Европа может подтолкнуть Россию к упрощению экспорта газа — zod-al.ru

7

Польша настаивает на антимонопольном разбирательстве в отношении «Газпрома» из-за высоких цен на газ в Европе, которые, кстати, опять растут (выше 1300 долларов за тысячу кубометров). Едва ли разбирательство выльется во что-то серьезно для компании, выполнившей все свои контрактные обязательства, но может стать еще одной причиной для изменения правил экспорта газа из России.

Рядом маячит газопровод «Северный поток-2», запуск которого та же Польша пытается заблокировать под соусом заботы об Украине. Но на законных основаниях помешать полноценному вводу его в эксплуатацию, можно лишь поставив под сомнение прозрачность работы единственного экспортера трубопроводного газа из России. Таковым по законам нашей страны является «Газпром», и он же оператор всех экспортных газопроводов на территории России.

«Газпром» не нарушил никаких своих обязательств по поставкам в Европу по долгосрочным договорам и близок к рекорду по объемам экспорта газа. Единственное в чем может попытаться обвинить его Еврокомиссия — в целенаправленном сдерживании заполнения европейских подземных хранилищ газа (ПХГ) и ограничении продаж дополнительных объемов газа через биржевые площадки, что привело к рекордным ценам на газ. Доказать и то и другое практически невозможно. Компания всегда может сослаться на приоритет обеспечения газом внутреннего рынка России, из-за чего не могла нарастить поставки на запад.

Но из-за чрезмерной политизации всех тем связанных с энергоресурсами, вполне возможно, что строгих доказательств не потребуется. Как отметил замглавы Фонда национальной энергетической безопасности Алексей Гривач, при большом желании всегда можно найти, в чем обвинить. Призывы Польши это политически мотивированная истерика с целью создать дополнительные проблемы России на энергетическом рынке Европы в интересах США. Сама процедура расследования в ЕС, если оно начнется, очень длительная — несколько лет. Поэтому на процесс сертификации «Северного потока-2» влияния не окажет, уточнил эксперт.

При этом рычагов давления на Россию за исключением обновленной Газовой директивы, ограничивающей прокачку газа для владельцев трубопроводов на 50%, у Европы нет. Украинский и польские маршруты не могут попасть под эти ограничения, газопроводы принадлежат местным компаниям, а значит, под ударом окажутся два «Северных потока» — уже работающий (который пока выведен из-под действия Газовой директивы) и еще не запущенный, а также газопровод Opal (продолжение Северных потоков») на территории Германии.

Именно такую цель и преследует инициатива Польши, отмечает доцент Финансового университета при правительстве РФ Валерий Андрианов. Что называется, не мытьем, так катаньем. Задача Варшавы — любой ценой создать негативный информационный фон вокруг «Газпрома», считает он.

Европа может ввести дополнительные ограничения не против всего российского газа, а только поставок «Газпрома». Поэтому наша страна в ответ на это может изменить условия экспорта газа, допустив к «Северным потокам» других поставщиков. Проблема в том, что это потребует изменить и структуру внутреннего рынка газа в России. Пока, большей частью, за него ответственен также «Газпром». Кроме того, есть репутационные риски.

Это голубая мечта ЕС — заставить Россию поменять свою экспортную политику, считает Гривач. Но поскольку российский газ играет очень важную роль в деле обеспечения Европы энергоресурсами, они вынуждены считаться с нашей позицией и действовать не силой, а хитростью. Расследование может быть использовано для такого скрытого давления, подчеркнул эксперт.

В последние годы «Газпром» только и делает, что меняет правила экспорта, реагируя на европейские «моды и вкусы», подстраиваясь под любые европейские капризы, отмечает Андрианов. К примеру, в долгосрочных контрактах с Германией содержатся обязательства «Газпрома» при определенных обстоятельствах (погода и прочее) поставлять большие объемы газа.

С другой стороны, Россия и Европа не могут не договориться. Альтернатив российскому газу у ЕС нет. Даже с учетом роста производства американского и катарского сжиженного природного газа (СПГ), его свободных объемов (невостребованных на премиальном рынке в Азии) не хватит, чтобы закрыть треть от российских поставок. Для нашей страны газовый экспорт играет все большую роль в наполнении бюджета. В этом году за 10 месяцев «Газпром» экспортировал газа на 39,8 млрд долларов. Из них, не считая дивидендов и налоговых выплат, 30% — это экспортная пошлина.

Российская газета

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий