Взрывоопасное исследование: Китай и Путин берут ФРГ в тиски, а «старший союзник» по имени США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) все лишь портит (Business Insider, Германия) — zod-al.ru

Германия стала «фронтом» в новейшей прохладной войне меж Западом, Россией и Китаем, пишет английский эксперт по вопросцам сохранности Джон Кампфнер в новеньком исследовании.

При всем этом «большенный союзник» Германии (так в ФРГ именуют США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) — прим. ред.) делает ситуацию лишь ужаснее, намекает создатель: «Нехорошие дела меж Дональдом Трампом и Меркель усилили германское чувство уязвимости к возможным угрозам со стороны Китая и Рф».

На ряде примеров Кампфнер указывает, как Наша родина и Китай, не обращая внимания федеральное правительство, уже увеличивают свое воздействие в Германии.

Эксперт по вопросцам сохранности Джон Кампфнер из английского исследовательского института Royal United Services Institute представляет темную картину. Если веровать его анализу, Германия в новейшей прохладной войне Запада с Россией и Китаем стала «фронтом». При всем этом Наша родина и Китай интенсивно пробуют вмешиваться в политику страны и сеять непостоянность в регионе.

При всем этом Наша родина и Китай все почаще пробуют активнее распространять свое воздействие на земляном и городском уровне, в обход федерального правительства. В то время как Наша родина в основном действует в политической сфере, Китай концентрируется до этого всего на экономических вопросцах.

В реальности, Наша родина и Китай лицезреют в Германии ключ к Европе. ФРГ владеет не лишь самой мощной экономикой материка. В итоге английского Брексита и продолжающихся внутренних заморочек Франции Германия и в политическом плане набрала больший вес.

Трамп не поклонник ни НАТО (Организация Североатлантического договора, Северо-Атлантический Альянс — крупнейший в мире военно-политический блок), ни ЕС, ни Меркель

Тем не наименее долголетний канцлер Германии Ангела Меркель в прошедшие годы не делала жизнь Рф и Китая легкой. Она была политическим мотором антироссийских санкций, которые ЕС ввел из-за крымского кризиса. Она также намного наиболее критически разглядывает рвение Китая расширить свое воздействие, чем это делают синофильские главы стран на юге и юго-востоке Европы.

Длительное время на стороне Меркель были и США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке). Но с приходом Дональда Трампа в Белоснежный дом, ситуация с прикрытием тыла из Вашингтона стала проблематической. «Нехорошие дела меж Дональдом Трампом и Меркель усилили чувство у Германии, что она уязвима для угроз со стороны Китая и Рф, что США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) ее в таковой ситуации не защитят», — пишет Кампфнер.

Трамп не поклонник западного военного альянса НАТО (Организация Североатлантического договора, Северо-Атлантический Альянс — крупнейший в мире военно-политический блок). Он не поклонник ЕС. Он также не поклонник Германии. Наиболее того: он считает, что Германия наживается на его стране экономически (ключевое слово — профицит торгового баланса) и в военном плане (ключевое слово — недостижение Германией планки оборонных расходов в 2% от ВВП (Валовой внутренний продукт — макроэкономический показатель, отражающий рыночную стоимость всех конечных товаров и услуг, то есть предназначенных для непосредственного употребления, произведённых за год во всех отраслях экономики на территории государства)). Потому уже в весеннюю пору 2017 года Меркель заявила: «Времена, в которых мы могли полагаться на остальных, остались в прошедшем. Мы, европейцы, должны взять нашу судьбу в свои руки».

С этого момента немецко-американские дела все посильнее ухудшались. Трамп, по слухам, за кулисами честил фрау Меркель «дурой» и «неудачником». Не считая того, он на публике объявил о выводе около трети размещенных в Германии американских военных. Депутат бундестага от ХДС Петер Бейер, отвечающий во фракции за немецко-американские дела, именовал это «полностью неприемлемым». Этот христианский демократ выразился метафорически: «Мое трансатлантическое сердечко обливается кровью (внутренней средой организма)».

КонтекстBloomberg: Трамп мешает Меркель в ее попытках противостоять ПутинуBloomberg11.06.2020Значение позиции Меркель для УкраиныГлавред23.05.2017Порошенко: переговоры с Меркель и Олландом дают надеждуРусская служба BBC06.02.2015

При всем этом Германия еще до Трампа не постоянно танцевала под дудку США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке). Она, к примеру, сотрудничает с Россией в энергетической сфере. Остроту вопросца проявили дебаты вокруг «Северного потока — 2». И по украинскому кризису Меркель выступает не так агрессивно, как союзники по ту сторону океана. Но невзирая на это, дела Меркель с Путиным числятся натянутыми.

Путин отыскивает пророссийских политиков — и находит их

Видимо, и по данной для нас причине глава Кремля издавна находил наиболее пророссийских германских политиков — и он отыскал их в правопопулистской партии «Кандидатура для Германии» (АдГ), а также в левопопулистской партии «Левые». Но также и посреди премьер-министров восточных земель от ХДС и СДПГ (Социал-демократической партии Германии), которые годом ранее единогласно выступили за отмену антироссийских санкций. Экономика бывших территорий ГДР исторически наиболее тесновато связана с Россией, чем экономика запада страны.

Не считая того, Кампфнер показывает на узнаваемых бывших функционеров ведущих партий ФРГ, типа бывшего министра зарубежных дел Зигмара Габриэля (СДПГ), который уже скоро опосля ухода из федерального правительства ухитрился выступить на влиятельном Германо-российском форуме. Председатель форума — Маттиас Платцек, прошлый премьер-министр земли Бранденбург.

Для Китая Германия — главный партнер

Китай кажется дальной от Германии государством. Географически это, безусловн, так. Но экономически это уже издавна не так. В то время как Наша родина не возникает даже в «10-ке» германских торговых партнеров 2019 года, Китай в прошедшем году стал торговым партнером № 1.

И в политическом плане Китай тоже показывает мышцы — это разумеется, по последней мере, с прихода к власти уверенного в для себя главы страны Си Цзиньпина. Китай не особо прячет свое желание к середине века экономически и политически свергнуть с пьедестала США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) как ведомую державу мира.

Для Китая Германия — страна, с которой режим пока что желает иметь как можно наиболее добрые дела. И напротив, федеральное правительство понимает о экономическом значении Китая, и, видимо, потому держится сдержанной позиции во взрывоопасном конфликте вокруг Гонконга.

Кампфнер, посреди остальных уязвимостей, показывает на два слабеньких места Германии, на которых Китай может сыграть. Во-1-х, идет речь о инноваторских германских технологических компаниях, которые получают китайские инвесторы, — естественно, не без поддержки из Пекина. Он именует фирму-производителя робототехники из Аугсбурга. Компания именуется Кука (Kuka), и ей еще в 2016 году овладела китайская компания Midea. Опосля этого германское правительство усложнило процесс приобретений инвесторами из третьих государств.

Во-2-х, идет речь о китайских инвестициях в буксующие германские производственные площадки. Кампфнер именует, к примеру, Дуйсбург. Уровень безработицы в городке наиболее чем в дважды превосходит средний по стране, пишет создатель. При всем этом у Дуйсбурга стратегически прибыльное размещение, в месте слияния Рейна и его притока — реки Рур. Тут размещен наикрупнейший в Европе внутренний порт, до аэропорта Дюссельдорфа всего 20 минут езды. В Дуйсбурге должен будет заканчиваться проект века Китая «Новейший шелковый путь».

Китай прибегает к русской стратегии

Как и Наша родина, Китай употребляет связи на местном уровне, чтоб заполучить воздействие в Германии. Это — те каналы к власти, которые можно употреблять, минуя критичные взоры государственных политиков, отмечает Кампфнер. Дуйсбург приветствовал китайские инвестиции. В том числе и мэр Дуйсбурга.

Пока Меркель остается канцлером, в политике по отношению к Рф и Китаю базовых конфигураций ожидать не стоит. В этом не колеблется и эксперт Кампфнер. Даже в эру Трампа сохраняет свою истинность принцип: Германия постоянно будет по главным политическим и экономическим характеристикам поближе к США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке), чем к авторитарным режимам Китая и Рф. И федеральное правительство понимает достоинства западного альянса. Но вот что будет опосля Меркель?

Три фактора значительно определяют политику Германии. Во-1-х, президентские выборы в США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) в ноябре. Во-2-х, выбор кандидата в канцлеры от блока ХДС и ХСС не позже начала 2021-го года. И в-3-х, последующие выборы в бундестаг, которые предположительно состоятся в осеннюю пору 2021 года. «Не будет огромным преувеличением сказать, что будущее европейской и западной стабильности зависит от всех 3-х причин», — отмечает Кампфнер.