Со ужасом и пристрастием: русофобия «Нью-Йорк таймс» (The Nation, США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке)) — zod-al.ru

«Без ужаса и пристрастия». Этот прославленный лозунг «Нью-Йорк таймс» закрепился за газетой при основоположнике Адольфе Оксе (Adolph Ochs) наиболее века вспять. Но сейчас ей куда больше подступает обратный — «Со ужасом и пристрастием». В крайние годы «Нью-Йорк таймс» отреклась от больших эталонов беспристрастной журналистики и предназначила себя жестокой, тенденциозной демонизации Рф, которую выставляет смертельной опасностью Америке.

Крайний тому пример — сенсационная история о том, как Наша родина типо выплачивала заслуги за убийство американских боец в Афганистане. Статьи «Таймс» строились на анонимных заявлениях представителей разведки о допросах пленных боевиков «Талибана» (нелегальная в Рф террористическая организация, — прим. редакции ИноСМИ) либо афганских бандитов. Агентство государственной сохранности с оценкой разведки решительно не согласилось. Пентагон, ранее пользовавшийся маршрутом через Россию для снабжения американских войск в Афганистане, заявил, что «подтверждающими подтверждениями не располагает». «Талибан» обвинения с негодованием отторг. Прошлый глава отдела ЦРУ (Центральное разведывательное управление США — агентство Федерального правительства США, основной функцией которого является сбор и анализ информации о деятельности иностранных организаций и граждан) по анализу Рф Джордж Биб (George Beebe) и юрист-конституционалист Дэвид Ривкин (David Rivkin) считают, что источники данной истории доверия не заслуживают — в особенности поэтому, что у афганского правительства, которое проводило допросы, был точный мотив: оно «отчаянно желает, чтоб южноамериканские военные не уходили из Афганистана». К 7 июля даже «Таймс» опоздало признала, что в корреспонденциях о том, что Наша родина платила за нападения на американских и остальных боец коалиции в Афганистане, допущены значимые упущения. Опосля чего же призвала «держать эмоции (Эмоции отличают от других видов эмоциональных процессов: аффектов, чувств и настроений) и политику в узде», хотя сама же разжигала эмоции (Эмоции отличают от других видов эмоциональных процессов: аффектов, чувств и настроений) и межпартийные разногласия.

Может быть, в один прекрасный момент эти непонятные обвинения подтвердятся. Но дотоле недозволено позволять безымянным сотрудникам разведки задавать тон публичной дискуссии о русской политике США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке), сливая заявления, изготовленные контрабандистами наркотиков либо исламистами при допросе. Недозволено забывать, как неправильные предпосылки уже вводили нас в заблуждение ранее. Неверные сведения о оружии массового ликвидирования уже привели к трагической войне в Ираке в 2003 году. Неверные утверждения о русской боевой бригаде на Кубе торпедировали ратификацию Контракта ОСВ-2 в 1979 году. Из-за неверных сообщений о нападениях северных вьетнамцев на военные корабли США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) в Тонкинском заливе Конгресс выдал президенту Линдону Джонсону карт-бланш на разрушительную войну во Вьетнаме. «Нью-Йорк таймс» зазорно педалировала пробы администрации Джорджа Буша-младшего запродать войну в Ираке широкой публике, выступила с требованиями устранить надуманную советскую боевую бригаду на Кубе и поддержала ответные деяния Джонсона против предполагаемых нападений северных вьетнамцев.

Забыв весь собственный прошедший опыт, журналисты, политики и специалисты по наружной политике слепо уверовали в слухи о русских выплатах за убийство американских боец — и призвали к ответным действиям. Спикер Нэнси Пелоси (Nancy Pelosi) поспешно заключила, что это месть за унижение Русского Союза в Афганистане наиболее 30 годов назад, когда Наша родина «пробовала одолеть нас, наши войска». Сенатор Бен Сэсс (Bern Sasse) призвал создать план, как «сложить офицеров русской военной разведки в мешки для трупов». В рубрике «Мировоззрение» газеты «Нью-Йорк таймс» прошлый советник по государственной сохранности Сьюзан Райс (Susan Rice) заявила, что неспособность президента Дональда Трампа пресечь «хладнокровные пробы Рф устроить бойню южноамериканским войскам» подтвердила, что президент «интенсивно продвигает скверные интересы нашего заклятого неприятеля».

Настолько невразумительный ура-патриотизм — закономерный результат долгой кампании американских СМИ (Средства массовой информации, масс-медиа — периодические печатные издания, радио-, теле- и видеопрограммы). Демонизация Рф продиктована желанием отвлечь внимание от нарушений со стороны США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке), подтвердить моральное приемущество Америки против русского разложения и очернить внутриполитических врагов, обвинив их в связях с Россией.

КонтекстЧитатели о русской плате за убийства боец США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке): «Нью-Йорк таймс» обязана ответить за свои словаFox News30.06.2020«Они называли меня нацисткой и расисткой». Травля журналистки в NYT (Fox News)Fox News15.07.2020LZ: левая диктатура в редакции главной газеты в миреLuzerner Zeitung16.07.2020Кампания эта началась в 1-ые годы новейшего столетия, когда южноамериканские журналисты приписали беспощадность русской войны с повстанцами в Чечне прирожденному духу ее вооруженных сил, а также безнравственности и бессердечию Владимира Путина (тогда как южноамериканские зверства в Ираке в те же годы списали на просчеты и «паршивых овец»). Кампания вышла на новейший уровень, когда Путин в собственной мюнхенской речи 2007 года осудил США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) за «гипертрофированное применение силы» в интернациональных делах. И усилилась еще более в 2008 году, когда грузинские силы напали на Южную Осетию, убив русских миротворцев, а южноамериканская пресса выставила российскую контратаку «неспровоцированным вторжением». Путина же «Таймс» именовала «черной рукою, направляющей российскую злость».

Опосля выборов 2016 года кампания приняла еще наиболее свирепый оборот: «Таймс» повсевременно публиковала статьи, как будто штаб Трампа вступил с Путиным в наизловещий сговор, чтоб одолеть Хиллари Клинтон. Газета внушила читателям, что особый прокурор Роберт Мюллер обязательно раскроет комплот. Когда же давно ожидаемый доклад Мюллера факт сговора по сущности опроверг, «Таймс» — как, по данным издания «Слэйт» (Slate) выразился основной редактор Дин Баке (Dean Baquet) на встрече с сотрудниками в августе 2019 года, — «слегка опростоволосилась».

Невзирая ни на что, газета продолжает выставлять Трампа куклой Путина, закрывая глаза на бессчетные его деяния вопреки русским интересам, к примеру, удар по союзнику Москвы Сирии крылатыми ракетами в апреле 2017 года, отправку противотанковых ракет «Джавелин» на Украину, попытку свергнуть правительство Венесуэлы (русский клиент), выход из Контракта о ликвидации ракет средней и наименьшей дальности, сопротивление призывам Рф продлить новейший контракт СНВ и отмену соглашения о ограничении ядерной программки Ирана (достигнуть его администрации Обамы посодействовала Наша родина). Лишь на данной недельке «Вашингтон пост» сказала, что в 2018 году Трамп распорядился о «потаенной кибератаке против русского „Агентства интернет-исследований»». И если новейшие экономические санкций против Рф продиктованы давлением со стороны Конгресса, то остальные деяния администрации Трампа — итог его воинственного, однобокого национализма в духе «Америка главнее всего». Трамп — импульсивный эгоист, безудержное трепло и наглец. Он совершенно не кукла, ничья.

Уже в этом году, когда эпидемия коронавируса поразила США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) еще посильнее других государств, «Нью-Йорк таймс» не один раз высмеивала и осуждала меры Путина против кризиса в Рф (где случаев заболевших и погибших еще меньше). В апреле она даже опубликовала обширную статью «Долгая война Путина против американской науки» (Putin’s Long War Against American Science), в которой на Россию возлагалась по наименьшей мере часть вины за вспышку в США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке). При всем этом никаких доказательств в поддержку этих инсинуаций в статье не приводилось — наиболее того, даже признавалось, что Путин — «убежденный приверженец вакцинации». Тем не наименее, его винили в том, что он наиболее 10 лет типо распространял дезинформацию о здравоохранении, чем много содействовал «распространению смертельных заболеваний».

С приближением президентских выборов партийное противоборство занимает центральное пространство в лживых историях о Рф. «Нью-Йорк таймс», похоже, поддерживает Байдена не лишь против Трампа, но и против его же однопартийца Берни Сандерса. В марте, когда Сандерс, чудилось, еще мог победить врагов и стать основным кандидатом от демократов, «Таймс» опубликовала совсем вопиющую статью, в которой Сандерс выставлялся выпивохой и жертвой русской пропаганды, — типо она помыла ему мозги, когда он был в СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) для развития побратимских отношений Берлингтона, штат Вермонт, с Ярославлем. В пылу полемики корреспондент газеты запамятовал упомянуть, что сразу с Сандерсом в Рф находился президент Рональд Рейган, решительный приверженец штатского обмена, — он был в Москве и, прогуливаясь по Красноватой площади с Мишей Горбачевым, заявил, что из-за его решительных реформ больше не считает Русский Альянс «империей зла».

Публикуя такую инсинуацию, «Таймс» и остальные газеты не лишь ухудшают политическую поляризацию и меркантильное отношение к либеральным СМИ (Средства массовой информации, масс-медиа — периодические печатные издания, радио-, теле- и видеопрограммы) в США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке). Они очерняют репутацию американской прессы посреди русских либералов и журналистов, которые ранее восторгались ее независимостью и целостностью. Как растолковала ветеран русской журналистики и исполнительный директор PEN Moscow Надежда Ажгихина, «Рашагейт убил красивую мечту о совершенстве американской системы муниципального управления, верховенстве закона и приемуществе американской прессы».

Хотя читатели «Таймс» изредка выяснят о том, как Дин Баке (Dean Baquet) и сегодняшний издатель Артур Сульцбергер (Arthur G. Sulzberger) в личном порядке правят освещением русских вопросцев, из архивов «Нью-Йорк таймс» в Общественной библиотеке Нью-Йорка мы можем заключить, как антироссийскую линию продвигал прежний издатель. Артур Хейс Сульцбергер (Arthur Hays Sulzberger), при котором «Таймс» сделалась ведущей американской газетой в середине ХХ века, растолковал редактору рубрики «Мировоззрение» Чарльзу Мерцу (Charles Merz) в апреле 1958 года, что пропаганда — «не непременно ересь», а «метод расставить акценты, привлечь внимание к тому, что лучше знать». Сульцбергер призвал Мерца «ругать Россию» по любому поводу и разжигать «недоверие к Русскому Союзу», даже если тот не сделал ничего предосудительного.

У Мерца, иногда сопротивлявшегося требованиям Сульцбергера, было неповторимое преимущество. В 1920 году они с Уолтером Липпманом (Walter Lippmann) выпустили подробное исследование, как неточно и идеологически тенденциозно «Нью-Йорк таймс» освещала русские действия времен штатской войны. «Таймс», как нашли Мерц и Липпманн, не один раз выдавала за анонсы то, о чем желали гневный антикоммунист-издатель и его редакторы: бегство Ленина и Троцкого, заключение Ленина, свержение русской власти. «На новостные колонки „Таймс» очень повлияла русская политика редакторов» — заключили Липпман и Мерц.

Потом газета «Таймс» повернула в обратном направлении, послав в Москву эксцентричного английского корреспондента Уолтера Дюранти (Walter Duranty), где он грустно прославился как апологет Сталина. Но командировка Дюранти основным корреспондентом «Таймс» в Русский Альянс завершилась скоро опосля того, как издателем в 1935 году стал Артур Хейс Сульцбергер.

Опосля 2-ой мировой войны конкретно при Сульцбергере «Таймс» в первый раз установила тесноватые дела с Центральным разведывательным управлением. В обмен на особые брифинги корреспондентам от Аллена Даллеса и остальных служащих ЦРУ (Центральное разведывательное управление США — агентство Федерального правительства США, основной функцией которого является сбор и анализ информации о деятельности иностранных организаций и граждан) «Таймс» покрывала либо даже оправдывала потаенные вмешательства в Иране, Гватемале, Индонезии, на Кубе и в остальных местах — часто с трагическими последствиями. Как показал юный историк Дэвид Хэдли (David Hadley), ЦРУ (Центральное разведывательное управление США — агентство Федерального правительства США, основной функцией которого является сбор и анализ информации о деятельности иностранных организаций и граждан) «Таймс» не контролировало — заместо этого имело пространство «дружественное слияние» интересов (либо, можно сказать, сговор).

Но в неких отношениях «Нью-Йорк таймс» эры Артура Хейса Сульцбергера прибыльно различается от «Таймс» нынешней. Прежний Сульцбергер хотя бы на словах отдавал подабающее заповеди собственного свекра: «Докладывать все анонсы без ужаса и пристрастия». Наиболее того, Сульцбергер давал своим корреспондентам в Русском Союзе широкую свободу действий и ожидал от их объективности. Эту свободу ценил Харрисон Солсбери (Harrison Salisbury), — может быть, наилучший из их — и именовал свою книжку о истории газеты «Без ужаса и пристрастия».

За десятилетия прохладной войны репортеры «Таймс» тотчас насаждали стереотипы о российских как о кислых и преданных конформистах. Но корреспонденты вроде Хедрика Смита (Hedrick Smith) и Дэвида Шиплера (David Shipler) неустанно культивировали сочувственное отношение к русским, — в их изображении они не были ни роботами, ни антиамериканскими фанатиками. Заместо того, чтоб изображать Русский Альянс тоталитарной опасностью Америке, они пробовали преодолеть враждебность меж 2-мя сверхдержавами. На пике напряженности в начале 1980-х годов Шиплер понял, что часть вины за задачи в отношениях лежит и на янки. Как он писал в книжке «Наша родина: сломанные кумиры, праздничные мечты» (1983), америкосы «терпеть не могут российских за то, что они опровергли наше глубочайшее убеждение о населении земли»: что свобода — естественное состояние человека, и что все люди должны стремиться стать таковыми же, как мы.

Мировоззрение Шиплера было необыкновенным: как указывает историк Дина Файнберг (Dina Fainberg) в собственной еще не вышедшей книжке «Корреспонденты времен прохладной войны» (Cold War Correspondents), большая часть американских журналистов стремились только упрочить приемущество США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) и выставить Русский Альянс исконным противником. Опосля окончания прохладной войны отрицательная тональность «Таймс» и остальных изданий обоснована уже неспособностью переработать Россию по виду и подобию Америки и попытками все списать на сопротивление американской политике, — о этом пишут Стивен Коэн в «Провале крестового похода» (Failed Crusade, 2000) и Андрей Цыганков в «Черном двойнике» (The Dark Double, 2019).

Тем не наименее знатный и ценный вклад журналистов вроде Шиплера, Смита и Солсбери — настолько разительно контрастирующий с нынешним изображением Рф в «Таймс» — гласит о том, что влиятельнейшая газета США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) не непременно обязана пропагандировать русофобию. Так как наиболее половины дохода «Таймс» поступает от подписок, неизменные читатели могут востребовать наиболее ответственного освещения Рф. Еще можно возлагать, что репортеры и редакторы «Таймс» вспомянут предупреждение Липпмана и Мерца 1920 года: «Заявления правительств не могут восприниматься независящей прессой как фактические суждения», — оно применимо и к утечкам со стороны служащих разведки, которые требуют анонимности и могут иметь сокрытые мотивы.

Дэвид Фоглесонг — доктор истории Ратгерского института и создатель книжки «Южноамериканская миссия и „Империя зла»» (The American Mission and the „Evil Empire», 2007).