Самый узнаваемый в Москве отряд спасателей-добровольцев отметил 13-ю годовщину — zod-al.ru

Публичному поисково-спасательному формированию «СпасРезерв» в прошлые выходные исполнилось 13 лет. Корреспондент «Вечерней Москвы» выяснила, какой путь прошла эта организация, какие функции она делает и почему добровольцев делает счастливыми помощь людям.

На данный момент имя отряда «СпасРезерв» понятно почти всем. Эта организация в Рф — единственная в собственном роде. Добровольцы оказывают помощь тогда, когда, чудилось бы, обратиться не к кому: кот залез на дерево и опасается спускаться, старый человек свалился в ванной за закрытой дверью, у малыша застряли пальцы в «окнах» игрушечного автобуса… Участвуют волонтеры и в ликвидации чрезвычайных ситуаций: аварий, пожаров, ураганов. Уровень подготовки у их не ниже, чем у экспертов: аттестация и обучение (педагогический процесс, в результате которого учащиеся под руководством учителя овладевают знаниями, умениями и навыками) проходят по той же схеме. При всем этом для их нет задач, которые числились бы потерей времени: постоянно стараются быть там, где человеку требуется помощь.

— Наша организация — наследница Столичной службы спасения, бывшей в свое время наилучшим негосударственным аварийно-спасательным формированием, с наилучшим информационным центром в Европе. При ней постоянно были добровольцы. Группы оперативного реагирования Службы спасения существовали 11 лет, мы — уже 13 Это большенный срок для работающей публичной организации, — гласит управляющий отряда «Выручил-Резерв» Юрий Иванов.

Как вспоминает его заместитель Лена Шалимова, в дальнем 2007 году, опосля расформирования экипажей Службы спасения, 70 добровольцев, которые трудились с ними, самоорганизовались и продолжили работу. Тогда у их не было никакой технической базы — только один кар, видавший виды, и много энергии, интереса, желания приносить пользу.

Равномерно отряд пополнялся. Правительство оказало ему поддержку. Крайние три года добровольцы выигрывают президентские гранты и престижные конкурсы в сфере волонтерства. В Москве работает три штаба «Спа Резерва»: на востоке столицы, в центре, на 14-м километре МКАД. В распоряжении каждой смены укомплектованный аварийно-спасательный кар с мигалками. Добровольцы, обычно, совмещают свою деятельность с главный работой. Дежурят волонтеры по выходным, при необходимости и в будни. Продолжается смена целые день.

— На данный момент у нас практически 300 человек в отряде, половина выходит на дежурство не пореже раза за месяц, — отмечает Лена Шалимова. — В период самоизоляции ребята работали любой денек.

Рекорд выездов за смену для 3-х экипажей составлял 29 вызовов за смену. А если дежурил лишь один экипаж, он брал все вызовы на себя, и их число доходило до 18 Чуть успевали передохнуть…

— В это время больше людей нуждалось в нашей помощи. До пандемии, если старый человек свалился в собственной квартире, ему мог придти на помощь сосед, а тогда люди страшились, — объясняет Лена.

В напряженной работе спасателей, которые помогают людям безвозмездно, растрачивая время и силы, есть свои радости.

— Во-1-х, когда понимаешь, что сделал все, что мог, чтоб посодействовать человеку. Во-2-х, то, что для тебя дали возможность это создать, — отмечает она. — И естественно, когда спасенные для тебя улыбнулись, подержали за руку, поблагодарили. Как ребята молвят, самое основное — чувство собственной нужности.

Старший смены на востоке столицы Александр Горинов работает в отряде 10 лет. Он гласит, что почти все случаи, с которыми пришлось сталкиваться, навечно остаются в памяти.

— В один прекрасный момент крокодила ловили в Москве-реке, в районе Пролетарской. Позже сдали в Столичный зоопарк, — вспоминает он. — А еще заносили в карету скорой мужчину весом 350 кг. Я такового человека до этого никогда не лицезрел.

В памяти каждой смены много неплохого и отвратительного. Спасатели стараются не терять чувства юмора. Нередко в отряде рождается дружба на долгие годы. Александр именует свою команду 2-ой семьей.

— Спасатель-доброволец — это образ жизни, — считает Горинов. — А еще, как приходишь в отряд, и вне дежурств начинают преследовать ситуации, в каких кому-то требуется помощь. То человеку в метро станет нехорошо, то пожар узреешь прямо впереди себя… Вот крайний броский вариант: посиживали с другом по отряду в бане, ожидали еще 1-го сотруднику. А он до нас 500 метров не доехал — зажегся рейсовый автобус. Мы, как узнали, здесь же из парилки выскочили, надели боевки, каски, которые постоянно с собой, и поехали помогать тушить. В крайнее время с собой аптечку ношу в ранце на всякий вариант.

Отряд поделился с «ВМ» статистикой по выездам за 1-ые два квартала. С января по март добровольцы сделали 484 вызова, с апреля по июнь — 1162 Смотря в обыкновенные экселевские таблицы, испытываю целую палитру эмоций. Вот, к примеру, 1-ый квартал: «Дорожно-транспортное происшествие — 10 вызовов. Пожар — 8. Вскрытие дверей в критериях чрезвычайного происшествия — 59». И еще огромное количество пт, условных обозначений, пометок, понятных лишь спасателям. Но за каждой цифрой стоит поступок. И часто этот поступок, обычный и смелый, выручил жизнь и здоровье людей.

НУЖНО ЗНАТЬ

В критической ситуации нужно звонить по телефонному номеру 112 Голосовой автоответчик даст подсказку, как объединиться с пожарно-спасательной службой, правоохранительными органами, службой скорой мед помощи. Общаясь с оператором, принципиально верно отвечать на вопросцы. Не вешайте трубку, пока спец не окончит разговор. Если вы позвонили в пожарно-спасательную службу по номеру 101, оператор, зависимо от ситуации, воспримет решение, куда навести вашу заявку — сотрудникам пожарно-спасательного центра либо спасателям-волонтерам.

Не считая городского и мобильного телефона, можно пользоваться таксофоном либо выслать SMS-сообщение.