Politico (США): пора пересмотреть нашу политику в отношении России — zod-al.ru

  • Politico (США): пора пересмотреть нашу политику в отношении России — zod-al.ru

    07.08.2020

    Это открытое письмо подписали 103 эксперта по внешней политике, чьи имена и должности приводятся в конце.

    Российско-американские отношения зашли в опасный тупик, и это создает угрозу национальным интересам США. Риск военной конфронтации, способной перерасти в ядерный конфликт, снова вполне реален. Мы дрейфуем в сторону обременительной гонки ядерных вооружений, а в арсенале нашей внешней политики остались только реакции, санкции, публичные порицания и резолюции конгресса. Глобальная пандемия covid-19 и начавшийся вследствие этого общемировой экономический спад не укрепляют сотрудничество, а наоборот, только усиливают тенденцию к обострению отношений.

    Между тем, серьезные угрозы миру и нашему благосостоянию, требующие сотрудничества между Россией и США, в том числе по таким жизненно важным вопросам, как ядерная война и изменения климата, остаются без внимания. Ставки очень высоки, потому что грозящие миру опасности и издержки колоссальны. Поэтому мы считаем, что необходим тщательный, беспристрастный анализ, а потом и изменение нашего сегодняшнего курса.

    Мы приступаем к этому вполне сознательно. Россия осложняет и даже расстраивает наши планы и действия, особенно вдоль своей огромной периферии в Европе и Азии. Она захватила часть территории Украины и Грузии. Она оспаривает нашу роль глобального лидера и бросает вызов тому мировому порядку, который мы помогли построить. Она вмешивается в нашу внутреннюю политику, чтобы усугубить имеющиеся разногласия и очернить репутацию нашей демократии. В лучшем случае наши отношения будут сочетанием соперничества и сотрудничества. Задача политики состоит в том, чтобы найти самый выгодный и безопасный баланс между нашим соперничеством и сотрудничеством. В этих целях мы предлагаем шесть общих рекомендаций по формированию американского курса.

    — Прежде всего нам надо найти способ для того, чтобы результативно противостоять российскому вмешательству в американские выборы и, что самое важное, блокировать любые усилия по подрыву процесса голосования. Необходимыми мерами в этом отношении является укрепление нашей избирательной инфраструктуры, введение санкций против россиян, которые пользуются украденной информацией, а также противодействие попыткам России взломать наши системы. Кроме того, мы должны разоблачать российскую дезинформацию. Вместе с тем, нам надо налаживать контакты с Россией посредством переговоров, проводя их в спокойной обстановке и фокусируя внимание на возможностях каждой из сторон причинить серьезный ущерб важнейшим элементам инфраструктуры.

    КонтекстСНВ? Москва должна позвать Китай за стол переговоров (Washington TImes)The Washington Times10.05.2020На горизонте новая ядерная гонкаTokyo Shimbun07.02.2018Трамп уверен: СНВ-3 — плохая сделкаThe American Conservative10.02.2017

    — Нет никакого смысла в том, что две страны, способные уничтожить друг друга и за 30 минут покончить с цивилизацией, не имеют полновесных дипломатических отношений. После украинского кризиса ключевые контакты на правительственном уровне были заморожены, консульства закрыты, а посольский персонал существенно сокращен. Мы слишком часто и ошибочно считаем дипломатические контакты наградой за хорошее поведение, в то время как на самом деле они служат продвижению наших интересов и передаче жестких сигналов и посланий. Дипломатические отношения нужны нам как важное средство обеспечения безопасности, чтобы свести к минимуму неверные представления и просчеты, могущие привести к ненужной войне. Восстановление нормальных дипломатических контактов должно стать высшим приоритетом для Белого дома, и эти действия обязан поддержать конгресс.

    — Наша стратегическая концепция и стратегический потенциал должны быть такими же, как и в годы холодной войны, когда они сослужили нам хорошую службу. Это была хорошо сбалансированная приверженность сдерживанию и разрядке. Таким образом, поддерживая оборону на должном уровне, мы должны привлечь Россию к серьезному и последовательному диалогу, который поможет выяснить глубинные причины недоверия и враждебности, и в то же время — сосредоточиться на важных и неотложных проблемах безопасности, с которыми сталкиваются наши страны.

    — Важно возродить российско-американское лидерство в наведении порядка в ядерном мире, который стал еще опаснее из-за дестабилизирующих ситуацию технологий, изменения взглядов на применение ядерного оружия, аннулированных ядерных соглашений и новых, наполненных напряженностью отношений в ядерной сфере. Это значит, что надо продлить действие договора СНВ-3 и быстро перейти к следующей фазе контроля над вооружениями в целях укрепления ядерной стабильности, которая будет тщательно выверена и хорошо приспособлена к новой обстановке в мире, где сегодня гораздо больше ядерных государств.

    — Важно сделать безопаснее и стабильнее то военное противостояние, которое сегодня существует в самых неустойчивых регионах Европы от Балтийского до Черного моря. Важно решительно сохранять существующие ограничения, такие как Договор по открытому небу, который сегодня оказался под угрозой, и Венский документ от 2011 года, а также вырабатывать новые меры по укреплению доверия.

    — Успех американо-китайской политики будет в немалой степени зависеть от того, позволит ли состояние российско-американских отношений осуществлять трехстороннее сотрудничество по важнейшим вопросам. Своей нынешней политикой мы лишь усиливаем готовность России поддерживать наименее конструктивные аспекты политики Китая в отношении США. Перевести стрелку в противоположном направлении будет непросто, но наша цель должна состоять именно в этом.

    — По самым животрепещущим вопросам, где американские и российские интересы входят в серьезный конфликт (скажем, Украина и Сирия), США должны придерживаться твердой и принципиальной позиции, которую разделяют наши союзники и которая чрезвычайно важна для справедливого исхода. Тем не менее, надо уделять больше внимания суммарному воздействию на наши отношения, которое появится благодаря выверенным, сдержанным и поэтапным шагам, а также тем возможностям, которые улучшающиеся отношения создают для дальнейшего продвижения вперед.

    — Санкции должны остаться неотъемлемой частью нашей политики в отношении России, но они должны быть продуманными, точечными, а применять их нужно вместе с другими элементами государственной мощи, особенно с дипломатией. Устойчивое накапливание вводимых конгрессом санкций, скажем за действия России в Крыму и на востоке Украины, за отравление в Солсбери, за нарушения Договора РСМД и за вмешательство в выборы, лишает Москву любых стимулов для смены курса, так как она считает эти санкции постоянными и неизбежными. Нам надо восстановить гибкость санкционного режима, сосредоточив внимание на точечных санкциях, которые можно будет быстро отменить, если Россия будет способствовать успеху переговоров с целью поиска приемлемых решений по урегулированию конфликтов, включая очевидные усилия России по прекращению вмешательства в наш избирательный процесс. Для этого потребуется политическая воля со стороны Белого дома и конгресса.

    Сегодняшняя реальность такова, что Россия при Владимире Путине действует в таких стратегических рамках, которые выстроены на глубоко укоренившихся националистических традициях, находящих отклик у элиты и у масс. Преемник Путина, причем даже с более прочными демократическими наклонностями, наверняка будет действовать в таких же стратегических рамках. Было бы неверно строить американскую политику на посылке о том, что мы можем и должны изменить эти рамки. Точно так же, с нашей стороны было бы глупо полагать, что у нас нет иного выбора, кроме сохранения нынешней политики. Мы должны строить отношения с Россией, какая она есть, а не с такой, какой мы хотим ее видеть. Мы должны в полной мере задействовать свои сильные стороны, придерживаясь при этом средств дипломатии. Так мы сумеем преодолеть те вызовы, которые бросает Россия, и поставить наши отношения на более конструктивные рельсы. Если мы не сделаем этого, платить придется слишком высокую цену.

     

    Роуз Геттемюллер (Rose Gottemoeller), заместитель госсекретаря по контролю вооружений и международной безопасности (2014-2016 гг.)

    Томас Грэм (Thomas Graham), старший директор Совета национальной безопасности по России (2004-2007 гг.)

    Фиона Хилл (Fiona Hill), старший директор Совета национальной безопасности по европейским и российским делам (2017-2019 гг.)

    Джон Хантсман (Jon Huntsman), посол США в России (2017-2019 гг.)

    Роберт Легвольд (Robert Legvold), Колумбийский университет

    Томас Пикеринг (Тhomas R. Pickering), посол США в России (1993-1996 гг.)

    Джордж Шульц (George P. Shultz), госсекретарь (1982-1989 гг.)

    Уильям Перри (William Perry), министр обороны (1994-1997 гг.)

    Эрнест Мониз (Ernest Moniz), министр энергетики (2013-2017 гг.), Инициатива по ядерной угрозе

    Сэм Нанн (Sam Nunn), американский сенатор (1972-1997 гг.), Инициатива по ядерной угрозе

    и еще 93 подписи

    Ещё новости

Leave a Comment

To Top