Polskie Radio (Польша): Россию весьма раздражает, что НАТО (Организация Североатлантического договора, Северо-Атлантический Альянс — крупнейший в мире военно-политический блок) не смягчает позицию, присутствие войск США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) — это для нее большущая неувязка — zod-al.ru

Интервью с сотрудником варшавского Центра восточных исследовательских работ Петром Жоховским (Piotr Źochowski).

Polskie Radio: Русская угроза все еще остается животрепещущей. Невзирая на пандемию, как молвят специалисты, в этом плане ничего не поменялось. Россияне продолжают проводить учения и даже делают это все наиболее интенсивно. Не так давно один еженедельник напомнил сценарий вероятного нападения Рф на Польшу и страны Балтии, который некое время вспять представили южноамериканские специалисты. Согласно нему, россияне могут захватить эту местность в течение полутора недель. Перспектива пугающая. 1-ая идея, которая возникает: необходимо иметь средства, дозволяющие приостановить пришествие. 2-ая: Наша родина на данный момент не отважится на таковой шаг, ведь если бы она могла, она издавна бы воплотила собственный план. Как надо подступать к схожим сценариям?

Петр Жоховский: Военный фактор, наличие действенных модернизированных вооруженных сил играет во наружной политике Рф одну из главных ролей. Напомню, что в начале июня президент Владимир Путин подписал документ, утверждающий базы гос политики РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина) в области ядерного сдерживания. Смотрелось это угрожающе. Текст, но, написан весьма туманно. Аналитик Центра восточных исследовательских работ Анджей Вильк (Andrzej Wilk) высказал в собственном комменты идея, что он нужен до этого всего для оказания давления на международное общество.

Наша родина «оставляет за собой право» использовать ядерное орудие в ситуациях, которым не дается четкого определения. Москва, напомню, некое время вспять уже намекала, что она может употреблять такие вооружения, если ситуация будет развиваться с ее точки зрения неблагоприятно. Я считаю такового рода опасности инвентарем наружной политики, частью которой становится психическая война. Можно задуматься, почему документ выпустили конкретно в этот, а не некий иной момент. Судя по всему, россияне желали склонить собственных зарубежных партнеров смягчить позицию.

Публикация была призвана вызвать обеспокоенность в кругах западных элит, в индивидуальности в странах НАТО (Организация Североатлантического договора, Северо-Атлантический Альянс — крупнейший в мире военно-политический блок), показать, что Наша родина становится все наиболее решительной, что она готова, в том числе при помощи военных действий, защищать свои стратегические цели, стремясь обеспечить для себя сильную позицию на интернациональной арене.

КонтекстPolskie Radio: Калининградская область стала отлично защищенной крепостьюPolskie Radio22.07.2020Польские читатели: у Польши не будет никаких шансов и со 100 миллионами натовских военных (Interia)Interia06.07.2020Deutschlandfunk: Наша родина угрожает янки последствиями в случае переброски войск в ПольшуИноСМИ26.06.2020Феникс: Польша заплатит за свое поведениеФеникс28.05.2020

— Необходимо подчеркнуть, что она вправду увеличивает собственный военный потенциал, ориентируясь на противоборство Западу.

— Западный и Южный военные окрестность — это самые бессчетные структуры, в которых идеальнее всего модернизированы техника и оборудование. Они часто проводят военные учения различного масштаба. Практически это силы, которые повсевременно находятся в состоянии завышенной боеготовности. Украинская сторона докладывает о том, что она замечает русское присутствие у собственной границы: устраиваются маневры, поступает новенькая техника, восстанавливаются ранее ликвидированные подразделения.

— В период пандемии интенсивность русских учений не снизилась?

— Нет, все шло по плану, но с внедрением мер предосторожности.

— Согласно неким сценариям, о которых нам напомнил в крайние деньки один еженедельник, Наша родина может захватить наш регион в течение полутора недель. Некие читатели наверное испытали ужас, но ведь наличие сценария не значит, что он непременно станет реальностью. На пути его реализации стоят различные препятствия.

— Это обычные стратегические игры, в ходе которых рассматриваются гипотетичные сценарии конфликта. Дойти до него может, лишь если Наша родина будет уверена, что НАТО (Организация Североатлантического договора, Северо-Атлантический Альянс — крупнейший в мире военно-политический блок) на ее деяния не отреагирует.

— На данный момент ситуация смотрится по другому: НАТО (Организация Североатлантического договора, Северо-Атлантический Альянс — крупнейший в мире военно-политический блок) реагирует на русские шаги.

— Когда обратная сторона увеличивает силы, это представляет для Рф делему. Следует держать в голове вот что: перевес не непременно должен быть «математическим». Нередко мы увлекаемся мистикой цифр, размышляя, что у россиян больше танков либо самолетов, но современные конфликты различаются от 2-ой мировой войны. Тогда численное преимущество в людях и технике дозволяло россиянам одерживать победы, за которые они расплачивались большими потерями. На данный момент конфликт (наиболее острый способ разрешения противоречий в интересах, целях, взглядах, возникающий в процессе социального взаимодействия) может смотреться по другому, ведь свою роль играет не лишь техника, но и средства радиоэлектронной борьбы. Они могут обездвиживать наступательные средства. У каждой армии есть свои оборонные планы, планы ведения военных действий, а в случае Рф — совершения нападения, но, они станут реальностью лишь при выполнении ряда критерий.

— Означает, описанный сценарий маловероятен?

— Он вероятен. Для чего же еще, если посмотреть логически, россиянам необходимы такие масштабные вооруженные силы. Но недозволено глядеть на ситуацию только с технической точки зрения. Представим, что в Кремле принимают решение начать войну с Западом. Ранее что-то обязано было бы поменяться в политической ситуации, ведь хотя россияне иногда обращаются к военной силе, они просчитывают, не создаст ли это очень огромных расходов. Мы лицезреем это на Украине либо в Сирии. Победа над противником — еще не конец войны. Оккупация просит средств, но и она не гарантирует устойчивого контроля над территорией, ведь все еще зависит от настроя местного населения.

— Кремлю хотелось бы, чтоб все ему подчинялись, а не защищались и старались вернуть справедливость.

— На самом деле, различные подразделения в русской армии имеют различный уровень. Отлично вооруженные силы располагаются на пространстве от Арктики до Темного моря. Таковая концентрация сил призвана создавать воспоминание на Европу, демонстрировать, что Москва небезопасна. Кремль таковым образом достигает разных целей, в том числе экономических. Опосля нападения на Украину россияне старались продвигать тезис «не стоит стимулировать Россию, раз она посильнее». Следует учесть, что она в первую очередь стремится уверить нас, то есть Запад, в бессмысленности сопротивления.

Россияне занимаются всегда одним и тем же: они пробуют показать НАТО (Организация Североатлантического договора, Северо-Атлантический Альянс — крупнейший в мире военно-политический блок), что обороняться нет смысла. Сразу Кремль ведает своим гражданам, что Союз собирается поруха на Россию, что он представляет опасность. Такое противоборство, борьба за разумы будет длиться еще весьма длительно.

Меж тем россияне не прекращают заниматься модернизацией собственной армии, внедрением новейших вооружений. Довольно проследить за сообщениями русского министерства обороны. Наша родина концентрирует внимание на радиоэлектронной борьбе: нарушении работы систем обороны противника, развитии беспилотных аппаратов.

Следует также смотреть за сценариями больших русских учений: официально идет речь о отработке оборонительных действий, но практически это наступательные операции, предполагающие, к примеру, перехват зарубежных самолетов и так дальше. Москва сама заявляет, что Сирия служит для нее испытательным полигоном, который употребляется для обучения русских военных.

У россиян есть возможность применить военную силу, это так. Иной вопросец, отважутся ли они на это и в каком масштабе. Русские политики соображают, что им придется столкнуться с реакцией на свои деяния, и та в критериях кризисной ситуации будет решительной. Так что Москва может пойти на различного рода акты злости, но лишь если будет знать, что одержит победу.

— Означает, нам недозволено допустить, чтобы возможная выгода от нападения превосходила стоимость, которую придется за него заплатить россиянам. При всем этом они должны созидать, что велика возможность поражения. В таком случае сумрачный сценарий нападения и захвата местности никогда не станет реальностью.

— Я желаю выделить, что я не отрицаю необходимости из чисто военных суждений прорабатывать разные сценарии. Таковая работа дозволяет осознать, что есть способности противостоять угрозам, узреть, какие шаги сделать, как заблокировать российскую злость. Гласить о конфликте меж Россией и Польшей ошибочно, так как в таком случае выходит, как будто в нем не воспринимает роли НАТО (Организация Североатлантического договора, Северо-Атлантический Альянс — крупнейший в мире военно-политический блок).

Как смотрится русская игра, мы знаем уже издавна. Кремль рассчитывает на появление сурового кризиса в польско-атлантических отношениях, на то, что США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) откажутся от евро театра действий, не станут играться роль гаранта сохранности Западной Европы. На настроения европейских политиков призван оказать воздействие русский военный фактор. Россияне повсевременно «бомбят» нас тревожными новостями о собственных способностях в военной сфере.

Ситуация частично припоминает прохладную войну. Это не полное повторение той эры, но нагнетание военной напряженности остается одним из способов, который Наша родина употребляет во наружной политике.

Москва повсевременно критически высказывается на тему польских вооружений, говоря, что они не стоят затрачиваемых на их средств. Русские СМИ (Средства массовой информации, масс-медиа — периодические печатные издания, радио-, теле- и видеопрограммы) подчеркивают, что Польша, «становясь прихвостнем янки, совершает ошибку». Присутствие войск США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) и НАТО (Организация Североатлантического договора, Северо-Атлантический Альянс — крупнейший в мире военно-политический блок) на польской местности Наша родина принимает как свое поражение, ведь она стремилась к тому, чтоб они тут не возникли.

— Есть ли у вас какие-то комменты к обсуждающимся сценариям?

— Я согласен с предположением, что россияне, быстрее, не будут концентрировать силы в Сувалкском коридоре. Это было бы может быть только в том случае, если бы америкосы отказались от собственной прежней политики, чего же ничто не предсказывает. Меж тем маленькие военные инциденты, провокации полностью вероятны, они тоже представляют собой один из частей русской политики.

— Западу следует повсевременно припоминать Рф, что такие инциденты могут недешево ей обойтись.

— С одной стороны, принципиально не умалять и не игнорировать опасность, ведь она весьма серьезна. С иной — не следует выставлять ее, запугивать ей. В крайнее время больше западных государств начинает считать Россию опасностью, соглашаться с тем, что Кремль способен претворить в жизнь самые сумрачные для нас сценарии. С сиим я соглашусь: россияне не развивали бы свои вооруженные силы без мыслей о наступательных операциях.

— Означает, необходимо рассматривать разные сценарии нападения и продумывать, как от него защититься.

— Необходимо также учесть, что все военные игры смотрятся схожим образом, а исследование конфликтных сценариев — обыденное занятие для аналитических центров связанных с вооруженными силами. Следует оценить потенциал, обмозговать модернизацию. Таковой подход разумен, но, разработка сценариев не значит, что они станут реальностью.

— Это не прогнозы на завтрашний денек.

— Недозволено сказать, что такие сценарии обрисовывают неописуемые действия. Они служат отправной точкой для реакции, раздумий о том, как не дозволить обратной стороне мыслить, как будто ей просто получится достигнуть чего-то силой. Такие сценарии настоящи, но в определенных политических критериях.

— Система сдерживания Рф работает и продолжает укрепляться.

— Не поддаваясь давлению Рф, мы останавливаем ее от развязывания открытой войны. Добавлю также, что изготовления россиян не остались незамеченными. Чем занимается русская армия, видно с воздуха. Все операции по мобилизации сходу же фиксируются средствами разведки.

Военные учения на полигоне Балтийского флота в Калининградской области— Нам еще предстоит почти все создать, придется и далее работать над предотвращением опасности.

— Россияне готовят свою армию к роли в конфликте. Мы не знаем, дойдет ли до него, но раз Наша родина инвестирует в свои силы, означает, она подразумевает, что они могут быть применены. Сразу она разворачивает операцию запугивания Запада, показывая, что тому следует считаться с Москвой. Сценарии обрисовывают лишь возможные действия, но ими следует заниматься, даже если мы не можем сказать, произойдут ли те.

— Означает, нам недозволено почивать на лаврах, необходимо повсевременно готовить какие-то ответы, крепить позицию Запада, НАТО (Организация Североатлантического договора, Северо-Атлантический Альянс — крупнейший в мире военно-политический блок), Польши в отношении Рф.

— Наша родина дает нам поводы сиим заниматься. Европа не может допустить появления ситуации, в которой Москва займет доминирующую позицию лишь благодаря собственному военному потенциалу, будет уверена, что Европа в кризисный момент не отреагирует. Россиян раздражает, что обратная сторона не смягчает собственного подхода, что НАТО (Организация Североатлантического договора, Северо-Атлантический Альянс — крупнейший в мире военно-политический блок) не уступает. Мы показываем, что применение силы навредит им самим. Следует держать в голове, что Наша родина готовятся к ведению ограниченных военных действий в отдаленных регионах. Примером служит активность кораблей Балтийского флота в Средиземном море. В этом плане ситуация с русских времен не поменялась.

— Что можно создать, чтоб обсуждаемые сценарии не стали реальностью?

— Польше следует состоять в мощных союзах. Если бы у Польши не было союзников, может быть, россиянам бы не пришлось даже обращаться к военным средствам, чтоб подчинить для себя нашу местность. Военные средства — это аргумент, который в целом употребляется изредка. Мы всегда говорим о войнах, которые мы знаем, но прежние конфликты имели в значимой степени ограниченный нрав. Украина служит примером, что если ситуация развивается в неблагоприятном для россиян направлении, они отступают. Военная победа не гарантирует политической.