Sabah (Турция): почему Путин хвалил Эрдогана? — zod-al.ru

Вчера, 23 октября, в западных СМИ мое внимание привлекли два несогласующихся друг с другом тезиса. Один из них связан с испытаниями С-400. Утверждается, что «Турция провоцирует своих партнеров по НАТО».

Второй связан с заявлением президента Украины Зеленского по поводу его визита в Турцию — «отношения вышли на беспрецедентный уровень», и преподнесение им почетной награды президенту Эрдогану так: «Эрдоган создает проблемы своему давнему сопернику и другу Путину».

Согласно второму комментарию, опубликованному в «Таймс», это может охладить отношения между Эрдоганом и Путиным.

Судя только по двум этим оценкам, Анкара переживает серьезную напряженность в отношениях одновременно как с Вашингтоном, так и с Москвой. И вот-вот потеряет баланс, который она нашла в отношениях с двумя крупными державами.

Однако вопрос находится совсем в другой плоскости.

В современном мире напряженность или соперничество не исключает сотрудничества.

Такой стиль отношений, обусловленный новой реальностью международной системы, Турция была вынуждена усвоить из кризисов, происходивших с 2013 года.

КонтекстГлавред: Турция по-прежнему не признает Крым российскимГлавред16.10.2020iEidiseis: Эрдоган наступил на кавказскую мозоль ПутинаiEidiseis16.10.2020Турецкие читатели: ну хоть куда-нибудь не вмешивайтесь, русские (Haber7)Haber715.10.2020Le Point: султан Эрдоган бросает вызов царю ПутинуLe Point14.10.2020Из-за хода гражданской войны в Сирии и попытки государственного переворота в 2016 году Турция выработала новый стиль отношений как с западным альянсом, так и с Россией. Новая динамичная политика Турции, предполагающая в том числе контролируемое применение жесткой силы, является прагматичной, гибкой и формируется с учетом продуктивности треугольника: напряженность — конкуренция — сотрудничество. Например, сотрудничество Анкары с Москвой по «Турецкому потоку» и С-400 не мешает ей в то же время конкурировать с Москвой в контексте отношений с Украиной, конфликта в Нагорном Карабахе, Ливии и Идлиба. Путин очень хорошо понимает этот новый стиль отношений. И ряд его хвалебных высказываний в адрес Эрдогана при ответе на вопросы в рамках ежегодного заседания дискуссионного клуба «Валдай» демонстрирует это понимание.

Путин отметил, что Эрдоган, несмотря на давление, проводит независимую внешнюю политику, с ним в достаточно короткие сроки был реализован проект «Турецкий поток», в то время как с Европой это не удалось сделать быстро. Кроме того, российский лидер напомнил о решимости Эрдогана приобрести системы С-400 и сказал, что «с таким партнером работать очень приятно и надежно».

Западным лидерам тоже следовало бы признать то, что видит Путин. Подобно тому как непризнание Турцией аннексии Крыма, конкуренция с Россией от Ливии до Нагорного Карабаха не говорит об антироссийкой позиции Эрдогана, покупка С-400 тоже не направлена против Запада или НАТО.

С одной стороны, обнаружение газа в Черном море уменьшает зависимость Анкары от Москвы. С другой стороны, конфликт в Нагорном Карабахе подталкивает Москву к совместной работе с Анкарой на Кавказе. Опять же вчера, 23 октября, Путин сказал, что Россию не беспокоит наличие разногласий с Турцией на Южном Кавказе и нужно «искать компромисс». Эрдоган, в свою очередь, отметил: «Я верю в то, что, насколько Россия планирует находиться здесь ради решения и ради мира, настолько и Турция, по крайней мере не меньше России, имеет право находиться тут ради установления мира», — объявив о решимости быть за столом переговоров и на поле боя. Если Ереван выступает за участие Москвы, Баку предлагает Анкару.

Москва, судя по всему тоже готова к этому.

Все эти оценки показывают, что Анкара желает развивать новый стиль отношений как с Россией, так и с США, ЕС, оставаясь в западном блоке.

Адаптация к этой новой ситуации откроет новые возможности для всех игроков. В случае переизбрания на президентских выборах 3 ноября Трамп будет поддерживать такой уже сложившийся стиль отношений с Эрдоганом. А в случае победы Байдена (Biden) глобальная роль США, их отношения с Европой, Китаем и Россией вступят в новый период. Хочу сказать, что я не согласен с часто встречающимся в американских СМИ аргументом «если победит Байден, больше всех проиграет Эрдоган».

Политика демократов относительно Ближнего Востока и России может не только создавать напряженность в отношениях с Турцией, но и в то же время подстегивать новые формы сотрудничества, прежде всего в Черном море.

Даже вопрос С-400 в первые месяцы возможной администрации Байдена может не обернуться санкциями. Думаю, что Эрдоган и Байден достаточно хорошо знают друг друга, чтобы в дальнейшем выстроить новый баланс в двусторонних отношениях.

При рассмотрении отношений Вашингтона с Анкарой вопрос С-400 было бы разумнее помещать в скобки. Нужно помнить, что Анкара действовала таким же образом в отношении многих других источников напряженности.

Как вы думаете, похвала Путина в адрес Эрдогана — подготовка к возможной напряженности в российско-американских отношениях?