The Nation (США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке)): совершить переворот — zod-al.ru

Абсолютная власть никогда не теряет собственной привлекательности, во всяком случае, если гласить о телевидении. «Крайние царствуй» (The Last Czars), «Белоснежная принцесса» (The White Princess), «Виктория» (Victoria), «Испанская принцесса» (The Spanish Princess), «Версаль» (Versailles), «Королевство» (Reign), «Белоснежная царица» (The White Queen), «Волчий зал» (Wolf Hall) — выбирайте, что для вас больше нравится. В особенности симпатичными оказались женщины-правительницы, что дает сценаристам возможность обсудить нынешние опаски и волнения, связанные с дамами и политикой, на фоне дворцов.

Екатерина Величавая, одна из самых выдающихся и одна из подольше всех в истории восседавших на троне женщин-монархов, является звездой посреди императорских особ собственного времени. В 2019 году телеканал «Эйч-Би-Оу» (HBO) выпустил кинофильм «Екатерина Величавая» (Catherine the Great), позволивший показать выдающийся актерский талант Хелен Миррен (Helen Mirren) и посвященный долговременной любовной связи Екатерины II с ее министром, князем Потемкиным. В телесериале много секса (в одной из сцен, когда герои посиживают в опере, Екатерина следит, как одна из ее наилучших подруг рукою ублажает Потемкина). Создатели телесериала подчеркивают и ее именитый трудоголизм, а также энтузиазм к науке. Не считая того, в кинофильме речь идет и о том, как императрица популяризовала прививки от оспы (самой Екатерине и ее отпрыску прививку от оспы сделал шотландский доктор в 1768 году, опосля чего же прививки стали созодать по всей Рф). Сериал представляет собой достаточно классическую, сияющую всеми цветами драгоценных камешков историческую драму, в работе над которой создатели в целом придерживались исторических фактов.

А сейчас стриминговый сервис Hulu дает нам сериал «Величавая» (The Great), создатели которого избрали совсем иной подход к «екатеринологии». Снятый по сценарию Тони Макнамары (Tony McNamara), который был одним из создателей сценария вышедшей в 2018 году «Фаворитки» (The Favourite), сериал «Величавая» заявляет о для себя только как о «местами правдивой истории». В телесериале, начинающемся с прибытия юной Екатерины (Эль Фэннинг) в Санкт-Петербург, сжато описаны действия практически 2-ух десятилетий — представление ее при дворе, ее мучительно долгая помолвка с германским герцогом, будущим Петром III, их, в конце концов, состоявшийся брак и удачно окончившийся дворцовый переворот против Петра, спланированный ею. Все действия, перемежающиеся с бессчетными смешными анахронизмами, «уложились» всего в несколько месяцев.

Сначала телесериала «Величавая» мы лицезреем роскошную, нежную, белокурую Екатерину, надеющуюся стать героиней счастливой любовной истории. Скоро она соображает, что ее судьба связана не с супругом, а с самой Россией. Она стремится заняться просвещением грубых, неотесанных российских, введя всеобщее образование, внедрив печатный станок, даровав свободу слова, распространив современную медицину и положив конец глупой войне. И все таки в телесериале — с его странноватым сочетанием унизительных сексапильных шуток, приемов пошловато-глупой комедии и заигрывания с либеральным феминизмом — Екатерина смотрится еще наименее способной и даровитой, чем она была на самом деле. Игнорируя политические нюансы ее {романтических} связей, создатели телесериала желают нас уверить, что в истории дамы, которую вызвали в Россию, чтоб она родила наследника престола, секс и власть могут существовать раздельно друг от друга.

О Екатерине, урожденной Софии Августе Фредерике Ангальт-Цербстской, которая была германской принцессой, сделалось понятно, когда ее избрали в жены Петру, внуку Петра I. В сопровождении собственной ворчливой мамы 14-летняя София отправилась в Санкт-Петербург, где стала величавой княгиней Екатериной Алексеевной.

Бездетная императрица Елизавета вызвала собственного племянника Петра из его родной Голштинии много годов назад в надежде, что у этого новейшего наследника скоро покажется отпрыск, что дозволит укрепить ее власть. Петр не оправдал надежд тетки — он был низким, неказистым и не проявлял склонности к учебе, невзирая на все пробы отдать ему образование. Молодой Петр, который рано осиротел и над которым потом безжалостно глумился его воспитатель-немец, был чувственно и на физическом уровне ущербным. Он презирал все российское и поклонялся прусскому королю Фридриху Величавому. А для утехи устраивал для собственных слуг муштру как в прусской армии.

КонтекстDie Welt: Екатерина Величавая захватила власть при помощи любовниковDie Welt13.07.2020Harper’s Bazaar: почему Екатерина II стала «Величавой»?Harper’s BAZAAR18.05.2020Observador: «Екатерина Величавая», которой недостает величияObservador12.10.2019Елизавета сходу же направила внимание на тактичную, симпатичную и в высшей степени образованную Екатерину, которая, чудилось, владела достаточным количеством плюсов, чтоб ими можно было восполнить бессчетные недочеты Петра. Благоразумная и честолюбивая Екатерина, невзирая на молодой возраст, делала все, чтоб угодить императрице. Она засиживалась допоздна, изучая российский язык и стремительно достигнула в этом фурроров. Она приняла православие и была истинной православной, во всяком случае, на людях. Она сходу же прониклась духом российского патриотизма. Хотя она навряд ли была в экстазе от Петра, она знала, что такие браки, как ее, заключаются не ради любви, и старалась быть милой. Созодать это сделалось еще сложнее, когда Петр сказал ей о собственных увлечениях иными придворными дамами и опосля того, как его лицо обезобразили рубцы от оспы. Но она и далее проявляла стойкость и держалась.

Елизавета весьма желала, чтоб юные поженились и произвели на свет малыша, но придворный доктор в течение почти всех лет утверждал, что Петр стать папой не готов. Настоящие предпосылки беспокойства доктора неопознаны, но версий весьма много. Полностью может быть, что созревание Питера было неспешным из-за ненадлежащего питания. Некие подразумевали, что у него был фимоз, которые осложнял половую жизнь. Может быть, из-за суровых психических травм, пережитых им в детстве, он не был готов к долгим здоровым отношениям, и становилось ясно, что он на психическом уровне ненормальный.

Когда в 1745 году они, в конце концов, поженились, ни один из их, по-видимому, не имел никакого представления о интимной близости. В первую супружескую ночь (то есть темное время суток) Екатерина несколько часов пролежала в постели одна, ждя, что придет Петр и чего-нибудть с ней сделает, но она не имела ни мельчайшего представления, что это быть может. Когда он пришел, он был весьма опьянен (Петр пил с юношества) и сходу же уснул. Полностью возможно, что они так и не вступили в супружеские дела. Играя до поздней ночи в солдатики, Петр не давал Екатерине спать, расставляя на покрывале игрушечные полки.

Елизавета, обеспокоенная отсутствием у юных супругов малышей, повелела запирать злосчастных и следить за ними, чтоб отыскать доказательств неверности. В конце концов, к Петру была «приставлена» опытнейшая вдова, чтоб она обучила его любви (либо, по последней мере, совершать половой акт), и он начал встречаться с различными фрейлинами, хотя при этом оставался демонстративно флегмантичным к прелестям Екатерины. Она начала свою «сексапильную карьеру» в 23 года, когда ее совратил лихой красавец-дворянин по имени Сергей Салтыков. О их связи сделалось понятно при дворе, но это никого в особенности не волновало. Когда Екатерина забеременела, возник повод для праздничка. Не поднимая шума, Петр признал малыша Павла своим отпрыском. Сходу же опосля рождения малыша Елизавета забрала его и воспитывала как собственного собственного, одаривая любовью и мехами.

Последующим хахалем Екатерины был галантный чужеземец Станислав Понятовский, польский князь, проживавший при русском дворе. Когда меж ними вспыхнула любовь, он был девственником, и для нее он был кем-то вроде безупречного сердечного друга. По словам биографа Роберта Мэсси (Robert Massie), «Понятовский восторгался не лишь титулом и красотой Екатерины, но ее и разумом и характером, которые, как они оба признавали, превосходили его собственные». От данной для нас связи у нее родилась дочь Анна. Девченка, которую Елизавета сходу же забрала, погибла в детском возрасте.

Когда в 1762 году Елизавета погибла от удара, царем стал Петр. Во время собственного чертовского шестимесячного правления и невзирая на весь собственный опыт игры в солдатики, он умудрился привести в бешенство армию, духовенство и огромную часть русской элиты. При содействии собственного третьего хахаля, лихого героя войны Григория Орлова, Екатерина в итоге муниципального переворота заняла престол. Она надела солдатский мундир, оседлала белоснежного коня и повела 14 тыщ боец из Петербурга в королевскую резиденцию в Ораниенбауме, чтоб те арестовали ее супруга. Это было несложно — как увидел повелитель Фридрих II, Петр «дозволил свергнуть себя с престола, как ребенок, которого посылают спать». Через некоторое количество дней Алексей Орлов, брат Григория Орлова, задушил Петра, предположительно опосля того, как за обедом они напились до бесчувствия. Было объявлено, что он погиб от колик, и когда он лежал в открытом гробу, следов насилия на теле не было видно, так как их замаскировали. Екатерина сейчас стала императрицей, Самодержицей Всероссийской.

Сначала телесериала «Величавая» мы лицезреем Екатерину юной женщиной с сияющими очами, которая приехала в Петербург, будучи неописуемо одинокой, но исполненной {романтических} иллюзий. Петр (Николас Холт) в телесериале, в отличие от собственного исторического макета, высок и прекрасен. Но больше соответствует реальности то, что он, таковой же, как и реальный Петр — глуповатый, несведущий, вульгарный и склонен к идиотическим проделкам. Во время их первой встречи он делает вид, что отторгает Екатерину, а потом гласит ей, что она приятно пахнет. Она списывает его нехорошее поведение на «препядствия с культурой» и как и раньше уверена, что они скоро станут одним целым. Заместо того чтоб ожидать два года собственной женитьбы и еще много лет вступления в истинные супружеские дела, Екатерина в выполнении Эль Фэннинг сходу же становится объектом ухаживаний Петра во всей их «красоте». Ждя его в первую супружескую ночь (то есть темное время суток), она гласит собственной служанке, чего же ожидает от половой близости: «Некое время ты плывешь в исступлении, опосля чего же твое тело обхватывают волны удовольствия, то набегая и проникая в тебя, то отступая». Заходит Петр, небережно целует ее, толкает на кровать и эякулирует, не переставая при этом говорить с товарищем, который ожидает его у двери. Эта сцена разыгрывается ради хохота, но она вызывает противное чувство.

В жизнеописаниях Екатерины очень много внимания уделяется ее сексапильной жизни. Время от времени это делается для того, чтоб раскрыть чувственный заряд бурной биографической драмы. В остальных вариантах секс является средством, позволяющим поглумиться над ней и выставить на посмешище. В жизнеописаниях, сделанных в наиболее нехорошем ключе, ее нередко изображают сексапильно ненасытной. Это относится ко почти всем женщинам-правительницам — как как будто политические амбиции дамы являются разновидностью нимфомании. Но из-за длинноватого перечня любовников Екатерина является в особенности легкой добычей и из нее просто лепить этот стереотипный образ. Опосля погибели Петра она сменила нескольких победителей, в основном прекрасных военных лет 20 с маленьким. (Быть победителем означало занимать полуофициальный пост. К этому прилагались апартаменты, «подъемные» и список должностных обязательств. Обыденный срок службы — два года). Увлечение стареющего правителя прекрасными юными любовницами навряд ли завлекло бы внимание, но императрицы придерживались других правил. Екатерина становилась старше, а ее побкдители оставались такого же возраста, и из-за этого прогуливались сплетни. В Рф и по всей Европе распространялись скабрезные карикатуры и шуточки о Екатерине, в которых женоненавистничество смешивалось с русофобией. Опосля того, как 67-летняя Екатерина погибла от удара, пошли неприличные слухи о том, что она погибла в итоге злосчастного варианта, занимаясь сексом со своим возлюбленным конем.

В телесериале «Величавая» о данной для нас сплетне нередко молвят, что служит поводом для бессчетных неприличных шуток. В кинофильме историю ее утех с жеребцом выдумали придворные дамы, считающие Екатерину «сукой». Она продолжает утверждать, что эти слухи не соответствуют реальности, но, как гласит ей шведская царица, «одолевает та ересь, которую произнесли первой». Поразительно то, что, невзирая на удручающую пошлость телесериала, часто мучительную, в нем интимная жизнь Екатерины приобретает благопристойность, из данной для нас жизни убирается все неприглядное, практически ничего не говорится о детях, которых она рождала от собственных любовников. А саму Екатерину наделяют только здоровым, «правильным сексапильным аппетитом», которым и обязана владеть рядовая героиня романтичной комедии. Создатели кинофильма не лишь опровергают грязные, злостные и женоненавистнические слухи о ее сексапильной ненасытности, но и не признают обычных исторических реалий, отделяя ее интимные дела от ее восхождения к власти.

Хотя в телесериале Екатерина решительно оптимистична в отношении собственных перспектив на брачное счастье, она теряет самообладание, когда Петр спаливает ее школу для девченок, лупит ее и убивает ее ручного медведя. Заметив их несопоставимость и отсутствие у нее сексапильного влечения к нему, Петр дает ей собственного рода вольный брак и приводит к ней хахаля. По словам Петра, прекрасный, крепкий Лев умен, может читать сонеты, бесплоден (что очень к слову) и является «владельцем достаточно огромного члена». Поначалу Екатерина отторгает Льва, но позже, когда Петр безжалостно избивает его за то, что тот не угодил ей, велит ему возвратиться. Дело не в том, что он Лев ей весьма нужен. Она просто хорошая женщина, которой не нравится, когда у нее на очах человека забивают до погибели. С течением времени она заявляет о том, что испытывает желание, и занимается с ним сексом. Он признается, что у него практически нет сексапильного опыта. С сексом все вышло отлично, и они с Львом влюбляются друг в друга.

Сейчас, когда Екатерина разобралась со собственной интимной жизнью, создатели телесериала перебегают к актуальному вопросцу — совмещению работы и личной жизни. Как и почти все принципиальные дамы, она скоро обнаруживает, что обязана разрываться меж своими любовными отношениями и карьерой. В целом, Лев неплохой партнер, участливый, хвалебно улыбающийся, когда она, перед тем, как испытать оргазм (она — сверху), ведает ему о собственных планах ввести всеобще образование. Но она не совершенно честна с ним. Она прячет от него, что собирается совершить дворцовый переворот. Когда Лев начинает дуться из-за всех ее рабочих совещаний и грозит уйти, она соображает, что ее отношениям грозят отсутствие откровенности и скрытность. Ее услужливая горничная гласит Льву правду. Оказывается, что хотя Лев и не в состоянии кое-чем посодействовать заговорщикам в осуществлении их планов, его полностью устраивает перспектива стать наиблежайшим спутником Екатерины Величавой. Но, как бы напоминая нам, что Екатерина вообще-то не может заниматься и тем и иным, в конце сезона создатели телесериала подбрасывают очередное событие, вынуждающее ее созодать выбор меж личной жизнью и дворцовым переворотом. Она выбирает переворот.

Несоответствие телесериала «Величавая» историческим фактам само по для себя, естественно, не является недочетом. Хоть какой анахронизм применим, если достигнут высочайший художественный уровень. Но ради феминистской идеи активного рвения к самоутверждению создатели телесериала «Величавая» отделяют секс от власти, хотя в настоящей жизни Екатерины связь меж ними является значимой составляющей. В телесериале нет той глубины и осознания, которые дозволили бы поведать о том, как Екатерине удавалось лавировать в бурных водах секса и политики, управляться со всеми трудностями в период, когда ее положение при дворе было очень шатким. В телесериале Орлов, граф Орло, не столько ее хахаль и отец ее малыша, а также ее соучастник по комплоту, сколько комически бесполый человек, собственного рода умственный кастрат, с которым она знакомится благодаря их общей любви к чтению умных книжек. Когда Екатерине рекомендуют совратить Орло, чтоб заручиться его поддержкой, он в страхе удирает, как лишь она предприняла неловкую попытку. В художественной переработке данной для нас истории выслеживается современное убеждение, согласно которому секс и работа — это различные сферы, и умная дама предпочтет высокооплачиваемую работу любовному роману. Но исторически в жизни дам все было не так просто.

Статьи по темеЛавров и Екатерина ВеликаяDie Welt03.08.2016Екатерина Величавая, «императрица искусств»The Christian Science Monitor16.06.2016«Екатерина Величавая: портрет дамы» Роберта МэссиThe Boston Globe13.11.2011Хотя в телесериале «Величавая» мы лицезреем, как телесная неприкосновенность Екатерины нарушается самыми различными методами, он не дает никакого представления о том, каково это — ощущать, что к для тебя относятся как к публичному сосуду. Скоро опосля того, как она прибывает к российскому двору, архиепископ (в выполнении неловкого, наизловещего вида Адама Годли), не имеющий полностью ничего общего с историческим персонажем, облизывает пальцы, с нарочитой почтительностью объявляя, что он лично подтвердит ее девственность. Екатерина на удивление хладнокровна. Позднее толстый старенькый опьяненный генерал набрасывается на нее, пробует изнасиловать, а потом, лежа на ней, утрачивает весь контроль над своим мочевым пузырем. Позже мы узнаем, что генерал поможет ей совершить переворот, но о связи меж этими 2-мя событиями никто так и не пошевелил мозгами. Она не ощущает себя в сохранности даже в обществе дам: Елизавета, сумасшедшая и сексапильно озабоченная тетка ее супруга (она тут не императрица), дает ей повысить способность к зачатию, вставляя во влагалище китайские буковые палочки. Екатерина соглашается. Следя эти противные сцены, я была озадачена — для чего же они необходимы в кинофильме?. Неуж-то мы должны восторгаться имунностью Екатерины к сексапильному насилию? Либо эти сцены были просто глупым дешевеньким представлением?

Создатели телесериала желают, чтоб мы прониклись симпатией к Екатерине. Они изображают ее высокоинтеллектуальной, амбициозной, грамотной, способной дамой в патриархальном мире. Она — ассистентка, реформатор, желающая отдать данной для нас варварской стране свободу, добро и свет. Не считая того, она молода и хороша собой. Что еще необходимо для счастья? В кинофильме нет и намека на ее отступничество от эталонов Просвещения либо на ее нескончаемую жажду самолюбования — что довольно справедливо, так как идет речь лишь о тех годах, когда она еще не была императрицей. Но вынудить нас полюбить эту Екатерину нереально, поэтому что ее образ страшно неубедителен. Нам на любом шагу напоминают, что она неописуемо умна, но она совершает поступки, по которым совершенно не видно, что она умна. Она пробует создать так, чтоб ее выслали домой в дорожном сундуке, а подробности собственного комплота хранит в спальне на большенный доске для распоряжений. Ее предполагаемый ум в основном проявляется в нередком упоминании абстрактных и собственных существительных. Она повсевременно припоминает нам, что любит книжки! И идеи! К тому же она познакомилась с Декартом. (Непринципиально, что на самом деле он жил на столетие ранее нее).

Екатерина просвещает Петра, рассказывая ему о плюсах современной медицины. Отвергнув план подавить вспышку оспы, сжигая нездоровых слуг живьем, она вскакивает на стол и заявляет придворным, что раздобыла у придворного доктора зараженный оспой гной. «Если мы пустим его в кровоток (Кровь — внутренняя среда организма, образованная жидкой соединительной тканью), маленькое количество, наш организм научится адаптироваться к нему и потому не уничтожит нас, — разъясняет она. — Это похоже на свободу. Мы впитываем маленькое количество, зная, что это не небезопасно…. Печатный станок высвободил нас, разве не так? (Ранее она издала указ о книгопечатании, утверждая, что лишь вольный обмен мыслями может укрепить страну). Она делает для себя надрез на коже и втирает в рану гной. К удивлению придворных, она так и не захворала. Вот для вас, противники прививок!

Вновь пытаясь (при этом, весьма пытаясь) соответствовать духу времени, создатели телесериала дополняют сюжет обилием шуток о природном, прирожденном приемуществе дам. Во время миротворческой экспедиции Екатерина дискутирует со шведской царицой. Пока две дамы ведут умный разговор о муниципальных делах, их супруги напиваются и отпускают неприличные шутки. Позднее Елизавета гласит Екатерине: «Большая часть дам погибают с самой успешной мыслью в сердечко, которую так и не успели высказать». Шуточки о изнасиловании утихли, и сейчас все вокруг расслабленно, неопасно и наиболее обычно. Выставляй свою кандидатуру! Убей собственного несведущего правителя! Ура!

Но вера в моральное приемущество дам не дозволяет смириться с тем, что Екатерина вправду участвовала в убийстве супруга. (Хотя она, похоже, не приказывала этого созодать и не знала о этом заблаговременно, она точно посодействовала сделать для этого предпосылки). Создатели телесериала запутались, пытаясь совладать с данной для нас проблемой. С самого первого эпизода звучат шуточки о том, что Екатерина уничтожила собственного супруга, и мы лицезреем огромное количество обстоятельств, по которым она могла бы возжелать его уничтожить. Но в кинофильме нам также непременно напомнят, что если она «совершает переворот», то не для собственного собственного фуррора и восхождения на трон, а во благо Рф. Она заявляет, что желает «не кровопролития, а переворота мыслях». Буквально так же, как в настоящей истории Екатерины нереально отделить секс от власти, нереально отделить власть от насилия. Ведь это история о самодержице.

Чего же мы желаем от именитых дам, которыми восхищаемся? Создатели телесериала «Величавая» отвечают на этот вопросец так: дама наподобие Екатерины обязана быть сексапильной, но не каверзной и ненасытной интриганкой. Дерзкой, но не снедаемой яростью либо склонной к припадкам ярости. Образованной, не занудной. Ее волосы и кожа должны быть идеальными, она обязана обожать искусство и веровать в науку. Она обязана осознавать, что дамы заслуживают оргазма. Она обязана быть умнее и компетентнее собственного супруга, и она обязана обходиться без собственного хахаля, если судьбой ей уготованы наиболее величавые дела — но она не обязана сама наносить смертельные удары. Восхождение Екатерины к власти превращено в телесериале в не совершенно благопристойную, пустую историю без особенного смысла, хотя и с огромным количеством темного юмора. Но реальная история — это не романтичная комедия, а императрица — не «герл-босс».