СРБИН.инфо (Сербия): Святая София и новейший восточный вопросец — от Стамбула до Киева — zod-al.ru

Моя бабушка нередко гласила (тогда для меня ее слова были непонятны): «Не загадывай наперед». Я длительно не думал над сиим лаконичным изречением, пока, как в кино с стремительно развивающемся сюжетом, вокруг не начали твориться до этого немыслимые вещи, за которыми фактически нереально уследить. Когда 20 годов назад я читал книжку «О, чудный новейший мир» Олдоса Хаксли, я не разглядывал ее как программку либо сценарий, по которому будут развиваться действия в будущем. Быстрее я считал ее предостережением либо вымыслом. В особенности я не ждал, что часть книжки воплотиться в жизнь в неописуемо недлинные сроки, но, как говорится, «не загадывай наперед»! Самая что ни на есть подлинная действительность оказалась намного апокалиптичнее всякого рода фантастики, от научной до ужасов, различных теорий из веба, телека и других источников. И тогда я поглядел на смысл данной для нас фразы как на данность и сейчас стараюсь уже больше ничему особо не удивляться.

Перечень неописуемый и классных событий 2020 года пополнился еще одним. О этом позаботился Реджеп Тайип Эрдоган, который решил опять перевоплотить в мечеть православный христианский храм Святой Софии, который уже служил мечетью опосля захвата османами Константинополя, а в светской Турции Кемаля Ататюрка стал музеем. Тем Эрдоган нанес удар не лишь по всему христианскому миру, а в индивидуальности православному, но и светской Турции Ататюрка. Может быть, потому в белградском филиале турецкого бренда «Котон» продаются майки с портретом Ататюрка: наверняка, реализовать их дома уже не выходит. Это увлекательное событие я вызнал на «Фейсбук» страничке Центра ограниченных исследовательских работ.

Перевоплощение Святой Софии из музея в мечеть не вызвало особенного потрясения, но ни у кого не обязано быть колебаний, что схожее не пройдет безо всяких следов, так как действия такового рода никогда не обходятся без суровых и длительных последствий, а иногда даже приводят к катаклизмам.

Пожалуй, самые тривиальные мотивы такового решения Эрдогана совсем обыденны. Он теряет поддержку избирателей, из-за что утратил местную власть в больших турецких городках: Стамбуле, Анкаре и Измире. Не считая того, он потерпел поражение в Сирии, проводит неясную политику в отношении союзников, а также тех, кто ими не является. Может быть, в этом решении перемешались и популизм, и теория Эрдогана о религиозной Турции и попытка символически возвратить Стамбул, город, где турецкий фаворит триумфально начал свою карьеру? На данный момент это не настолько непринципиально, ведь факт в том, что все уже вышло. Дело, как говорится, изготовлено. Но, непременно, этот поступок вызовет неизбежную ответную волну. Какой она будет, поглядим. И дело даже не в том, что инциденты меж Турцией и Грецией длятся вот уже некое время и могут опять привести две страны к прямому вооруженному конфликту (Конфли?кт — наиболее острый способ разрешения противоречий в интересах, обычно сопровождающийся негативными эмоциями, выходящий за рамки правил и норм), хотя обе они входят в НАТО (Организация Североатлантического договора, Северо-Атлантический Альянс — крупнейший в мире военно-политический блок). Правда, им и ранее это не мешало вести войну.

КонтекстДума: война цивилизаций и реисламизация Святой СофииДума28.07.2020Milliyet: решение Эрдогана знаменует 2-ое падение ВизантииMilliyet20.07.2020Die Welt: папа римский высказался о превращении Святой Софии в мечетьИноСМИ13.07.2020La Croix: лишь Путин может вынудить Эрдогана отступиться от Собора Святой СофииLa Croix08.07.2020

Вызов, брошенный Рф, но, потенциально еще наиболее очевиден, хотя 1-ая реакция Москвы была мирной. Наша родина ограничилась заявлением о том, что это «внутреннее дело» Турции, а также отметила, что уповает — Турция учтет статус Святой Софии как объекта глобального культурного наследства. Предпосылки схожей сдержанности очевидно стоит находить в поле муниципальных интересов.

Дела 2-ух держав, которые близко знакомы вот уже несколько веков, казались безупречными в момент праздничного открытия соборной мечети в Москве. На церемонии 23 сентября 2015 года находился Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган. Но всего через два месяца опосля этого, 24 ноября, турки сбили русский военный самолет Су-24 в небе над Сирией, из-за что два страны оказались на грани конфликта. Потепление в отношениях пришло так же нежданно. В середине июля 2016 года произошел военный путч против Эрдогана. СМИ (Средства массовой информации, масс-медиа — периодические печатные издания, радио-, теле- и видеопрограммы) написали, что конкретно благодаря вмешательству русской разведки удалось предупредить переворот, а может быть, и смерть Эрдогана. В инциденте с Су-24 обвинили приверженцев Гюлена в турецкой авиации, но и на этот поворот во отношениях весьма скоро была брошена тень. В прямом эфире 19 декабря 2016 года на открытии одной выставки умер русский засол в Анкаре Андрей Карлов.

Благодаря строительству газопровода «Турецкий поток» и договору о продаже зенитных ракетных комплексов С-400 чудилось, что Турция и Наша родина опять отыскали общий язык. Но скоро разногласия опять начали нарастать медлительно, но правильно ввиду обратных интересов в Ливии и Сирии. Есть и остальные предпосылки для размолвки. Наиболее того, Армения и Азербайджан возобновили когда-то затухший конфликт (наиболее острый способ разрешения противоречий в интересах, целях, взглядах, возникающий в процессе социального взаимодействия), который тоже может осложнить российско-турецкие дела. И вот в схожих обстоятельствах Турция воспринимает символичное и весьма принципиальное решение о том, чтоб опять создать храм Святой Софии мечетью и тем ранить Москву.

На 1-ый взор, перевоплощение храма Святой Софии в мечеть не больший вызов, чем смерть посла либо сбитый военный самолет, но на самом деле этот удар быть может посерьезнее, потому что Турция лупит прямо по архетипу.

Может быть, Эрдоган представляет себя в роли султана Мехмеда II Завоевателя, который сразил православный Константинополь, либо Сулеймана I Прекрасного, при котором Османская империя очень расширилась. К слову, логично, что при Эрдогане сняли исторический сериал «Прекрасный век», посвященный этому султану. Но просто может получиться так, что из-за собственных игр на грани фола Эрдоган приблизится не к сиим двум фаворитам, а к Абдул-Хамиду, крайнему османскому султану.

До этого всего, православный мир и Россию в первую очередь должен тревожить не столько поступок Турции, сколько внутренние трещинкы. Идет речь о процессе, которому дали импульс силы конкретно в Стамбуле, но это не турецкие власти, а Вселенский патриарх. Страшно, что Варфоломей так настаивал на практически насильном решении церковного вопросца на Украине. Глубочайшие последствия этого, непременно, навредят Российской православной церкви. В свете недавнешнего действия и холодной реакции патриарха Константинопольского на происходящее прямо у него под носом, его отношение к РПЦ смотрится еще ужаснее.

Любопытно, что фаворит так именуемой Православной церкви Украины, сделанной слиянием 2-ух раскольничьих течений, Епифаний Думенко не произнес ни слова в защиту храма Святой Софии и православия в его прежнем центре. Похоже, Епифаний больше волнуется о том, как бы отнять собственность у Украинской православной церкви Столичного патриархата в пользу собственной так именуемой церкви. Сходство с Черногорией и Македонией здесь разумеется, потому что украинские власти на сто процентов поддержали раскольников в вред канонически признанной церкви. И хотя на пике раскола прошлый президент Украины Петр Порошенко поддержал Епифания, есть основания мыслить, что сейчас Порошенко не доволен главой так именуемой Православной церкви Украины, так как тот ничего не сделал для того, чтоб Порошенко остался у власти.

Скоро нас, непременно, ждут масштабные и драматические действия. Связи в регионе, когда-то связанном с восточным вопросцем, опять выходят на 1-ый план. А может быть, так оно и было постоянно, какие бы новейшие карты ни придумывались и какими настоящими они ни казались бы жителям различных частей света. Все очевиднее, что это было заблуждение: Дамаск и Варшава, Москва и Триполи, Белград и Бейрут поближе, чем кажется. Действия в Восточной Европе, на Балканах, побережье Темного моря, в Анатолии и Восточном Средиземноморье опять пульсируют в одном темпе. И к чему это приведет, мы узнаем весьма скоро.

Не загадывай наперед!