Чем обернется запрет на продажу российских патронов в Америке — zod-al.ru

21

©Артем Коротаев/ТАСС Россия. Московская область. 16 марта. Контроль качества патронов в цехе Климовского специализированного патронного завода имени Ю.В. Андропова. Фото ИТАР-ТАСС/ Артем Коротаев

День 7 сентября станет черным днем для российской патронной промышленности, ибо с этой даты вступил в силу запрет на поставки в США отечественных патронов. Данная мера – часть нового пакета санкций (опубликован в конце августа), введенных против России по делу об отравлении Алексея Навального.

Американская доля

Да сегодняшнего дня американский рынок поглощал львиную долю (до 80–85%) гражданской продукции наших патронных заводов. Точных данных об объемах поставок нет, а оценки специалистов очень сильно разнятся: так, опрошенные «Профилем» российские эксперты оценивали и называли цифры от 1 млрд до 6 млрд патронов в год.

Наиболее известные экспортные бренды РФ – Tulammo Тульского патронного завода и Barnaul Барнаульского патронного завода (разумеется, в США продается продукция и других российских компаний). Речь идет о гражданских боеприпасах к нарезному оружию, которые в большинстве случаев почти идентичны боевым аналогам. Это автоматные калибры .223 Rem (5,56х45 мм), 7,62х39 мм, 5,45х39 мм; пистолетные 9х19 Par., .40 SW, винтовочные .308 Win (7,62х51 мм) и 7,62х54R.

Российские боеприпасы продавались в бюджетном сегменте, где у них практически не было конкурентов. Дело в том, что гильза и пуля наших патронов изготавливаются из стали, в то время как большинство зарубежных компаний используют медные сплавы – латунь и томпак, которые стоят в разы дороже. Плюс – применение автоматизированных роторных линий позволяет нашим заводам выпускать патроны в огромных количествах (производительность одной линии – 200–250 штук в минуту). Все это делает нашу продукцию крайне дешевой при сохранении приличного качества. К слову, из-за огромных объемов поставок отечественные патроны продавались за океаном дешевле, чем в России: когда патрон калибра .223 Rem стоил на российском рынке от 8–9 руб., в США (в пересчете на наши деньги) он шел примерно по 6–7 руб.

Секрет пустых полок

Начиная с зимы экспортная активность отечественных патронных заводов привела к тому, что на российском рынке образовался изрядный дефицит, а цены на российскую продукцию взлетели примерно на 60–70%. В самих Соединенных Штатах спрос на оружие и патроны растет уже несколько лет. «В последние годы в связи со взрывным увеличением спроса на оружие и боеприпасы патронные заводы всего мира работают прежде всего на США», – заявил «Профилю» главный редактор журнала «Калашников» Михаил Дегтярев. Еще до начала коронакризиса в США фиксировались рекордные продажи оружия – так рынок реагировал на инициативы властей по введению новых ограничений на оборот гражданской «стрелковки». А включение антироссийских санкций после присоединения Крыма способствовало изрядному напряжению на рынке боеприпасов. Так, в 2019 году американские дилеры сетовали, что не могут приобрести российские патроны. В американских СМИ проходила информация о том, как на одном из складов запас в 2 млн патронов калибра 7,62х39 мм был распродан в течение трех часов!

С началом же пандемии COVID-19 американцы стали в буквальном смысле вычищать оружейные магазины – прилавки пустовали, а у дверей выстраивались огромные очереди. Ажиотажа добавили BLM-протесты, перераставшие в массовые беспорядки с погромами, а затем и президентские выборы, по окончании которых американцы ожидали новой волны насилия. И наконец, победа Джо Байдена стала еще одним стимулом к увеличению спроса, ведь демократы известны как рьяные сторонники ужесточения оружейного законодательства. А на любые возможные ограничения американский рынок реагирует увеличением спроса.

Где искать спасения?

От нового запрета пострадают и американский потребитель, и российские производители. Запросто заменить российские патроны вряд ли получится. Так, продукция сербского бренда PPU (Prvi Partizan Uzice), которому некоторые эксперты прочат часть освободившейся ниши, стоит примерно в три раза дороже. Теоретически состязаться в цене могли бы заводы, использующие те же технологии, что и российские предприятия, то есть компании из бывших советских республик, например Украины или Казахстана.

Что касается российских компаний, то отлучение от американского рынка станет для них очень серьезным испытанием. Существенно нарастить продажи внутри страны не получится, поскольку объемы рынков США и России несопоставимы. По данным The Washington Post, в США в 2020 году на руках у граждан было 393 млн единиц огнестрельного оружия. У нас эта цифра, по информации Росгвардии, составляла лишь 6,5 млн единиц. При этом количество нарезных стволов измеряется всего несколькими сотнями тысяч.

«Завод не может опускать цены в надежде на большие объемы, – прокомментировал ситуацию на российском рынке главный редактор журнала «Калибр» Александр Кудряшов. – У нас не подскочат продажи, потому что у нас мало стреляют. Чтобы было иначе, следовало годами развивать стрелковую инфраструктуру, пропагандировать стрелковый спорт и любительскую стрельбу, отменить пятилетний ценз на нарезное оружие». У нас же пока наблюдается обратный тренд – ужесточение оружейного законодательства. Эксперт полагает, что помочь заводам в сложившейся ситуации мог бы лишь крупный заказ Минобороны.

Михаил Дегтярев говорит, что катастрофы в отрасли не произойдет, но нашим компаниям понадобится время для поиска новых рынков сбыта. «Сейчас идут активные консультации и поиск решений, – заявил он. – Думаю, к Новому году будут понятны пути, которыми пойдут патронные заводы».