Кругом измена: почему русские власти так разволновались — zod-al.ru

  • Кругом измена: почему русские власти так разволновались — zod-al.ru

    10.07.2020

    1

    Фон первых дней опосля «обнуления» — пугающе-мрачный. Стрессовость в стране идет сверху. Заместо общенародного праздничка началась охота на ведьм.

    По действиям различных представителей режима сейчас весьма просто осознать, как далеки настоящие числа голосования по поправкам в Конституцию от «триумфа». Не так ведут себя истинные триумфаторы. Они должны быть расслаблены и благородны — чего же беспокоиться, когда 80% людей всем довольны и всецело одобряют. А у нас наверху прямо смятение некое.

    Заместо торжеств — аресты. Заместо поблажек большинству, проявившему, по словам пресс-секретаря президента, «высочайшую явку и высокий уровень поддержки», — увеличение тарифов ЖКХ прямо с 1 июля да нападки на тех, кто произнес «нет».

    Кипит обычно малозаметный Совфед. Одни сенаторы дают называть «изменщиками родины» всех, кто агитировал против переписывания Основного закона. Остальные — закрыть позволившие для себя критиковать конституционные новеллы СМИ (Средства массовой информации, масс-медиа — периодические печатные издания, радио-, теле- и видеопрограммы) и НКО. Они все, по словам сенатора Олега Морозова, — неприятельские агенты, которые к тому же стремились понизить легитимность плебисцита через снижение явки. «Наша мониторинговая группа констатирует превосходный провал более масштабной и беспримерной кампании в ходе голосований в Рф, которая была организована снаружи и велась в нашей стране в крайние 5 месяцев», — на полном серьезе доложил политик.

    Третьи, наслушавшись первых и вторых, требуют расширить и без того практически бескрайние возможности силовиков, чтоб и далее пресекать все и вся «во имя защиты нашего муниципального суверенитета». Сенаторы очевидно весьма взволнованы, раз апеллируют к грубой силе. Кого же они так страшатся, если подавляющее большая часть «за»?

    В Публичной палате, которая производила наблюдение за голосованием, предложили сделать министерство пропаганды, чтоб убедительнее доносить до людей правду в крайней инстанции, не смущая неокрепшие разумы разночтениями. Под раздачу даже мороженое «Радуга» попало. Кто бы мог поразмыслить, что проводники нестандартных ценностей подбираются к нашим детям таковым изуверским образом? Но нашлась хорошая дама, разгадала опасный план противников и доложила президенту.

    Все это было бы забавно, но за словами идут дела. Фон первых дней опосля «обнуления» — не просто не торжественный, а пугающе-мрачный. Обыски. Суды. Аресты. Кругом неприятели, шпионы да изменщики. Мимолетно в телеке увидела рекламу 1-го мясомолочного завода, так там даже школьницу, тайком стащившую кусок колбасы со стола, почему-либо обругали «шпионкой». Прямо носится в воздухе настроение эры.

    Маргарита Симоньян, рассуждая в одном из  о том, кто же писал в бюллетенях «нет», когда все ее знакомые повально ставили «да», делает вывод, что против новейших поправок и работающего режима выступают лишь маргиналы, которых не принимают в солидный домах: «Над ними смеются, их осуждают, убирают из вотсап-чатов… Я лично понимаю человека, обладателя малого бизнеса в небольшом городке, который уволил единственного из 100 собственных служащих, голосовавшего против. Не поэтому, что ему, работодателю, настучали бы из мэрии либо еще откуда — никто не смотрел, да и нереально проследить, как голосуют чьи сотрудники, их же не возили организованно на участки. А поэтому, что этот сотрудник и так „говнился“ — опаздывал, не брал трубку, грубил. А здесь еще заявил, что он против…»

    Извините за длинноватую цитату, но в данном случае она весьма созвучна всем сиим волнениям наверху: ведь, с точки зрения тех, кто считает себя русской «элитой», добропорядочные граждане просто не могут быть против чего-либо, что эта элита творит. А кто против — тот либо враг-шпион-изменник, либо в лайт-версии Симоньян — маргинал и нехороший работник. Так, естественно, психологически легче смириться с тем, что тебя не обожают и даже не уважают. Но дальше-то что? Увольнения тех, кто выкладывал в соцсетях свои бюллетени с пометкой «нет»? Введение уголовной статьи за сомнения в легитимности прошедшего плебисцита? Пусть не обожают и не веруют — только бы страшились. Не кутузки — так сумы. Сумасшедшие штрафы тем, кого удалось спасти от лишения свободы, — очевидный намек на бедный, мягко говоря, выбор, который у нас остался.

    Не понимаю и не желаю даже мыслить, какие там кремлевские башни с какими бодаются, просто констатирую: стрессовость в стране идет сверху. Низы (что из большинства, что из меньшинства) впали в ступор от свалившихся на их в крайнее время заморочек: это и коронавирусные каникулы за собственный счет, и утрата почти всеми работы-бизнеса, и общее обнищание, и нескончаемая вялость от войны со всем миром и с самими собой… Охото хоть немножко несчастной стабильности, которой еще не так давно так гордились наши политики. Но сейчас конкретно верхи усердно и все посильнее раскачивают лодку.

    Была бы я, по примеру наших сенаторов, сторонницей теории комплотов, пошевелила мозгами бы, что неприятели окопались прямо под боком президента. Устроив в стране заместо триумфального праздничка — показательные репрессии. Но мне почему-либо кажется, что это просто ужас признать, что никакого провластного большинства уже нет. Стршный ужас перед будущим.

    Виктория Волошина

    Создатель Виктория Леонидовна Волошина — броский журналист, публицист. В журналистике с 90-х годов. Работала политическим обозревателем газеты «Вечерний Петербург», а также в «Столичных новостях», «Вестей», «Газета.ру».

    Фото ИА «Росбалт», Никита, Строгов

Leave a Comment

To Top