Сентябрьское обострение: отважится ли Путин на широкомасштабное пришествие на Украину (Европейська правда, Украина) — zod-al.ru

Общество, наблюдающее за ситуацией, лицезреет, что Москва начинает деяния, которые являются началом подготовки к очередной аннексии, либо элементом запугивания Украины. Более правдоподобная дата вероятной русской злости — это сентябрь 2020 года, на которую запланированы учения «Кавказ 2020».

Почти все специалисты, оценивая деятельность Рф, уже достаточно издавна не ждут радикализации в Донбассе и Крыму. Но все может произойти по другому. Гибридная война на Украине длится уже наиболее 6 лет. Мир уже к ней приспособился, и даже закончил замечать, что там повсевременно погибают люди.

Наша родина не ужаснулась ни интернациональной критики, ни санкций. Она шаг за шагом ослабляет Украину. Аннексируя Крым, Наша родина готовилась к разным вероятным вариантам разрешения событий. Даже к активному вооруженному сопротивлению, которое, как показала история, не вышло.

Но всего в Москве предугадать не смогли. Практически сходу опосля аннексии, Украина перекрыла поставки воды в Крым по Северо-Крымскому каналу. Это сделало достаточно угрожающую ситуацию для Крыма — ведь это основной источник воды для полуострова. Следствием поочередной позиции Украины ситуация с водой в Крыму усугубляется из года в год и становится все наиболее драматичной.

Россияне не смогли удачно диверсифицировать поставки воды на полуостров. Если днепровская вода не будет поставляться по каналу: стоит ждать глобальную экологическую катастрофу, а может даже гуманитарный кризис. Вода стала гибридным инвентарем борьбы Украины в ответ на гибридную злость РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина). Неизменная засуха, отсутствие воды в Крыму поставили Москву в томную ситуацию.

Москва готовит разные сценарии и готова на то, чтоб не лишь обеспечить поставки воды в Крым, но и создать очередной шаг по отношению к Украине и, может, сразу и по отношению к НАТО (Организация Североатлантического договора, Северо-Атлантический Альянс — крупнейший в мире военно-политический блок), к которому Украина пробует присоединиться.

На данный момент на Крымском полуострове возрастает численность русских войск. Современный Крым — это мощнейший военно-морской флот, наиболее 30 тыщ русских боец, два военных аэродрома с сотками самолетов и вертолетов. Вприбавок вдоль границы с Украиной расположено около девяносто тыщ боец и 100 танков, несколько тыщ боевых машин, артиллерийские системы.

Не понятно, это лишь запугивание Украины, чтоб вынудить ее принять давно ожидаемое Крымом и Москвой решение, либо уже скоро Украина и Европа будут втянуты в еще одну фазу военных действий?

КонтекстЕспресо: Путин загоняет Зеленского в ловушкуЕспресо24.07.2020Телеканал 112: Украина, ДНР и ЛНР согласовали условия прекращения огня112.ua23.07.2020Опрос украинцев: минские соглашения нужно делать, а Украина — зависимая страна (Страна)Страна.ua21.07.2020

Мне кажется, что на данный момент идет активная работа разведки и дипломатичных служб Рф в этом направлении. Путин отыскивает ответ на вопросец: какова быть может вероятная реакция Украины и Запада, если Наша родина воспримет решение о очередной аннексии. И от этого ответа во многом зависит, какое решение воспримет Кремль. Исходя из убеждений Москвы — это наилучшее время для злости.

Запад парализован вирусом и борьбой с пандемией. Евросоюз разбит противоречием интересов, Франция и Германия выбирают экономические ценности и сближаются с Россией. Соединенные Штаты раздирают протесты, которые накладываются на президентские гонки.

В 2014 году западный мир не рассмотрел опасности на Востоке Европы, поэтому что был занят своими неуввязками. На данный момент ситуация практически подобная. Если страны НАТО (Организация Североатлантического договора, Северо-Атлантический Альянс — крупнейший в мире военно-политический блок) и Евросоюза имеют информацию от собственной разведки о вероятной злости Рф, они должны о этом заявить и действовать тут и на данный момент, а не позже.

Поэтому, что позже может опять оказаться поздно.