The Washington Post (США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке)): никакой прохладной войны с Китаем нет, а если б была, нам в ней не выиграть — zod-al.ru

Китай играет стержневую роль во всех внешнеполитических обсуждениях — до этого всего поэтому, что кидает серьезнейший вызов нашим государственным интересам. Но к тому же поэтому, что конкретно там зародилась эпидемия covid-19, — и данный факт стал главной темой кампании президента Трампа за переизбрание. Торговые связи, похоже, ухудшаются вкупе с политическими, — по воззрению китайского министра зарубежных дел, они достигнули худшего момента за всю историю дипломатичных отношений с 1979 года.

Из-за этого почти все специалисты — в том числе в Белоснежном доме — заговорили о «новейшей прохладной войне» меж США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) и Китаем. Некие даже считают, что она желательна — по-видимому, никак не сомневаясь, что наша страна само собой выйдет победителем.

Но таковая постановка вопросца вводит в заблуждение. Предполагается, что условия прежней прохладной войны — против Русского Союза, которую мы выиграли, — животрепещущи и доныне, и что мы опять воспользуется теми же инструментами, которые некогда обеспечили нам победу.

Эта системная ошибка не берет в расчет почти все различия меж и тогда на данный момент. Стоит напомнить, что Русский Альянс не был ни нашим основным торговым партнером, ни главным держателем нашего долга — и не был тесновато вписан в цепочки поставок, имеющих решающее значение для нашей (ну и мировой) экономики.

Прохладная война велась — и завершилась нашей победой — в большей степени на военных и культурных критериях. Финансовая сторона была животрепещуща только поэтому, что обреченная русская модель сопротивлялась настоящей конкуренции. В экономическом пространстве мы не были ни соперниками, ни партнерами. Новенькая прохладная война меж США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) и Китаем была бы кое-чем принципно другим. Тяжело осознать, как ее можно вести, — не говоря уже о том, чтоб одолеть в ней.

Это ни в коем случае не означает, что на всё наиболее брутальное поведения Китая не нужно реагировать. Но реакция США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) обязана быть поочередной, дисциплинированной и глубочайшей. Нужно достигнуть баланса меж нашими целями и способностями. Возврат к складу ума прохладной войны только приведет нас в воинственное положение, которое не лишь фактически лишит нас шансов как-то воздействовать на поведение Китая, но и спровоцирует гиперреакцию и небезопасные просчеты с обеих сторон.

До этого всего, мы должны создать обдуманную стратегию, нацеленную на урегулирование конфликтов сверхдержав, а не на победу над противником. Это весьма трудозатратная работа, которая просит терпения, уверенности и широкой политической поддержки. Еще будет нужно полная отдача наших союзников как снутри региона, так и в остальных местах. Эти усилия нам придется сделать, чтоб предупредить нисходящую спираль вооруженного конфликта.

КонтекстThe Hill: в прохладной войне с Китаем США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) придется сдружиться с Россией?The Hill01.06.2020Ван И: Китай никогда не пробовал поменять Америку (Жэньминь жибао)Жэньминь жибао10.07.2020Independent: что скрывают Британия и США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) за новеньким конфликтом с Россией и Китаем?The Independent18.07.2020Stratfor: как закрытие представительства скажется на напряженности меж США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) и КитаемStratfor23.07.2020Очень нередко политика США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) в отношении Китая мотивирована рвением набрать очки ради короткосрочной политической выгоды. Китайцы же достигают собственных внешнеполитических целей в согласовании с тщательной длительной стратегией.

Долгую партию Китая описывает в первую очередь удачная кампания Си Цзиньпина по сохранению режима, который поставил его во главе откровенно тоталитарного страны. В длительную стратегию Пекина заходит и очень принципиальная внешнеполитическая повестка денька, направленная на то, чтоб сдвинуть центр мировой экономики в Евразию средством инициативы «Один пояс, один путь».

В то же время Китай выдвигает все наиболее брутальные территориальные притязания, прямо до очевидного намерения втянуть Тайвань в состав Народной Республики. Продолжать наши долголетние пробы урегулировать эту делему становится все сложнее.

Стратегия Китая также ориентирована на технологическое свита Запада, преобладание во всех передовых системах сбора и обработки данных, включая искусственный ум, робототехнику и аэрокосмические и квантовые вычисления, при этом постоянно с перспективой военного внедрения. Китай понял еще ранее и еще яснее других, что основной фактор в решающей битве этого исторического момента — это разработка. Потому Пекин прилагает все усилия, чтоб обеспечить в ней подавляющее китайское преимущество. Мы должны одержать верх в этом конфликте благодаря поочередной стратегии и, самое основное, наращивая поддержку союзников.

На эти и остальные вызовы остальной мир, — как мы возлагаем надежды, постоянно под началом США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) — должен ответить единством и дальновидностью. Практически случайные и, чудилось бы, совсем друг с другом не связанные раздражающие причины вроде закрытия представительства, введения санкций против нескольких чиновников, конфигурации пошлин либо наложения санкций на отдельные компании, только провоцируют контрмеры, которые препятствуют реальному решению данной для нас большой и сложной трудности.

Что еще важнее, политика США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) и наших союзников обязана быть ориентирована на расширение дипломатичного и политического места для творческого и продуктивного решения этих вопросцев. Это займет время. И будет нужно вернуть сплоченность альянса и многосторонних институтов, способных ответить на длительные стратегические шаги Китая поочередной политикой сравнимой силы. Как мы знаем из прошедшего, выковать эти инструменты под силу только США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке). Наши союзники и остальные страны-единомышленники начинают обдумывать опасность нашему общему будущему, которая исходит от Китая. И станут наиболее восприимчивыми к просвещенному управлению США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке).

Дэн Коутс, прошлый сенатор от Индианы, директор государственной разведки с 2017 по 2019 год. Сейчас старший советник King & Spalding LLP.