wPolityce (Польша): почему не удалось заблокировать «Северный поток — 2». Четыре лживых тезиса России и Германии о газопроводе — zod-al.ru

Россия и Германия заверяли, что газопровод — не политический проект, а Европе не угрожает перекрытие вентилей. Почему, несмотря на многочисленные доказательства того, что Владимир Путин проводит преступную политику, мир все еще хочет вести с ним дела?

Ложь № 1. Россия расширит доступ Европы к газу

Инфраструктура первого и второго «Северного потока» не может обеспечить таких возможностей для хранения сырья, как обеспечивал транзит через Украину. Там в случае необходимости, если европейским покупателям в тот или иной момент требовалось меньше газа, можно было накапливать излишки. Объемы украинских газохранилищ — одни из самых больших в Европе, а хранилища в районе Санкт-Петербурга — это всего несколько процентов от украинского потенциала. Следовательно, поставляемый по дну Балтийского моря газ европейцам придется хранить самостоятельно, между тем в данной сфере возможности Европейского Союза за последние годы сократились. Это только повысит стоимость получения сырья по «Северному потоку — 1» и «Северному потоку — 2».

Наращивание пропускной способности газовой магистрали, проходящей по дну Балтийского моря, с 55 миллиардов кубометров в год до 110 миллиардов отнюдь не означает, что объем экспорта газа из России в ЕС увеличится. Сырье лишь перенаправят на другой маршрут. Проект «Северный поток — 2», как и «Северный поток — 1», был нужен россиянам для того, чтобы отказаться от транзита через Украину. Изначально Москва стремилась завершить строительство до того момента, как истечет срок действия транзитного договора, то есть до конца 2019 года. Сделать это помешала позиция США, а ранее — Дании.

Ложь № 2. «Северный поток — 2» — это лишь бизнес

Уже сам объем вложенных в строительство «Северного потока — 2» средств заставляет усомниться в том, что это исключительно коммерческий проект, в особенности если учесть расходы на прокладку газопроводов, связывающих месторождения на Ямале с местом, где он начинается. Эксперты аналитического подразделения «Сбербанк КИБ» полагают, что при использовании мощностей газопровода на уровне 60% инвестиция начнет окупаться не ранее, чем через 20 лет. В связи с этим россияне говорят лишь о затратах на прокладку его морских участков, преподнося их как стоимость всего проекта.

КонтекстTAC: США должны отказаться от антироссийской одержимостиThe American Conservative29.07.2021The Paper: Украина – пешка в борьбе за «Северный поток – 2»The Paper29.07.2021Politico: почему Германия готова отдать Украину в руки врага?Politico28.07.2021Info: «Северный поток — 2» усугубляет противоречия внутри ЕСInfo.cz28.07.2021

Москва уверяет Европу, что «Северный поток — 2» — современный коммерческий проект, который будет служить повышению энергетической безопасности ЕС, между тем речь идет, скорее, о набивании карманов отдельных подрядчиков, то есть компаний, связанных с приближенными к Кремлю олигархами (например, Аркадием Ротенбергом). Больше всего они заработали на государственных контрактах в ходе создания дополнительной добывающей инфраструктуры на ямальских месторождениях, в которую было вложено около 80 миллиардов долларов, а также на строительстве газопроводов, связывающих эти месторождения с Балтийским морем (примерно 27 миллиардов долларов).

Ложь № 3. «Северный поток — 2» не связан с политикой

«Северный поток — 2» уже позволил заработать друзьям Путина, но свое значение имеют не только финансовые, но и политические аспекты. «Концепция внешней политики Российской Федерации» от 2013 года гласит, что цель России в сфере энергетики заключается в укреплении ее стратегического партнерства с крупными производителями энергоресурсов, а также в продвижении диалога с потребителями и транзитными странами.

В данном случае речь шла как раз о «диалоге» с потребителем, а не с транзитным государством, ведь «Северный поток — 2» призван еще прочнее связать Россию и Германию не только в энергетическом, но и в экономическом плане. Как в свое время в интервью газете «Хандельсблат» сказал бывший украинский президент Петр Порошенко, газопровод выступает «взяткой, которую россияне дают Германии взамен за ее лояльность». Берлин, разумеется, будет повторять, что проект имеет исключительно коммерческую подоплеку, но Германия хочет стать крупным газовым хабом. Инфраструктура уже практически готова (газопроводы OPAL i NEL, газохранилища в Редене и Йемгуме) или находится на этапе реализации (газопровод EUGAL).

Ложь № 4. Проект не угрожает Украине

Россияне были вынуждены подписать транзитный договор с Киевом на следующие несколько лет, однако, за это время они намереваются достроить «Северный поток — 2». Это сильнее всего отразится на Украине, которая лишится дохода от транзита российского газа. Кроме того, пострадает ее безопасность, причем не только энергетическая. Для ЕС Украина имела большое значение в том числе потому, что большая часть российского газа поступала через ее территорию.

В будущем под угрозой может оказаться также Белоруссия, которая покупает сейчас в России примерно 20 миллиардов кубометров газа в год. Через ее территорию транзитом на Запад, преимущественно по газопроводу «Ямал — Европа», поступает 39 миллиардов кубометров газа (около 20% российского экспорта в ЕС). За транзит Минск получает ежегодно примерно полмиллиарда долларов. Российские транзитные обязательства в отношении Украины на ближайшие пять лет создают угрозу для Минска, в особенности в контексте прекращения действия газового контракта Польши с Россией. Когда он утратит силу, Газпром может перекрыть белорусам вентиль, не рискуя конфликтом с Варшавой. В Германию сырье в любом случае пойдет через Балтийское море.