Le Figaro (Франция): имеем ли мы право быть дамой, не будучи феминисткой — zod-al.ru

Каждодневные дискуссии, предлагаемые соц сетями, и, к огорчению, все наиболее бессчетными СМИ (Средства массовой информации, масс-медиа — периодические печатные издания, радио-, теле- и видеопрограммы), отражают растущие в обществе трудности в ведении диалога, умении идти на соглашение и почтении остальных воззрений. При всем этом «оппонентов» не убирают из социальной сферы. Шумное меньшинство захватывает инициативу в обсуждениях, больше путая закон и мораль, стремясь ввести свои собственные эталоны в принятые правила, действуя иногда конструктивными и неприличными способами.

Популярная во всем мире английская писательница Джоан Роулинг подверглась нападкам за шуточку, которую в соц сетях посчитали «трансфобной». При этом ее выражение никаким образом не нарушало закон, но, по-видимому, сделалось неприемлемым и даже криминальным для неких людей. Кристоф Жирар, прошлый заместитель парижского градоначальника по культуре, был обязан уйти в отставку из-за обвинений в «потворстве» по отношению к писателю Габриэлю Мацневу, которого винят в совращении молодых.

В США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) журналистка Бари Вайс уволилась из «Нью-Йорк Таймс» из-за давления приверженцев новейших моральных норм поведения, навязанных средством словесного либо психического насилия. Вне сомнения, до нас до всех скоро доберутся.

Личность говорящего стала еще важней, чем его выражения. Сейчас поступки значат меньше целей определенного человека, его связей и дружественных отношений, и того, чем они являются.

Понемногу, дебаты перебегают от наличия и деяния к существованию. Но никто не может и не должен быть вынужденным дискуссировать свою идентичность. Столкновение идентичностей может привести лишь к конфликту (Конфли?кт — наиболее острый способ разрешения противоречий в интересах, обычно сопровождающийся негативными эмоциями, выходящий за рамки правил и норм).

Какими бы ни были поводы и какова бы ни была их правомерность: борьба с педофилией, гомофобией, насилием в отношении дам, которые очень важны, методы их защиты делает место открытых обсуждений нестерпимым, тошнотворным и ожесточенным до таковой степени, что больше думающих людей покидают его, чтоб заняться своими делами.

КонтекстSpectator: как Джоан Роулинг перевоплотился в злостную колдунью современностиThe Spectator10.06.2020NYT: журналистка «Нью-Йорк таймс» увольняется из-за травли со стороны коллегThe New York Times15.07.2020Имеем ли мы право быть просто дамами, не будучи сторонницами конструктивных феминистских движений? Не назовут ли нас обскурантами и не обвинят в сговоре с женоненавистниками и насильниками?

Я не желаю жить в обществе, где людей могут судить в Твиттере, признавать их нерукопожатными и банить в соцсетях. Они даже могу утратить работу еще до того, как трибунал предъявит им обвинение за их деяния, мысли либо комменты, которые не нарушают закон. Я отказываюсь давать, кому- или право судить о том, что я думаю и что говорю, пока закон, который к счастью охраняет эти главные свободы, не нарушается.

Я желаю, чтоб у дам было право быть дамой, не будучи феминисткой. Либо быть феминисткой, но не феминаци. Иметь право выражать недовольство определенными способами либо словами без неотклонимых требований немедля избрать к какому лагерю примкнуть, биться либо сломаться.

Я не желаю жить в обществе, где за свободомыслие можно попасть в соц бан, в котором больше недозволено именовать себя «левым» либо «прогрессистом», не участвуя в борьбе этих левых, которые желают монополизировать «подлинную» феминистскую и антирасистскую борьбу.

Я против того, что на данный момент репутация и моральные рамки имеют больший вес, чем права и закон. Если система правосудия не совладевает со своими обязательствами — это не повод просить помощи в Твиттере.

И самое ужасное то, что никто никогда не гласил, что общество морали, добродетели абсолютной прозрачности, будет продвигать права меньшинств. Напротив.

Я не желаю жить в обществе, которое формируется с помощью скандалов, путающие подозрения с злодеяниями, и которое еще больше стремиться отомстить, чем поменять отношение к чему-либо.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий