Project Syndicate (США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке)): как защитить журналистов от онлайн-харассмента — zod-al.ru

Нью-Йорк — Онлайн-харассмент журналистов становится все наиболее суровой неувязкой, так как преследователи нередко нацелены на тех, кто пишет о троллях, группах приемущества белоснежных и о остальных неприличных патчах уязвимых мест веб-пространства. А женщины-журналисты являются более уязвимыми — в особенности когда они освещают, предположительно, «мужские» темы, такие как спорт, гласит Сара Гини, которая изучила онлайн-харассмент в качестве стипендиата Патти Берч за гендерную свободу и свободу СМИ (Средства массовой информации, масс-медиа — периодические печатные издания, радио-, теле- и видеопрограммы) в Нью-йоркском комитете по защите журналистов.

Обычно, ассоциации журналистов и заступники свободы слова склонны соглашаться с генеральным директором Facebook Марком Цукербергом в том, что на «рынке мыслях» все идеи должны быть рассмотрены, и наилучшие из их одолеют. Иными словами, владея наилучшей информацией и мыслями мы должны одержать верх над нехороший информацией и мыслями.

Но онлайн-поведение, рассматриваемое французским законодательством, выходит далековато за рамки обыденного обмена информацией и мыслями. Начнем с того, что большущее количество агрессивного дела делает эффект вытеснения, потому нереально иметь столько онлайн выражений, которые должны быть услышанными. Наиболее того, онлайн обидчики часто употребляют иную стратегию, чем та, что употребляется офлайн. Цифровые домогательства могут включать в себя доксинг (обнародование чьего-то домашнего адреса либо иной личной инфы в Вебе), наваливание (где много людей совершают нападки на 1-го человека), распространение шокирующих образов, порноместь, подлог и киберпреследования.

В почти всех странах, журналистам, подвергающимся харассменту, молвят просто его игнорировать либо докладывать о собственных преследователях. Но крайнее просит времени и энергии и может привести к оборотной реакции. Правда, такие журналисты, как Густаво Горрити из Перу, Антон Харбер и Тандека Гкубеле из Южной Африки, подали в трибунал за диффамацию опосля оскорблений в Вебе. Но, еще почаще, представители средств массовой инфы, подвергающиеся преследованиям онлайн, занимаются самоцензурой.

Когда рынок мыслях не работает подабающим образом — как это происходит в истинное время в Вебе — нужно регулирование. Неувязка, вызывающая недовольство директивных органов, заключается в том, если имеющееся законодательство будет в состоянии биться с преследованиями в Вебе. В отчете за 2019 год, Организация по сохранности и сотрудничеству в Европе и Интернациональный институт прессы пришли к выводу, что журналистам следует прибегнуть к мотивированным киберзаконам, которые в случае сетевых атак предугадывают «резвые, дешевые и необременительные средства правовой защиты».

КонтекстThe Guardian: против продюсера «Преступного чтива» Вайнштейна — тома обвинений на 25 лет как минимумThe Guardian19.02.2020SZ: нежданные побочные эффекты движения MeTooSüddeutsche Zeitung19.09.2019Казахстан: харассмент — безупречное грех (The Steppe)The Steppe04.03.2020

На этом фронте Франция обогнала остальные страны. В 2014 году, французское законодательство в первый раз обусловило понятие онлайн-харссмента; до этого такие дела рассматривались так же, как и дела, связанные с преследованием офлайн. А закон от 2018 года, против сексапильного и сексистского насилия закрыл большая часть лазеек, связанных с киберпреступностью, расширив его юридическое определение. В итоге французское законодательство в истинное время защищает всех людей, включая журналистов, от доксинга, инсинуации, оскорблений, а также харассмента как в Вебе, так и офлайн. Хотя Конституционный совет Франции не так давно вынес решение против закона, оно не затронуло ту часть, где создается должность спец прокурора, занимающегося злодеяниями в Вебе, включая интернет-харассмент.

Действие французского законодательства выходит за границы страны, так как новейшие законы упрощают журналистам и остальным лицам возможность в Европе подавать иск за кибер-харассмент. В наиболее широком смысле, Европа держится наиболее широкого взора на то, за какие выражения можно наказать, чем Соединенные Штаты, и наиболее накрепко защищает права на личную жизнь. Так как в Европе за нападки на репутацию либо авторитет человека можно привлечь к судебной ответственности, журналисты там больше защищены в этом плане, чем их коллеги в США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) и остальных частях мира.

Вариант с журналисткой из Лиона, Жюли Эно, указывает, как французский закон о киберугрозах быть может применен против преследователей. Эно подверглась доксингу и харассменту в Вебе опосля собственной статьи о том, что обладатели «Первой плантации», бара с колониальной темой, который открылся в городке в 2017 году, хвалебно гласили о колониальной эре. Опосля того, как в течение 2-ух лет она подала четыре отдельных иска, правительство Франции наконец возбудило дело. В конце 2019 года, один из преследователей Эно был осужден и приговорен к 6 месяцам условного тюремного заключения и штрафу в размере 7 тыщ евро (8 тыщ баксов). (Абьюзер обжаловал приговор.)

«Правовая система инсинуации и харассмента достаточно умно построена, так как она сохраняет свободу слова и дозволяет журналистам биться с троллями и преследователями» — произнес мне не так давно Пол Коппин, юридический директор парижской группы «Репортеры без границ». — Тем не наименее, мы все еще нуждаемся в обучении тактичности полицейских и арбитров, так как почти все, похоже, не полностью понимают действие онлайн-харассмента на потерпевших и не готовы разглядывать жалобы так стремительно и серьезно, как следовало бы».

Большие технологические компании не желают и не в состоянии на сто процентов решить делему кибер-харассмента без помощи других. Предназначение Францией специального прокурора по злодеяниям в Вебе отражает признание этого факта. Следуя примеру Франции и приняв новейшие законы, директивные органы остальных государств также могли бы посодействовать журналистам и остальным группам риска противостоять оскорблениям в Вебе.