Цена мира: о финляндизации Украины — zod-al.ru

30

Российская сторона не может требовать никаких гарантий нерасширения НАТО, заявил президент Украины Владимир Зеленский в интервью итальянской газете La Repubblica. Одновременно с этим он упрекнул Запад в том, что тот не подталкивает РФ к переговорам.

То, о чём говорит г-н Зеленский, хоть и относится к результатам виртуальных переговоров РФ и США, но напрямую касается тех требований, что Россия высказала ещё до них. Так сказать, в качестве предварительных условий. Крайне маловероятно, что по поводу этого кто-то всерьёз поинтересуется мнением Украины и, тем более, мнением г-на Зеленского, но вот саму ситуацию совершенно точно стоит рассмотреть. Чего же именно добивается Россия? И каким, в связи с этим, может быть будущее Украины?

Имеет смысл напомнить, что за неделю до недавнего саммита со стороны Кремля прозвучало заявление о намерении добиваться формальных и письменных гарантий того, что более не произойдёт ни нового расширения НАТО на восток, ни размещения там угрожающих России оружейных систем и войск. Естественно, в первую очередь данные требования касались Украины. И, разумеется, от НАТО прозвучал суровый отказ, который был озвучен г-ном Столтенбергом. НАТО сказало «нет». Пока «нет». Так или иначе, но г-н Столтенберг — совершенно точно не тот персонаж, что будет давать Москве истинный ответ. И совершенно точно не ему решать, каким он будет.

А давать ответ Западу придётся, ибо такие требования Москвы, прежде всего, означают одно: нежелание и дальше существовать в нынешнем «статус-кво», который формировался в начале 90-х. РФ всё более очевидно требует пересмотра итогов Холодной войны и рано или поздно Западу придётся с этим что-то решать. Если он не собирается всерьёз воевать и если ему не удастся взорвать РФ изнутри (что в данный момент вполне вероятно), то решение это вполне очевидно — договариваться. И данное требование РФ — это как раз предложение одной из неких опорных точек подобной договорённости.

Если говорить о нынешнем порядке вещей в отношениях РФ и Запада, то в его основе с начала 90-х лежит некая система умолчаний и негласных договорняков. И в рамках такой системы РФ всегда была в качестве потерпевшего, потому, что Запад негласных договоров не соблюдает. Он и гласные соблюдает только тогда, когда ему это выгодно или он не может их нарушить. А о столь любимых в нынешнем правящем сообществе РФ элитных договорняках и говорить смысла нет. Достаточно просто посмотреть на то, куда за это время продвинулось НАТО. Сам факт того, что сейчас речь идёт о членстве Украины, уже говорит обо всём.

В связи с чем РФ решила потребовать формальных гарантий. Полностью гласного, чёткого соглашения. По-хорошему, делать это надо было ещё в момент объединения двух Германий. Или хотя бы в 2000-м году, когда пост президента РФ покинул известный друг Билла Клинтона и Гельмута Коля (любитель продирижировать оркестром и справить нужду на колесо самолёта). Но, как бы банально сие не звучало, поздно — это всё-таки лучше, чем никогда. И вот сейчас, вероятно, как раз и наступило такое «поздно».

На данный момент РФ явно не желает эскалации. И предлагаемое Москвой — это, всё же, компромисс. Подобные случаи в истории уже были. И для них в политической практике существует даже специальный термин: финляндизация. Уже из его названия следует, что он даёт отсылку к вполне конкретной ситуации периода холодной войны: после 2-й мировой СССР потребовал гарантий нейтрального статуса Финляндии — того, что она не вступит НАТО и не пустит на свою территорию войска, враждебные Союзу. Решение, смею заметить, вполне здравое, так как сам факт отсутствия подобных гарантий уже накалял обстановку.

Такой же накал возможен и сейчас. Многие говорят, что в нынешней ситуации вполне возможно повторение сценария 2008 года в Грузии, когда отсутствие формальных гарантий НАТО с одной стороны и бесконечная политико-военно-идеологическая накачка их лояльных партнёров с другой привели к войне. Самой натуральной. Не холодной. Не политической. Не санкционной.

Что касается Украины, то у неё после подобного обмена заявлениями между высокими договаривающимися сторонами может быть три варианта будущего.

Первый. Вступление, а НАТО — это самый маловероятный из них. В данный момент из 30 стран-участников Североатлантического альянса всего 5 поддерживают украинское членство. Плюс-минус парочка. А должно быть единогласно. И я не вижу причин для того, чтобы в обозримом будущем это хоть как-то изменилось. Даже в случае эскалации конфликта с РФ такое вряд ли произойдёт.

Второй. Сохранение нынешней ситуации бесконечной «серой зоны», когда Украина подвешена в неопределённом статусе и используется, как инструмент раздражения РФ. Пожалуй, самый плохой для Украины вариант. Тот самый «ужас без конца», который хуже, чем ужасный конец.

А третий вариант — та самая финляндизация. Которая будет означать разрядку и очень большие перемены. В том числе и внутренние.

Дело в следующем: если Запад согласится дать гарантии невступления Украины в НАТО, то это будет означать, что они соглашается на выбрасывание её из своей сферы влияния. Что он исключает её из своей политической орбиты. Со всеми вытекающими последствиями в том числе и внутри её самой.

Согласится ли на это Запад — большой вопрос. Но совершенно определённо это — цена мира, которую ему предложено заплатить.

Впрочем, Украину, опять же, вряд ли при этом кто-то спросит.

Павел Раста

Автор Павел Сергеевич Раста (Павел Кухмиров, позывной «Шекспир») — ополченец, блогер, публицист. Новороссия.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий