The Conversation (Австралия): кому принадлежат Луна и ее ресурсы? — zod-al.ru

15 июля на Марс обязана отправиться эмиратская миссия Hope, за которой последуют китайская Tianwen-1 и южноамериканская Mars 2020: их пуск намечен на 23 и 30 июля. Не считая того, США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) готовятся к возвращению человека на Луну с 2024 года, а в галлактической отрасли возникают личные игроки, такие как SpaceX. Активизация завоевания вселенной вновь остро поднимает вопросец владения планетками и астероидами, а также критерий использования ими.

Добыча природных ресурсов небесных тел

Перспектива разработки населением земли природных ресурсов небесных тел может показаться провокационной сейчас, когда мир начинает обдумывать черные стороны лишней эксплуатации ресурсов нашей своей планетки.

Южноамериканская программка Artemis по возвращению человека на Луну к 2024 году (прелюдия к наиболее отдаленной цели по завоеванию Марса) подразумевает, что жизнестойкая и устойчивая разведка Луны и Марса будет опираться на внедрение их природных ресурсов.

С данной для нас деятельностью также соединено огромное количество юридических заморочек, в первую очередь, последующий вопросец: вероятна ли разработка галлактических ресурсов с юридической точки зрения, и кто воспринимает решения в данной для нас сфере?

Неопределенные международные юридические рамки

Международное галлактическое право было создано в эру галлактических завоеваний 1960-1970-х годов в спец комитете ООН по мирному использованию вселенной. Его первым обязующим проявлением стал Контракт о мироздании 1967 года либо, в полной форме, «Контракт о принципах деятельности стран по исследованию и использованию галлактического места, включая Луну и остальные небесные тела».

Этот документ был ратифицирован большей частью стран, в том числе главными галлактическими державами: США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке), Россией, Китаем, Францией и Японией. В его базе лежит принцип свободы исследования и использования вселенной, который является «достоянием всего населения земли».

Вроде бы то ни было, контракт ограничивает эту свободу, чтоб оградить космос и небесные тела от таковых вещей, как война и территориальное хищничество. Таковым образом, исследование и внедрение вселенной могут осуществляться только с мирными целями, что с точки зрения стран не воспрещает размещение спутников с целью обеспечения государственной сохранности.

Другими словами, контракт воспрещает апроприацию небесных тел. При всем этом промышленная и коммерческая разработка ресурсов небесных тел, судя по всему, обязана будет опираться конкретно на нее. Как соотносится добыча ресурсов и принцип невозможности владения небесными телами?

Луна — общее наследство населения земли?

В заключенном в 1979 году другом международном договоре инсталлируются два доп принципа. С одной стороны, Луна, остальные небесные тела и их природные ресурсы не могут быть собственностью стран, интернациональных организаций, государственных организаций и физических лиц. С иной стороны, страны обязуются установить интернациональный режим для регулирования разработки природных ресурсов Луны и остальных небесных тел, когда эта разработка станет вероятной. А именно это обязано обеспечить равное распределение меж всеми государствами-участниками прибыли от этих ресурсов при особенном внимании к интересам и потребностям развивающихся государств. Практически что коллективистская направленность второго соглашения в значимой мере подорвала перспективу его принятия интернациональным обществом, до этого всего США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке). В реальный момент оно было подписано всего 18 государствами, посреди которых нет ни одной величавой галлактической державы.

США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) первыми готовятся к бою

Сначала 2010-х годов перспектива разработки галлактических ресурсов получила в США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) вещественное воплощение в лице личных компаний, таковых как Planetary Resources, и докладов экспертных групп о личной принадлежности в мироздании.

КонтекстSCMP: США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) желает достигнуть приемущества в мироздании над Китаем и РоссиейSouth China Morning Post19.06.2020Fox News: величайший пуск либо низкоорбитальное такси?Fox News31.05.2020The Telegraph: Роскосмос винит США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) в попытке захвата ЛуныThe Telegraph UK09.04.2020Принятый в ноябре 2015 года в США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) галлактический закон разрешает занимающимся разработкой галлактических ресурсов южноамериканским гражданам в полной мере воспользоваться ими, что включает в себя владение, собственность, перевозку, внедрение и продажу. США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) считают, что таковая деятельность не нарушает принципы Контракта о мироздании в том плане, что южноамериканские граждане будут обладать не самими небесными телами, а только ресурсами опосля их добычи.

При всем этом значимая часть правовых профессионалов считают непонятным, что контракт может допускать присвоение ресурсов небесных тел.

Принять точное решение в этом юридическом споре проблематично. Проблематика разработки галлактических природных ресурсов не стояла в эру Контракта о мироздании, и его короткие формулировки не разрешают отдать ответ на стоящие в реальный момент юридические вопросцы.

Остальные страны идут этим же методом, ООН в замешательстве

В 2017 году Люксембург начал двигаться по пути США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) и принял закон, который открыто допускает владение галлактическими ресурсами. В феврале 2020 года аналогичный шаг сделали ОАЭ, набирающий силу игрок в галлактической отрасли.

ООН занялась рассмотрением вопросца в 2016 году, но пока что вся работа сводится к обмену воззрениями меж государствами, а спец комитет не располагает какими-либо возможностями, которые бы дозволили начать хоть какую-то нормативную работу. Страны в свою очередь придерживаются совсем различных точек зрения: некие, в том числе Наша родина, выступают категорически против государственных инициатив по однобокому регулированию схожей деятельности.

Ряд государств, в частности Франция, считает, что ооновский комитет представляет собой компетентный орган и должен вести углубленную работу по регулированию добычи галлактических ресурсов. Как досадно бы это не звучало, предложение нескольких европейских стран по формированию рабочей группы пока что ничего не отдало из-за отсутствия консенсуса.

Таковая неспособность запустить многостороннюю нормативную инициативу выслеживается по всей относящейся к космосу новейшей проблематике, что оставляет поле для государственных инициатив и однобокого подхода.

Artemis Accords — упадок интернационального галлактического права?

Тем наиболее что в США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) работа лишь набирает обороты: 6 апреля 2020 года было подписано президентское постановление, которое подтверждает галлактический закон 2015 года и право американских людей на владение галлактическими ресурсами. Не считая того, в нем было выражено намерение придти к общей позиции по использованию галлактических ресурсов и подписать надлежащие соглашения со странами-партнерами. Некоторое количество дней спустя все это получило отражение в инициативе Artemis Accords.

Она подразумевает подписание двухсторонних договоров меж США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) и партнерами для утверждения общих принципов исследования и использования Луны, а также, в перспективе, Марса. Эти соглашения, без сомнения, станут подготовительным условием роли стран в американской программке. Разработка природных ресурсов будет, непременно, в числе поднятой контрактом проблематики, как и зоны сохранности, которые в НАСА (Национальное управление по воздухоплаванию и исследованию космического пространства — ведомство, принадлежащее федеральному правительству США) считают необходимыми для данной для нас деятельности.

В НАСА (Национальное управление по воздухоплаванию и исследованию космического пространства — ведомство, принадлежащее федеральному правительству США) не один раз отмечали, что деятельность на небесных телах обязана вполне соответствовать существующему интернациональному праву, в частности Договору о мироздании 1967 года. На данный момент, когда США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) выходят из ряда интернациональных соглашений и ставят под колебание легитимность неких интернациональных организаций, таковых как ВОЗ и Интернациональный уголовный трибунал, веселит, что они не собираются отходить от правил, которые к истинному моменту обеспечили мирное внедрение околоземного места государствами и галлактическими операторами.

Вроде бы то ни было, формализация общих принципов вокруг США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) ставит под колебание ооновский многосторонний подход: комитет ООН по космосу был до недавнешнего времени единственной площадкой, которая занималась разработкой применимых к галлактической деятельности интернациональных норм. Artemis Accords заполнит оставленные контрактом 1967 года пробелы и создаст юридические нормы для галлактической деятельности без возможных многосторонних инструментов. Не считая того, переговорные способности возможных партнеров США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) наверное будут очень ограниченными. Другими словами, все это станет типичным контрактом о поддержке американских взглядов на регулирование деятельности человека на небесных телах.

Инициатива уже повлекла за собой достаточно резкую реакцию в мире: к примеру, директор «Роскосмоса» сравнил ее с вторжением в Ирак и Афганистан. Все это сулит горячие споры галлактических держав в ООН.