Страна (Украина): конец чуда. Что будет с белорусской экономикой без Лукашенко и как это отразится на Украине — zod-al.ru

  • Страна (Украина): конец чуда. Что будет с белорусской экономикой без Лукашенко и как это отразится на Украине — zod-al.ru

    20.08.2020

    «Батька» сумел выстроить очень специфическую модель «социалистического капитализма». Причем, Белоруссия в отличие от Украины — не сырьевая, а индустриальная страна. А ключевую роль играют государственные предприятия.

    Но вся эта конструкция базируется в первую очередь на союзе с Россией. РФ является главным донором белорусской экономики, причем, зависимость столь сильная, что в случае ссоры с Москвой, Белоруссии может грозить масштабный кризис. Что отрикошетит и по Украине.

    «Белорусское чудо»

    Судя по данным официальной статистики, белорусская экономика, несмотря на коронавирус и охвативший мир кризис, чувствует себя достаточно неплохо. По данным Белстата, по итогам первого полугодия этого года ВВП республики составил порядка 66,3 миллиарда белорусских рублей (26,9 миллиарда долларов), что на 1,7 процента меньше, чем за аналогичный период прошлого года. То есть, несмотря на коронавирус, падение белорусской экономики — минимальное. Для сравнения, в первом полугодии 2019 года был рост, но незначительный — на 0,9 процента, по сравнению с 6 месяцами 2018 года.

    То есть общий коронавирусный удар по белорусской экономике — до 3 процентов ВВП. Для сравнения, Украина по итогам первого полугодия потеряла 6,5 процента ВВП, а, к примеру, США — больше 20 процентов.

    При этом, в отличие от нашей сырьевой экономики, основной вклад в ВВП Белоруссии дает промышленность. По итогам первого полугодия этого года промышленность республики сгенерировала 52,9 миллиарда рублей. Для сравнения — сельское хозяйство только 6,9 миллиарда.

    «В отличие от Украины, которая после распада СССР быстро начала утрачивать промышленный потенциал, Белоруссия сумела сохранить и частично адаптировать к новым реалиям индустриальное ядро. Поэтому если на момент обретения независимости наши стартовые позиции были сильнее, чем у белорусов, то сейчас белорусская экономика демонстрирует лучшие результаты, чем украинская», — говорит аналитик института Growford Алексей Кущ.

    Скажем, ВВП на душу населения в Белоруссии составляет порядка 6,7 тысячи долларов, что на 80 процентов больше, чем на Украине (около 3,7 тысячи). К слову, ВВП Белоруссии с 1994 года вырос вчетверо. Для сравнения: ВВП Украины сейчас — это только чуть больше 60 процентов того, что было на 1990 год. И это при том, что ресурсная база на Украине — намного богаче, чем у соседей, а населения вчетверо больше.

    «Батька» построил в Белоруссии свою версию «социализма». Ключевые промышленные предприятия находятся в государственной собственности и работают в жестких рамках плановой экономики.

    При этом в страну идут иностранные инвестиции. К примеру, Белоруссия фактически заняла место Украины в новом «Шелковом пути», став крупным транзитным коридором по пути товаров из Европы в Китай. А благодаря современной системе таможенного досмотра (скажем, грузы сканируются специальным оборудованием без остановки транспорта) и хорошим дорогам, Белоруссия перехватила и немалую часть другого транзитного трафика.

    Скажем, по итогам первого полугодия этого года Белстат отчитался о перевозке 186,6 миллиона тонн грузов. Украина по этому показателю пока впереди (275,5 миллиона), но белорусы нас быстро догоняют.

    В последние десять лет в республике быстро и при поддержке государства развивается ИТ-сектор. В нем работает более 50 тысяч человек, его общий объем продаж составил более 3 миллиардов долларов. А доля в ВВП (более 6 процентов) лишь немногим уступает доли сельского хозяйства. Но эти цифры, особенно в плане численности занятых, все равно сильно уступают показателям по промышленности.

    Российская «игла»

    В то же время обратной стороной сильных позиций госсектора является высокая доля убыточных предприятий. Они поддерживаются с социальной целью (чтобы не плодить безработицу). И делается это за счет как прибыльных предприятий, так и поддержки со стороны России. Точно так же поддерживается и высокий уровень социальной защиты населения.

    При этом белорусская экономика настолько тесно интегрирована в российскую, что уже практически стала ее частью. Белоруссия входит в Таможенный союз с Россией, граница между ними — чисто условная, а таможенное и налоговое законодательство синхронизировано.

    Что во многом объясняет успехи Белоруссии в транзите грузов — перевозчикам, которые едут из ЕС или в ЕС намного удобнее пускать потоки через соседнюю страну, в обход Украины, так как там они быстро проезжают российскую границу. Но главное — это беспрепятственный или почти беспрепятственный товарооборот между самой Белоруссией и Россией.

    «До половины товарооборота Белоруссии приходится на РФ, это огромный показатель, который в том числе позволяет поддерживать стратегическую для белорусов отрасль — промышленность. Белорусская продукция на мировом рынке, мягко говоря, не очень конкурентна. Их тракторы и сеялки в той же Европе никому не нужны, поэтому Россия — едва ли не единственный рынок сбыта. Похожая зависимость от российского рынка была у нашей промышленности, в частности у машиностроения. И ни для кого не секрет, чем все закончилось. Потеряв российский рынок, украинская экономика быстро скатилась в сырьевую. Но у Белоруссии такой возможности нет. Она попросту не сможет стать мировым экспортером аграрной продукции, как наша страна. И крупных месторождений сырья у них тоже почти нет. Поэтому связь с российским рынком является жизненно важной для белорусской экономики», — говорит Алексей Кущ.

    Россия «подсадила» Белоруссию на дешевую нефть. Что, собственно, и позволило белорусам хорошо зарабатывать на нефтепереработке (в том числе, на поставках на Украину). Причем, Белоруссия долгие годы покупала российскую нефть по внутренним ценам, без экспортной пошлины.

    Но когда Россия недавно провела «налоговый маневр», сместив фискальный акцент по нефти с экспорта на добычу, Белоруссия потеряла порядка 500 миллионов долларов. Но в итоге Лукашенко договорился с Путиным о компенсациях этих потерь. В феврале этого года Лукашенко заявил, что Россия готова выплатить 300 миллионов долларов выпадающих доходов за счет премий нефтяным компаниям.

    Нефтепродукты в списке белорусского экспорта — на первом месте (более 7 миллиардов долларов). На украинских заправках доля белорусского бензина и дизеля достигает 30-40 процентов.

    «Разумеется, все это стало возможным благодаря льготным ценам, по которым Минск покупает нефть из России. Белоруссия продолжает эксплуатировать НПЗ, построенные еще во времена СССР для продажи топлива в страны Западной Европы. Со времен перестройки в структуре белорусской экономики почти ничего не поменялось: около 70 процентов ВВП создается государственными или около государственными компаниями», — говорит аналитик TeleTrade Сергей Родлер.

    Причем, «батька» принимает «скидки» и «бонусы» от россиян как должное. А нередко и сам их выбивает. К примеру, с той же нефтью он пригрозил России, что в случае недопоставок, начнут несанкционированный отбор. Лукашенко также поднял скандал по поводу слишком дорогого, по его мнению, газа для Белоруссии. Газпром поставлял его по 127 долларов за тысячу кубов, тогда как в Германию — по 70 долларов.

    Примеры, подтверждающие, насколько плотно белорусская экономика встроилась в российскую, есть буквально в каждой отрасли. Скажем, предприятия белорусского ОПК осваивают 15 процентов российского оборонного заказа на 1,5 миллиарда долларов в год.

    По данным МВФ, в разные годы российская поддержка составляла от 11 до 27 процентов белорусского ВВП. К примеру, с 2005 по 2015 год РФ влила в белорусскую экономику порядка 106 миллиардов долларов, говорится в отчете МВФ.

    Активно вкладывается в белорусскую экономику и частный российский бизнес. По данным Белстата, за первое полугодие этого года Белоруссия получила 4,5 миллиарда долларов иностранных инвестиций, на долю российских из них приходится 42,8 процента.

    «Экономика Белоруссии сконцентрирована вокруг народного хозяйства и огромных дотаций со стороны России. Получается, что она напрямую зависит от политической дружбы с РФ», — подытожил аналитик Центра биржевых технологий Максим Орыщак.

    К слову, саму Россию такое «покровительство» уже тяготит. Кремль все чаще поднимает вопрос об углублении интеграции и о проведении реформ с целью сделать белорусскую экономику менее зависимой от дотаций. Но Лукашенко с возмущением отвергает все эти предложения и грозится развернуться на Запад, устраивая России нередко публичные скандалы, что привело к заметному охлаждению в отношениях двух стран в последние годы.

    «Быстрая деиндустриализация и крах экономики»

    Учитывая столь сильную зависимость белорусской экономики от России, возникает вопрос — а что с ней будет без Лукашенко? Тут возможно несколько вариантов.

    «Все будет зависеть, по какому сценарию пойдут белорусские события дальше — если не „батька», то кто вместо него. Это будет преемник, который станет продолжать политику и курс Лукашенко или же Белоруссия выберет прозападный курс. От этого зависит формат будущих отношений с Россией», — говорит Кущ.

    Если к власти придет «сменщик» Лукашенко, то каких-либо кардинальных перемен ожидать не стоит. «Нечто похожее наблюдалось в Армении: после массовых протестов пришло новое правительство, которое продолжило тесное сотрудничество с Москвой в отсутствии других альтернатив», — говорит аналитик TeleTrade Сергей Родлер.

    Гораздо более серьезные последствия будут в случае прихода к власти прозападного политика. «Россия воспринимает Белоруссию, собственно, как часть своей территории. Поэтому не исключено открытое силовое противостояние», — считает Кущ. Но даже если крайних вариантов удастся избежать, и все закончится только «ссорой», белорусская экономика окажется в шаге от краха, — говорит эксперт.

    «Стремительная деиндустриализация, резкий обвал экономики, массовая трудовая миграция. Белоруссия без Лукашенко, собственно, уже давно болталась бы где-то между Молдавией и Киргизией. Так что как раз этот сценарий теперь может реализоваться», — говорит Алексей Кущ.

    КонтекстAgoraVox: бедная Белоруссия, такая далекая от Бога и такая близкая к ЕСAgoraVox20.08.2020Foreign Affairs: Белоруссия идет своим путемForeign Affairs20.08.2020БН: Лукашенко переходит в контратакуБелорусские новости20.08.2020

    Кроме того, проведение приватизации и отмена дотаций убыточным предприятиям (что неизбежно в случае западного вектора развития) приведет к быстрому закрытию многих (или даже большинства) производств. А ныне прибыльные предприятия могут стать убыточными из-за потери российского рынка. Так как переориентироваться на другие рынки большинство из них не сможет из-за слабой конкурентоспособности продукции.

    Стать сырьевым экспортером Белоруссия также не в состоянии, так как, собственно, экспортировать особо нечего (исключение — отдельные предприятия вроде «Беларуськалия»). «Нельзя стать крупным мировым экспортером только за счет картошки или овощей. Нужны промышленные масштабы монокультур, скажем кукурузы или подсолнечника, как, к примеру, на Украине, но природные условия для этого в Белоруссии не очень хорошие. Тем более что у страны нет выхода к морю», — пояснил Алексей Кущ.

    «Угасание» белорусской экономики может напрямую ударить и по Украине. Стоит вспомнить, что в последние годы Белоруссия была активным посредником в экспортно-импортных сделках между Украиной и Россией. Через Белоруссию в РФ шли украинские продукты питания, запчасти и т.д, а обратно — уголь и российские товары. Что при формальном закрытии российского рынка, все же позволяло украинской продукции просачиваться на него обходным путем. Понятно, что при ухудшении российско-белорусских отношений эта лазейка полностью закроется.

    Еще одна потенциально проблемная позиция — нефтепродукты. Доля белорусского бензина и дизеля на украинских АЗС за последние годы снизилась, но все равно очень большая. Скажем, по дизельному топливу — 30 процентов (два года назад было 43 процента). «Сейчас наступил кризисный период в Белоруссии, а значит, товарооборот будет еще стремительнее снижаться. Чем попытаются воспользоваться украинские переработчики, в частности предприятия Игоря Коломойского. Белорусские производители топлива уже давно являются основными конкурентами для компаний украинских олигархов. Поэтому текущую политическую ситуацию они однозначно будут использовать как причину для тотального сокращения сотрудничества с проблемной страной», — говорит Орыщак.

    Эксперт прогнозирует сокращение украинско-белорусского товарооборота не только по нефтепродуктам, но и по другим товарным категориям. «В прошлые годы Украиной уже вводились заградительные пошлины. Еще в декабре прошлого года сроком на 5 лет ввели антидемпинговые пошлины в отношении импорта прутков из углеродистой и других легированных сталей из Белоруссии и Молдавии. В 2020 году комиссия по международной торговле ввела пошлины на спички из Белоруссии и России в размере 21 и 46 процентов соответственно. Если обратиться к спискам ведомства — таких антидемпинговых расследований за последние годы было немало. А с учетом политической неопределенности в Белоруссии, ни о каком улучшении экономических связей речи быть не может», — считает Орыщак.

    Для нас — это потери миллиардов долларов. В прошлом году товарооборот между Украиной и Белоруссией составил порядка 5,5 миллиарда. Впрочем, как считает народный депутат Олег Волошин, «белорусский социализм», с Лукашенко или без него, все равно закончится. Вся разница только в «комфортности» выхода из него.

    «Показательно, что на Украине звучит гораздо больше тревоги по поводу будущего „белорусского социализма», чем в России. Потому что там понимают, за чей счет был этот банкет, как и осознают его неизбежный финал при любом исходе. А как только Киеву хватит ума возобновить прямое авиасообщение, а ЕС и РФ начать снимать взаимные санкции, исчезнут и транзит через Минск, и „белорусский пармезан». Плюс Кремль серьезно настроен пересмотреть условия поставок энергоресурсов. До сих пор субсидии из РФ (в виде льготных цен) составляли до 25 процентов ВВП Белоруссии. На конец 2018 года РФ владела 37,6 процента белорусского госдолга (7,9 миллиарда долларов), но нужными темпами Белоруссия отдавать его не способна и вынуждена каждый год рефинансировать до 75 процентов долга, а значит, снова частично зависеть от российского кредита. И одним из ключевых условий сохранения таких поблажек Москва называет всю ту же большую приватизацию и проведение более ответственной бюджетной политики (а это означает и пересмотр социальной политики). Так что социализм закончится в любом случае. Вряд ли даже КНР захочет его оплачивать. Только, как показывает пример того же Китая, процесс может пойти плавно, или, как свидетельствует опыт Венесуэлы, весьма драматично. СССР можно было сохранить в реформированной форме как общее политико-экономическое пространство, но не обанкротившуюся советскую систему „народного хозяйства»», — написал Волошин на своей странице в Фейсбуке.

    Один из белорусских предпринимателей, с которым поговорила «Страна», также считает, что при любом исходе нынешнего противостояния созданная Лукашенко социально-экономическая система будет меняться.

    «Вопрос только, в каком направлении — в сторону большей интеграции с Россией или же в сторону Запада. В первом случае, при условии сохранении поддержки Москвы, можно будет обеспечить плавный переход и избежать закрытия многих предприятий даже в случае их приватизации. Во втором случае, обвал будет очень резким и потребуются долгие годы, чтоб экономика перестроилась и нашла свою нишу в мировом и европейском разделении труда», — говорит бизнесмен.

    Ещё новости

Leave a Comment

To Top