Эффект Фургала — zod-al.ru

58

В дальние времена расцвета русского застоя попался мне маленький рассказ Я. Гашека «Городские выборы». Воспринимался он как некоторое сатирическое живописание растленных буржуазных политических характеров и обычаев. Но опосля 1991 года рассказ не стал быть забавным, а жалко. Сущность его в том, что в неком городке были назначены городские выборы и сотки кандидатов от 10-ка партий, в том числе таковых экзотичных как свободомыслящие прогрессивные демократы, народные минималисты либо национальные максималисты, устроили гневную предвыборную борьбу, в какой расхваливали себя и публиковали разоблачительные факты относительно соперников.

Накал страстей и уровень обнародованного компромата дошел до того, что «у коммивояжеров, останавливавшихся в этот период в городке и читавших все эти листовки, создавалось воспоминание, что они попали в разбойничий притон; укладываясь спать у себя в номере гостиницы, они загораживали дверь шкафом и совершенно воспринимали различные меры предосторожности, а днем вставали пораньше и, не выспавшись, торопились уехать. В городке обязана была быть ярмарка, но народу съехалось весьма не достаточно: все были жутко испуганы.

«Там какие-то бандиты, — гласили в округах. — Поедешь туда, а господа кандидаты зарежут тебя и ограбят».

И здесь в один момент 9 июля около собственного дома в Хабаровске был задержан губернатор Хабаровского края Сергей Фургал, которому предъявили обвинение в организации убийств предпринимателей и покушении на убийство, которые были совершены в 2004–2005 годах. Губернатор не признал вину. Следственный комитет именовал задержание главы региона работой по декриминализации Далекого Востока.

Не в обиду будь сказано современному российскому политикуму, но опосля задержания сенатора Рауфа Арашукова прямо на высочайшем рабочем месте за компанию убийства зампреда молодежного движения «Адэге-Хэсэ» Аслана Жукова и советника президента КЧР Фраля Шебзухова, изумить мещанина какой-нибудь преступной экзотикой достаточно проблемно. Но дело Фургала сделало несколько нежданный эффект.

Несанкционированные митинги, прошедшие в Хабаровске и остальных городках края с девизами «Свободу Фургалу!», «Держитесь, Сергей Иванович, Хабаровский край за вас!» сходу произвели сенсацию в информационном сетевом пространстве и вызвали потоки самых различных версий произошедшего. Здесь и выдавливание губернатором, принадлежащим к тк.н. «оппозиционной» ЛДПР (Либерально-демократической партия России — официально зарегистрированная политическая партия в Российской Федерации) единороссов из муниципалитетов края, и вероятный конфликт (наиболее острый способ разрешения противоречий в интересах, целях, взглядах, возникающий в процессе социального взаимодействия) с гендиректором компании «Ростех» г-ном Чемезовым, и зачистка центром возможных лидеров-сепаратистов, способных, если вдруг «начнется», перехватить управление в регионах, и даже то, что Хабаровский край стал одним из аутсайдеров по результатам голосования по поправкам к Конституции, поэтому что для путинского триумфального «обнуления» 66,28% «за» — это совершенно ни о чем, можно сказать, заместо доверия в душу плюнули.

Гадания что да как да почему могут длиться до бесконечности, поэтому что это вправду любопытно и интересно, но в эффекте Фургала есть, на мой взор, два весьма принципиальных момента, которые на виду и соединены вместе намертво. 1-ый — это протестные настроения в регионе. 10-ки тыщ людей, не убоявшись ответственности за роль в несанкционированных мероприятиях, высказались в поддержку губернатора, а в современной РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина) это очень редчайший вариант, не то что еще одно рутинное задержание высокопоставленного бюрократа. И 2-ой — русский электорат уже не возмущается и не изумляется тем, что, как в рассказе Гашека, судьбу страны и регионов вершат люди, мягко говоря, с несколько непонятной репутацией. Даже г-н Шнуров, полностью вписавшийся в современный путинский политикум, отреагировал на задержание Фургала эпичным стихотворением:

«Если власть кого-либо посадила,

Видимо, неплохой был мужчина».

Дело в том, что «неплохой мужчина» не профессия, вопросец о виновности либо невиновности решает лишь трибунал и никак по другому, но властям стоило бы задуматься о уровне электорального доверия к их эксцессам. Правда, раздельно взятые благонамеренные и мыслящие в правильном направлении : «Власть пробует сразу и выстраивать обдуманную кадровую политику на всех этажах управления, и поочередно ужесточать правила для номенклатуры, приучая ее к добросовестной и ответственной работе. Это весьма трудно и длительно. Но нет никакой кандидатуры схожему обновлению кадров, очищению власти, формированию государственной управленческой элиты».

Весьма очень сказано, но обитатели Хабаровского края не случаем задаются логичным вопросцем: почему правоохранительные органы и спецслужбы не знали о подозрениях в отношении губернатора, а если знали, то почему Фургал удачно проходил проверки перед избранием в Госдуму (три раза, так как он депутатствовал с 2007 по 2018 год) и на пост губернатора. А вопросец неплохой, здесь уместно опять вспомянуть Арашукова, о котором спикер СовФеда , что на момент прихода в палату у сенатора не было судимостей, но были «слухи» о том, что он быть может причастным к ряду злодеяний. Положа руку на сердечко, граждане россияне, сможете ли вы представить для себя такую ситуацию, что приходит некоторый соискатель в некоторую госструктуру с целью трудоустройства на более-менее ответственную должность, а меж тем, посреди служащих, прямо до управления, не 1-ый год прогуливаются упрямые слухи, что этот самый соискатель пару человек порешил, но это было издавна. Вы бы взяли такового работника, под свою ответственность? Фургала взяли. И Арашукова взяли. А позже на их примерах изобразили показательное «обновление кадров и очищение власти».

Что все-таки касается протестных настроений обитателей Хабаровского края, то у их, как, вообщем, и у остальных русских регионов есть довольно весомые основания для недовольства правящим режимом. Политолог Екатерина Шульман : «Антимосковские настроения и скопленный протестный потенциал, не находящий выхода, характерен для целого ряда регионов страны».  Так что Фургал — это, быстрее, не причина, а повод.

Допустим, что заместо того, чтоб задавить протестные настроения, центр сдаст вспять опосля проявления народного гнева и возвратит, невзирая на тяжкие обвинения, «народного губернатора» народу. Но что от этого поменяется по существу, если сама путинская система госуправления продолжит формирование элиты на грешных принципах самовоспроизводства во власти, кумовства и непотизма? Доктор С.С. Сулакшин еще в 2016 году очень остроумно увидел: «И по горизонтали ветки власти все от 1-го телефона из 1-го кабинета работают. И по вертикали никакого настоящего федерализма нет. Предназначение губернаторов сверху, которых позже сажают наперечет. Неплохой отдел кадров там, у Путина, работает, что позже их всех по уголовному признаку выметают».

Антимосковские настроения и скопленный протестный потенциал сами собой не рассосутся, они могут быть лишь отложены с непредсказуемыми для страны последствиями. И какие бы пользующиеся популярностью в регионе меры не решал губернатор, к примеру, настолько возлюбленную народом экономию экономных средств за счет сокращений региональных учреждений и чиновников, рано либо поздно на его пространство придет иной, а ставить благополучие, достойную жизнь свою и собственных малышей в зависимость от варианта и везения — это очень легкомысленно. Уж если биться серьезно, то не за построение раздельно взятого расцветающего региона на отшибе умирающей от «реформ» и «оптимизаций» Родины, не за определенного губернатора, поэтому что он «неплохой мужчина», а за системное, мирное, легитимное, революционное переустройство всей Рф, как это дает Программка Сулакшина ««.

Лично я не верю в «добротных» губернаторов, депутатов и чиновников, годами пасущихся в «нехорошей» системе развитого путинизма (а она ) по той обычной причине, что в современный политический бомонд отличные или не попадают, или попав, весьма скоро портятся, или система их оперативно распознает и без задержек с позором изрыгает из собственных рядов с кликом «сорную травку с поля вон!» Но я верю в то, что русский люд, во всяком случае его активная и неравнодушная часть, все-же сумеет преодолеть культивируемые годами разобщенность, штатскую апатию (то есть безучастного отношения к окружающим событиям), невежество и ужас, а нерастраченный потенциал направит не столько на протест, пусть тыщу раз справедливый, не столько на «Путина в отставку» — , сколько на осознание, что созодать далее, на созидание Рф грядущего: справедливой, нравственной, трудовой, народовластной. В какой вор будет посиживать в кутузке, правонарушитель на пушечный выстрел не подойдет к гос должности, а управленцы будут проф, ответственными и добросовестными. Ибо в эталоне, который уже стал невообразимой фантастикой, человек, посвятивший свою жизнь служению народу и Родине, должен быть как супруга Цезаря — выше всяких подозрений.

Как гласил доктор С.С. Сулакшин: «Что можно и необходимо противопоставить нечестной игре власти? Феноминально, но необходимо запамятовать о данной для нас власти, запамятовать о этом режиме, запамятовать о этих выборах, осознавать, что это крайние годы, в которых страна живет по подложным, суррогатным, нечестным правилам. Политическая система, партийные дела, выборы — это на данный момент заменители. Как себя ни веди, но все равно заменитель он и есть заменитель. Он не заблагоухает и не преобразуется в натуральный продукт. Разить все равно будет, тухнуть будет, понятно откуда рыба тухнет. Запамятовать о ней и мыслить о том, что страна перейдет в другое состояние. Мыслить о этом, грезить о этом, собираться для этого, проектировать это будущее, готовить себя, собственных друзей, готовить теневые кабинеты, то есть создавать людей, помогать им быть готовыми к тому моменту, когда страну начнет разламывать история, и ее нужно будет взять на плечи и выдержать. То есть строим эти годы не эрзац страну с помощью суррогатных выборов, а виртуальную Россию в уме, мечтах, документах, в договоренностях, в планах.

Наступит момент, когда эти планы реализуются. Мне кажется, это самый граждански ответственный на данный момент путь и состояние для российского русского человека. А продолжать возлагать на Путина, его режим, его команду, какие-то письма туда писать, о кое-чем просить, на что-то надеяться — это не путь. Это означает поддаваться манипулированию нами. Не нужно поддаваться манипулированию! Собственной головой живем. Собственной совестью гарантируем наши помыслы, шаги и дела. Представляем для себя проект, вид будущей Рф и на будущий этот вид работаем уже сейчас. Это легитимная, совсем открытая, неподсудная деятельность.

Мне кажется, это можно и необходимо противопоставить нечестной игре власти. Нечестность рано либо поздно наказуема».

И вот когда штатское общество утрудится ознакомиться с Программкой переустроения страны «Новенькая стратегия удачной Рф», в какой верно обозначено, что резкий сегодняшний контраст столиц и провинциальных критерий жизни будет выравниваться, а люд сумеет отзывать депутатов и сенаторов, и даже предупреждать о должностном несоответствии президента, прямо до импичмента. Когда соединится вокруг идеи спасения Отечества от деградации и распада, когда умиротворенно и легитимно изменит сегодняшнюю «обнуленную» Конституцию на вправду понятный, научно обоснованный и рабочий , и тогда лишь тогда можно будет расслабленно перечитывать радостный рассказ Ярослава Гашека о выборах, где самым забавным, наверняка, станет этот момент: «Горожане просто диву давались, какие подонки вершили в крайнее время судьбы городка». И никаких «эффектов Фургала».

 Любовь Донецкая, Альянс Народной Журналистики, команда поддержки Программки Сулакшина