставлены и на этот корвет, и на «Гетман Сагайдачный», модернизация которого будет осуществлена уже в этом году. Корвет мы планируем спустить на воду в 2023 году.

    Параллельно мы продолжаем шаг разработки комплексов «Нептун» для постановки на морские платформы. Естественно, «Нептун» и пойдет на этот корвет — мы будем иметь стопроцентно собственный комплекс ракет, которые будут базироваться как на корабельных платформах, так и на береговых, и на авиационных платформах тоже.

    О Азовском море

    — Планируются ли новейшие переходы из Одессы либо Очакова в Азовское море? Поведайте, что ВМС собирается созодать в этом регионе.

    — Гласил много раз и повторю опять: Азовское море — это не лужа Русской Федерации. Если они задумываются, что они будут себя вести, как привыкли — у их не получится. Уже в этом году мы увеличим количество единиц в Азовском море. Мы должны получить из США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) самые современные катера типа Mark VI — всего 16 единиц. Естественно, часть из их непременно будет в Азовском море. С ракетными комплексами на борту — наиболее действенными для этого региона.

    Катера Mark VI — это всепригодная платформа, на ней можно установить орудие и оборудование по нескольким фронтам, начиная от функции патрулирования и заканчивая посадкой диверсионных сил около берега противника, оборудование для поиска и ликвидирования мин, ракетные комплексы малой дальности для ликвидирования противника. Mark VI владеют собственной информационной системой — все катера этого типа находятся в одном информационном пространстве и передают данные онлайн. Сейчас самое основное — уметь мастерски их употреблять.

    Нужно отметить, что Штаты их планировали лишь для себя и, не считая как Украине, их еще никому даже не давали — это вышло поэтому, что мы разработали стратегию и поставили цели — как поэтапно развивать ВМС Украины. Это вышло благодаря слаженной работе предшествующего командования ВМС — и Игоря Александровича (Воронченко — прим. ред.) в том числе. На первых порах наши зарубежные партнеры не соображали, что мы желаем и как мы это собираемся достигать. И вот когда была сформирована стратегия, поставлены задачки и выделены ценности, наши западные партнеры обусловились — как нам помогать. Все поэтапно расписано по годам и в наиблежайшее время обязано быть принято на законодательном уровне Украины по нашим государственным эталонам.

    — Наша родина нас весьма желала загнать на сберегал, лишить моря и объявить Черноморско-Азовский регион стопроцентно своим.

    КонтекстЗеленский: мы вернем все наши местности (Президент Украϊни)Президент України06.07.2020National Interest: новенькая стратегия развития ВМС УкраиныThe National Interest12.03.2019InfoResist: Наша родина пропустила корабли ВМС Украины под Крымским мостомInforesist23.09.2018

    — Если б они желали это создать — сделали бы это еще в 2014 году. РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина) ожидает момента конфронтации. Естественно, когда начнется последующий шаг злости с их стороны, они захочут это создать немедленно — прошло 6 лет, но по-настоящему суровых шагов по морю они не провели. А мы усилили оборону — усилили компонент морской пехоты, укрепили береговую сохранность. На данный момент, слава Богу, вектор поменялся — на данный момент мы делаем усиление на море. Президент и министр обороны дали ВМС карт-бланш: разрабатывается проект строительства новейших мест базирования флота — мы не можем находиться лишь в малеханькой гавани в Одессе и в малеханькой гавани в Очакове. Для того, чтоб иметь мощный флот, мы обязаны иметь подобающую инфраструктуру, нам необходимо пространство, где ставить наши корабли. Актуальный цикл военного корабля — приблизительно 25 лет: его необходимо содержать, чинить, обслуживать. На данный момент принимаются решения, передаются земляные участки на берегах Темного и Азовского морей для сотворения достойных баз. Внимание со стороны страны на данный момент уделяется ВМС огромное — без нас не будет моря у Украины, а без моря не будет Украины. Осознание у управления есть — это позитив, и мы его будем очень употреблять во благо Военно-морских сил.

    — Другими словами вы желаете сказать, что из шага выживания ВМС перебегает на шаг развития?

    — Да, естественно. Прошлые командующие ВМС провели колоссальную предварительную работу. Опосля выхода из Крыма нас было чуток больше 2-ух тыщ, а на данный момент — больше 10 тыщ. Наши морские пехотинцы, нужно дать подабающее командованию морской пехоты, — делают свои задачки и делают это удачно. Мы на данный момент имеем неплохой береговой компонент. В 2014-м его фактически не было. По оснащению, по духу, по подготовке мы еще посильнее, чем были в Крыму, — ну, понятно, что не было тогда войны. Сейчас моя задачка создать так, чтоб главный удар мы могли принять не на берегу, а на море. Мы должны создать так, чтоб противник находился у собственного берега, зная, что мы мощные. Создать так, чтоб мы не ожидали, когда он придет к нам.

    О возвращении Крыма

    — Адмирал Игорь Воронченко постоянно декларировал, что мы вернем Крым и это будет при нашей жизни. А вы как считаете?

    — Основная база Военно-морских сил Украины — это Севастополь. Я от данной нам идеи, принципа и месседжа никогда не откажусь. Если вы поглядите — у меня в приемной висят фото кораблей — там на их написано «Севастополь». Я их специально повесил, чтоб все соображали, что основная база ВМС Украины — это Севастополь. Там я прослужил всю свою корабельную жизнь. Мы вернемся.

    — Как будет развиваться наше противоборство с РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина). Вы полководец, вы вели войны на востоке Украины, что вы на данный момент ждете от россиян?

    — Мы готовимся к полномасштабной военной конфронтации, понимая, что если такая произойдет, то, к огорчению, это будет много утрат — и наших воинов, и штатского населения. Почти все на данный момент этого не соображают — хотя в стране седьмой год идет война.

    — Другими словами вы рассматриваете вариант, при котором русские войска попробуют прорваться из Крыма на юг Херсонской области, чтоб отдать возможность пустить воду из Днепра в Северо-Крымский канал?

    — Я не исключаю таковых действий со стороны Русской империи. Мы готовимся. Все поведать не могу, но вот для вас небольшой факт. Дальность ракетного комплекса «Нептун» дозволяет использовать его с материковой Украины на подходах к Севастополю. Вот там и поглядим.

    — Может, это будет соединено с обострением ситуации в Донбассе, ведь на данный момент там относительное затишье…

    — Я бы так не произнес. Если ассоциировать с 2014-16 годами, на данный момент там окопная война, к огорчению. Наши подразделения готовятся не лишь к окопной войне, но и к наступательным действиям — к работе подразделений в городских критериях, к выполнению задач и боевым действиям не лишь в обороне, к маневренным действиям. Путин никогда не даст нам Донбасс добровольно по Минским соглашениям, к огорчению. Лишь вынужденно — если сложится финансовая и геополитическая ситуация.

    Как мы усвоим, что в Крыму начнет восстанавливаться канал, туда будет вливаться денежный ресурс Русской империи (да, я так их называю: это империя с тераном во главе), то это будет верным сигналом того, что РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина) готовится к полномасштабной конфронтации. Тогда и нам придется отвечать на вызовы.

    О реформах в ВМС и сотрудничестве с НАТО (Организация Североатлантического договора, Северо-Атлантический Альянс — крупнейший в мире военно-политический блок)

    — Будет ли реформироваться наземный компонент ВМС — артиллерия, танки? Некие считают, что их у вас очень много — будут ли сокращения?

    — Есть определенный набор, который нужен для решения соответственных задач. Если они будут изменены, то и компонент будет изменяться.

    — А страшилка по поводу сокращения Вооруженных сил? Оно, вправду, происходит?

    — Есть закон о численности Вооруженных сил Украины — согласно ему все и действует. Под эту численность и выделяется денежный ресурс. Армия содержится на налоги, она не зарабатывает средства, как некие правоохранители, которые собирают налоги и штрафы. Армия — только расходная статья бюджета страны. Численность ВС описывает закон. На данный момент управление Миобороны приводит численность Вооруженных сил к закону. Если охото приобрести паритет с РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина), то тогда у нас Вооруженных сил обязано быть больше миллиона — но это нереально. Будет у нас 250 тыщ либо 500 — все равно армия Русской Федерации будет больше, это [по совокупности параметров] 2-ая армия в мире. Потому мы должны брать качеством — иметь приготовленный и отлично вооруженный по крайним технологиям личный состав. Украинские вооруженные силы должны быть сверхтехнологичными и приготовленными. Вот и все.

    — Поведайте о сотрудничестве с западными партнерами. Какие на данный момент тенденции и задачки?

    — Сначала меж нами было просто общение, чтоб выработать осознание — куда мы идем далее. Это была информационная помощь на понятийном уровне. Этот шаг уже пройден — проведены все консультации. В ВМСУ эталона 2020 введена система управления предложена по эталонам НАТО (Организация Североатлантического договора, Северо-Атлантический Альянс — крупнейший в мире военно-политический блок), все Вооруженные силы уже перебежали на эти эталоны. Обмен воззрениями и организация взаимодействия меж элементами управления длится, но практически мы уже работаем, как наши западные партнеры.

    Один из основных ценностей нашего сотрудничества — это материально-техническое оснащение армии, это понятно. В особенности это касается судостроения. Я обращаю внимание на противоминные корабли, поэтому что Украина не владеет подходящим производственным и научным потенциалом, чтоб строить такие корабли. Мы никогда это не делали и не сможем это стремительно воплотить. Потому данному вопросцу я уделяю самое огромное внимание. Далее — поставка кораблей и катеров, которые сумеют заполнить ту нишу, которая на данный момент нам так нужна — это прибрежная зона, ближняя зона. Мы должны на данный момент стремительно заполнить эту нишу и перейти к последующему шагу — работа около берега противника: это цель, которую мы на данный момент ставим впереди себя. И наши партнеры будут участвовать и в этом шаге.

    Третье направление — это подготовка кадров. Корабль можно выстроить за два-три года, даже большенный. А вот командира корабля приготовить — нужно 10 лет. Командира корабля, который готов управлять кораблем, использовать его орудие и быть полностью совместимым с командирами кораблей наших партнеров в море — это та задачка, которую мы ставим впереди себя. Матроса, по минимуму, нужно готовить год, старшину — минимум три года, а командира — 10. Это большенный срок. И организация подготовки — то направление, которое мы бы желали продолжать с нашими партнерами. Наши курсанты и далее будут обучаться в учебных заведениях государств НАТО (Организация Североатлантического договора, Северо-Атлантический Альянс — крупнейший в мире военно-политический блок): в Италии, в Англии, думаю, к ним добавятся и Соединенные Штаты, на данный момент с коронавирусом это незначительно проблематично, но, я думаю, будет реализовано. Это подготовка по программке ORBITAL — вчера мы как раз встречались с английскими сотрудниками и наметили некие направления совершенствования нашей работы. Успешно, что и эта подготовка уже перебежала из фокуса только берегового компонента на морской.

    Далее — естественно, это учения Sea Breeze как один из самых основных инструментов перевода ВМС на эталоны НАТО (Организация Североатлантического договора, Северо-Атлантический Альянс — крупнейший в мире военно-политический блок). Я 5 раз был управляющим этих учений с украинской стороны. Желаю сказать, что мы прогрессируем — и весьма очень. Если вспомянуть учения 2014 года, сходу опосля аннексии Крыма, которые мы проводили в море, не заходя в Одессу, и сопоставить с прошедшим 2019 годом — это суровый прогресс. Мы учили не просто корабли, тактические группы и тренировали какие-то эпизоды — там было сформировано стопроцентно все, начиная от системы управления — от органа управления, который управлял учениями… И в море командиры кораблей разговаривают на одном языке, употребляют один понятийный аппарат — это то, что мы будем далее продолжать и усовершенствовать.

    Жилище для военнослужащих и ликвидация КЭЧ

    — Вопросец о жилище стоит остро — почти все уходят из армии просто поэтому, что им негде жить. Как решается этот вопросец?

    — Вопросец верный. Никакой военный не будет отдаваться службе стопроцентно, если у него нет надежного тыла — собственного дома, куда охото ворачиваться. Мы хотят создать все, чтоб решить вопросец с жильем. В этом году в Одессе было выделено 18 квартир для офицеров. На данный момент поставлена задачка прирастить эту цифру минимум в два раза, и до конца года, думаю, будет еще до полусотни квартир для военных, которые вышли из Крыма. Эта работа не остановится — мы будем продолжать добиваться, чтоб офицеры, старшины, матросы были со своим жильем.

    Что касается Николаева, то в этом году мы сдали для 10-й авиационной морской бригады 44 квартиры на Чайковского — это штатно-должностное жилище для наших летчиков. Также были выделены квартиры для морской пехоты. В этом году раскроются два общежития в Дачном (пункт неизменной дислокации 35-й отдельной бригады морской пехоты, — прим. ред.) и одно — в Николаеве для морской авиации. Не считая этого, до конца 2020 года в Дачном будут окончены казармы усовершенствованного типа для размещения контрактников — это кубрики до 5 человек со собственной душевой и санузлом. Практически вчера я там был и гласил с прорабом — мы пытаемся, чтоб это все смотрелось достойно, и людям было приятно находиться там, ворачиваясь с боевых задач.

    В перспективе ждем 80-квартирный дом в Одессе в 217-м военном городе на Фонтане (Судостроительная — прим. ред.), который должны были сдать еще в 2016 году. В этом году, надеюсь, его окончат — это для офицеров штаба командования.

    Не скажу, что все это дозволит закрыть потребности в жилище для личного состава ВМС, но мы, вправду, делаем все вероятное.

    — Раз мы уже заговорили о Фонтане, как скоро завершится реконструкция спостроек бывшего института сухопутных войск на 6-й станции, где планируют расположить штаб и институт ВМСУ. Работы ведутся весьма медлительно, если совершенно ведутся.

    — По решению управления Минобороны, для того, чтоб уйти от всех непонятных непрозрачных схем, на данный момент происходит реструктуризация квартирно-эксплуатационных частей по всей Украине — часть возможностей будет передана подразделению, которое подчиняется Генеральному штабу, часть возможностей передадут командующим видами войск, которые больше всего заинтересованы в реализации всех программ — нам нужно отдать жилище людям стремительно и отлично.

    Реструктуризация ориентирована на то, чтоб убрать все излишние схемы, поэтому что, к огорчению, работали не на итог, а на процесс. Для нас, военных, нужен итог — построенное жилище. Это проблематика квартирно-эксплуатационных частей, которая была десятилетиями в вооруженных силах — еще, наверняка, с Русского Союза. КЭЧ был нужен процесс — чтоб что-то строилось и на это шло финансирование, а конечный итог для тех, кто строил, не был важен — они же там не жили, не служили. Сейчас вопросец ставится по-другому — сейчас мы будем строить сами для себя и за это отвечать.

    — И когда начинается эта реструктуризация КЭЧ? Выходит, что офицеры, которые там служат, останутся без работы?

    — Она начинается в ближний месяц. Да, почти все из их останутся без работы, в особенности те, кто, мягко говоря, не были настроены на итог — я бы так оценил их деяния.

    О «шпионских скандалах»

    — Не так давно в сотрудничестве с РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина) были обвинены двое военнослужащих ВМСУ — начальник Института Военно-морских сил Одесской морской академии капитан первого ранга Петра Гончаренко и командир корабля «Александр Охрименко» капитан второго ранга Анатолий Люлько. При всем этом о подозрении им не докладывали, и смотрится это все достаточно удивительно. Что вышло и что будет далее?

    — Я для вас скажу, как я отношусь к этому. 20 лет ситуация с Россией и все, что соединено с нею и с событиями в Крыму, для меня имеет два цвета: белоснежный — это украинский, и темный — это русский. Сероватого цвета я не воспринимаю. То бишь недозволено быть вроде украинцем и гласить: «Да, мы вышли», — и при всем этом поддерживать дела с той властью, которая там находится на данный момент. Для меня это неприемлемо и не было приемлемо никогда. Я лично вышел из Крыма 10 апреля 2014 года со всей собственной семьей — посадил в машинку супругу, деток и начальника связи ВМС, к слову. Со всеми манатками мы выехали. Мне тогда посодействовал генерал Гуляк (начальник Военной академии генерал-майор Олег Гуляк — прим. ред.) — расположил вещи у себя, мы с ним дружны до этого времени, он единственный, кого я тогда знал в Одессе. Я не ездил в Крым опосля этого и не пустил свою супругу — даже на похороны ее отца в 2015 году.

    — Другими словами русский паспорт у вас буквально не отыщут?

    — Миллион процентов для вас гарантирую (смеется). Я это так воспринимаю. Агрессивно. Вроде бы там ни было, мне не звонит ФСБ (Федеральная служба безопасности Российской Федерации — федеральный орган исполнительной власти Российской Федерации, осуществляющий в пределах своих полномочий решение задач по обеспечению безопасности Российской Федерации). Есть какие-то бывшие военнослужащие, которые там уволились в припас до всех событий 14 года и остались в Крыму, они стараются навести контакт, но я им не отвечаю. Я не понимаю, кто у их за спиной и кто все это пишет, поэтому что ФСБ (Федеральная служба безопасности Российской Федерации — федеральный орган исполнительной власти Российской Федерации, осуществляющий в пределах своих полномочий решение задач по обеспечению безопасности Российской Федерации) может вынудить пойти на предательство даже неплохого человека. Я к этому отношусь лишь так.

    Что касается общения моих офицеров и русского паспорта у 1-го из их — я, естественно, понимаю, что почти все оставили там жилище, ценности, родственников, — но я не могу осознать, как у офицера Вооруженных сил Украины быть может паспорт страны, с которой мы воюем. Я к этому отношусь категорически — я поеду в Крым лишь тогда, когда там будет наш сине-желтый флаг. Все. Точка.

    — А что с этими офицерами?

    — Гончаренко передал возможности временно исполняющему обязанности начальника института — я сейчас жду от него доклад. Будет объявлен конкурс на новейшего начальника института ВМС. Люлько отстранен от должности на время проведения расследования, его нету на корабле. Для меня неприемлемо, что мой офицер имеет русский паспорт.

    О личном: про карьеру, семью, Крым и князя Киевского

    — И, наверняка, крайний вопросец — почему вы избрали такую судьбу — быть военным мореплавателем?

    — Я родился в Севастополе и там родились мои малыши. Мой папа был военным мореплавателем и доктором, и дедушка был доктором, и дядя тоже был доктором — у нас военно-морская мед династия. Я тоже задумывался быть военным доктором, но для этого нужно было двигаться обучаться в Россию, а у нас украинская семья — корешки из Винницкой области, фамилия — из Запорожской Сечи. Где я и где Наша родина? Я украинец. Когда Украина уже стала независящей, поступил в Севастополе в академию, закончил ее и стал военным мореплавателем.

    — Поведайте, как выходили из Крыма в 2014-м. Я понимаю, что россияне тогда интенсивно обрабатывали наших военных и в особенности семьи.

    — Россияне, вправду, проводили суровую, отлично приготовленную операцию — говорили и с супругами, и с родителями, уверяли остаться. Но я всю свою сознательную жизнь прожил в независящей Украине, ни денька не служил ни в русской, ни в русской армии — был курсантом в украинском вузе, офицером ВМС Украины. Я родился на Украине, служу Украине — для меня никакой проблемы не было совершенно.

    — Вас пробовали обвинить чуток ли не в сдаче Академии ВМСУ…

    — Да, тогда я исполнял обязанности начальника Академии ВМС. На момент начала захвата полуострова 23 февраля я находился в Киеве на учебе (в Государственном институте обороны Украины, — прим. ред.) — у меня была сессия, а 1 марта возвратился в фактически уже оккупированный Крым, продираясь через кордоны: стояли уже русские десантники, все было оккупировано. Прибыл в академию — это было как раз в тот денек, когда контр-адмирал Березовский (тогдашний командующий ВМСУ, изменщик родины, — прим. ред.) присягнул оккупантам. Когда я узрел это по телеку, то чуток не зарыдал: таковой был мощный шок и удар — тот человек, с которым много лет служили, кинул. В тот же денек в академии меня повстречал ФСБшник и задал вопрос: кому я буду подчиняться — Березовскому либо назначенному командующим ВМС Украины Сергею Гайдуку? Я произнес: «Вопросец не рассматривается. Ответьте мне лучше на два вопросца». Он гласит: «Давайте». Я продолжаю: «Вот вы окрестили собственный атомный подводный крейсер «Юрий Долгорукий». Кто таковой был Юрий Долгорукий?» Он отвечает: «Основоположник Москвы. Князь». Я говорю: «Ну да, Москвы. А князь чей?» Он не мог осознать. Я говорю: «Князь Киевский. И похоронен в Киеве». Опосля этого он молчком развернулся и больше я его не лицезрел никогда.

    — Другими словами он выдержал лишь один вопросец от вас?

    — Ну да (смеется). Больше предложений перейти на российскую сторону мне не поступало. Не вербовали. Было недопонимание моей позиции со стороны родных супруги, хотя она меня поддержала сходу, как лишь я произнес, что мы выходим на континент: «Если ты едешь — то собирайся, а если хочешь остаться — оставайся, но за тобой я не вернусь». Она ответила: «Нет, я не останусь, едем», — так мы и вышли. Просто другого пути не было.

     

Leave a Comment

To Top