Svenska Dagbladet (Швеция): в Калифорнии легализуют расизм — zod-al.ru

Самую известную часть американской Декларации независимости написал Томас Джефферсон (Thomas Jefferson): «Мы считаем самоочевидными правды, что все люди сделаны равными, что создатель наделил их определенными неотъемлемыми правами, таковыми как право на жизнь, свободу и рвение к счастью».

Еще современники усомнились, не феноминально ли это заявление, ведь у самого Джефферсона были рабы. Нет, Джефферсон не был эталоном, но его слова стали применять как аргумент в пользу запрета рабства — поначалу в отдельных штатах, а потом и во всех США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке), когда эту фразу вновь произнес Авраам Линкольн.

Продолжают ее применять и на данный момент. Также животрепещуща мысль и христианская вера в то, что конкретно европейские колониальные страны с большенными потерями для себя принудили страны Африки, Близкого Востока и Азии отменить рабство. К огорчению, рабство в этих регионах существует до этого времени, невзирая на эти усилия. В то же время ни США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке), ни кто-нибудь иной так и не смогли стопроцентно воплотить в жизнь эти высочайшие эталоны. Расизм и неравноправие существовали постоянно как некоторая параллельная действительность.

Происходящее в США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке), как правило, влияет на огромную часть остального мира. Цель культурной революции, которая на данный момент захлестнула страну, — достигнуть равенства перед законом. В Калифорнии, самом густонаселенном штате, Конгресс не так давно подавляющим большинством проголосовал за отмену запрета дискриминации по расовой, половой либо этнической принадлежности. Этому воспротивилось только два республиканца. «Справедливо ли давать кому-то работу лишь поэтому, что он белоснежный, темный либо желтоватый?— задал вопрос республиканец Стивен Цой (Steven Choi), который сам родился в Южной Корее, когда страна была оккупирована Японией. — Мы говорим о легализации расизма и сексизма. Я приехал в эту страну, чтоб быть подальше от такового вида мышления».

И это один из самых странноватых парадоксов нашего времени: те, кто именует себя бойцами с расизмом, делают как раз все вероятное, чтоб обеспечить условия для расовой дискриминации. Здесь основное, чтоб мачалась «подходящая» группа людей.

КонтекстDN: США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) построены на расизмеDagens Nyheter19.06.2020Reflex: Запад равномерно убьет себя самReflex09.07.2020Le Figaro: бойцы с расизмом востребовали переименовать гору в ШвейцарииLe Figaro09.07.2020Чтоб достигнуть равного распределения ресурсов меж различными группами, нужно дискриминировать тех, для кого дела на данный момент идут отлично. В действительности же дискриминировать будут тех, у кого все отлично на чей-то взор, либо тех, у кого все было отлично ранее. Почти все америкосы с левыми взорами уже закончили веровать, что можно придти к не различающему цвета несексистскому обществу. Общество так прогнило и пропиталось коррупцией, что требуется нечто конструктивно другое. Переворот. Революцию должны возглавить юные люди, не запятнанные старенькыми моделями мышления, которые характерны угнетателям. «Белоснежное приемущество» пронизывает все вокруг, оно проглядывает даже из чудилось бы нейтральных языковых выражений, утверждая расовое припирание.

В Сиэтле белоснежных служащих муниципалитета — лишь белоснежных! — принудили пройти курсы, разработанные для «противодействия внутреннему расовому белоснежному высокомерию». На их речь идет о явлениях, в которых проявляется расовое подавление, к примеру, о представлениях о «объективности» и «сохранности», а также о «индивидуализме» и «интеллектуализации». Белоснежных призывают признать, что они расисты, а потом отрешиться и попрать свою свою «белизну». Уже даже просто признав, что ты «не прав», можно начать процесс, который когда-нибудь (может быть) приведет к твоему «исправлению». Конкретно так гласили в секте Кнутбю (скандально популярная шведская религиозная секта (понятие, которое используется для обозначения религиозной группы, отделившейся от основного религиозного направления) — прим. перев.).

Буквально так же, как и в случае с маоистской культурной революцией в Китае, не много нужно, чтоб травить начали конкретно тебя. Яша Мунк (Yascha Mounk) в The Atlantic сказал, как люди лишались работы из-за какой-либо ерунды. Один аналитик написал в Твиттере, что мирные демонстрации дозволят демократам получить больше голосов, тогда как бурные протесты опосля убийства Мартина Лютера Кинга прирастили поддержку Ричарда Никсона. Наименее чем через недельку, его выгнали с работы. Остальные теряли работу, когда высказывались в духе «все жизни имеют значение» либо каким-то еще образом отказались усваивать революционный жаргон.

На данный момент мы смотрим противоборство 2-ух диаметрально обратных представлений о справедливости. С одной стороны — мысль, что все группы должны быть постоянно представлены в количестве, пропорциональном их доле в популяции. Значение человека сводят к его принадлежности к той либо другой группе. С иной стороны — идея, что людей необходимо оценивать схожим образом вне зависимости от происхождения, отталкиваясь только от их компетенции. Проще говоря, обращаться со всеми идиентично.

Не только лишь в обществе, но и в самом сердечко науки политика идентичности начинает брать верх. Принципиально не что молвят, а кто конкретно это гласит. Научные группы сейчас сформировывают, беря во внимание пол и цвет кожи. Сторонники движения #ShutdownSTEM и #ShutdownAcademia, начавшегося на фоне протестов Black Lives Matter, усомнились, вероятна ли совершенно беспристрастная наука. Science и Nature, одни из самых популярных научных журналов мира, выпустили воззвания, в которых обвинили самих себя в периодическом расизме против темных. Никаких доказательств представлено не было: схожим признаниям проверка не нужна. Тот, кто попробует узнать, какова толика правды в этих утверждениях, лишится работы либо его погонят вилами из деревни. Ну либо забанят в Твиттере и на Фейсбуке, что, пожалуй, можно считать современным аналогом.

У нас в Швеции есть такие же движения и такие же тенденции. Хитрые организации и власти отыскивают методы обойти запрет на квотирование, чтоб «сделать лучше» половое соотношение и содействовать обилию. Ведь до того времени, пока дискриминируются «нужные» группы, угрозы нет.

И конкретно то, на что недозволено воздействовать (цвет кожи, пол, возраст, сексапильная ориентация и так дальше), на что, согласно принципу равенства, не следует заострять внимания, становится решающим фактором, когда мы перестаем веровать в меритократию. Может быть, было бы честнее поступить так же, как в Калифорнии. Если мы все равно уже больше не верим в равное отношение ко всем, быть может, не стоит и притворяться.