Оправдание терроризма поймали в интонациях — zod-al.ru

  • Оправдание терроризма поймали в интонациях — zod-al.ru

    08.07.2020

    43

    «Это суровая неувязка: как, привлекая к борьбе с языком вражды силу закона и муниципального принуждения, сразу сохранить и свободу слова»,— обратилась к арбитрам в собственном крайнем слове журналистка Светлана Прокопьева. Ее винят в оправдании терроризма (ч. 2 ст. 205 УК (Уголовный кодекс — система нормативных правовых актов, принимаемых уполномоченными органами государственной власти) РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина)), которое правоохранительные органы усмотрели в колонке «Репрессии для страны», посвященной самоподрыву в здании архангельского УФСБ 17-летнего анархиста Миши Жлобицкого. Прокурор просит наказать обвиняемую шестью годами лишения свободы в колонии общего режима и на четыре года запретить заниматься журналистикой. Коллеги окрестили дело госпожи Прокопьевой политическим заказом, солидарность выразили в Союзе журналистов Рф, а профсоюз работников СМИ (Средства массовой информации, масс-медиа — периодические печатные издания, радио-, теле- и видеопрограммы) анонсировал серию одиночных пикетов у строения ФСБ (Федеральная служба безопасности Российской Федерации — федеральный орган исполнительной власти Российской Федерации, осуществляющий в пределах своих полномочий решение задач по обеспечению безопасности Российской Федерации) на Лубянке.

    Открытое выездное заседание 2-го Западного окружного военного суда в здании Псковского областного суда началось с объявления: по неведомой причине было запрещено фотографировать процесс. Тройка арбитров спустилась в зал лишь опосля того, как закончились щелчки камер.

    Напомним, 8 ноября 2018 года в авторской программке «Минута просветления» на «Эхе Москвы в Пскове» Светлана Прокопьева провела собственный анализ , где за недельку ранее подорвал себя 17-летний Миша Жлобицкий. Госпожа Прокопьева высказала мировоззрение, что взрыв показывает отсутствие в Рф «критерий для политического активизма», а «молодой гражданин, который лицезрел от власти лишь запреты и наказания, не мог и придумать другого метода коммуникации». Текстовый вариант колонки был размещен и в «Псковской новостной ленте». Позже материалы были удалены с веб-сайтов СМИ (Средства массовой информации, масс-медиа — периодические печатные издания, радио-, теле- и видеопрограммы) по просьбе Роскомнадзора, а радио и информационный портал оштрафованы на общую сумму 350 тыс. руб. Через год, 20 сентября 2019 года, госпоже Прокопьевой было предъявлено обвинение в оправдании терроризма (ч. 2 ст. 205 УК (Уголовный кодекс — система нормативных правовых актов, принимаемых уполномоченными органами государственной власти) РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина), до 7 лет лишения свободы).

    В пятницу гособвинитель Наталья Мелещеня, как и в процессе прошлых заседаний, не стала зачитывать весь текст колонки «Репрессии для страны». Обвинитель процитировала лишь первую и последнюю строки публикации: «Яблоко от яблони неподалеку падает… возлагайте надежды, что он будет исключением». Это позволило госпоже Мелещене прийти к выводу, что Светлана Прокопьева непременно виновата в оправдании терроризма: «Она действовала с целью формирования публичного представления о признании идеологии и практики терроризма правильными, нуждающимися в поддержке и подражании». Прокурор настаивала, что и экспертизы, проведенные завлеченными обвинением спецами, являются бесспорным тому свидетельством.
    Особо отмечено было то, что в радиопередаче «Минута просветления» на «Эхе Москвы в Пскове» некие выражения госпожа Прокопьева выделяла интонацией, что, по воззрению обвинения, гласит, что она оправдывает терроризм.

    Наталья Мелещеня запросила для Светланы Прокопьевой 6 лет колонии общего режима с запретом на воплощение журналистской деятельности сроком на четыре года.

    В свою очередь, защита, которая настаивает на полной невиновности госпожи Прокопьевой, подвергает сомнению компетенцию завлеченных обвинением профессионалов и даже гласит о подлоге (). А именно, в материалах дела имеется экспертная оценка выражений госпожи Прокопьевой, выполненная на бланке Хакасского госуниверситета. Но управление университета опровергает причастность к этому документу. Юрист правозащитной группы «Агора» Виталий Черкасов в процессе заседания настаивал также, что специалисты Ольга Якоцуц и Юлия Бойкова не владеют квалификацией в области судебной экспертизы: «Госпожа Якоцуц, которая выполнила психическую часть экспертизы, имеет квалификацию как детский школьный практический психолог, а госпожа Бойкова, занимавшаяся лингвистическим исследованием, имеет степень кандидата наук по филологии, но ее научные публикации по профилю соединены только с анализом творчества поэта Евгения Евтушенко».

    «Текст «Репрессии для страны» прочли 10-ки, ну сотки человек, когда он вышел,— начала свое крайнее слово Светлана Прокопьева.— Сейчас он прочитан сотками тыщ людей, переведен на британский и получил известность в различных странах мира».

    Обвиняемая направила внимание на «перевернутую пирамиду права»: журналиста судят за его работу, тогда как закон «О СМИ (Средства массовой информации, масс-медиа — периодические печатные издания, радио-, теле- и видеопрограммы)» прямо обязует его информировать общество о важных событиях и дилеммах и дает право на публике высказывать свое личное мировоззрение.

    «Я прошу почетаемый трибунал, принимая решение по моему уголовному делу, брать в расчет не только лишь докладные записки и протоколы, да и общие принципы, на которых строится наше общество,— призвала госпожа Прокопьева.— Это свобода слова, это статус журналиста, это миссия прессы».

    «Это суровая неувязка и ответственнейшая развилка: как, привлекая к борьбе с языком вражды силу закона и муниципального принуждения, сразу сохранить и свободу слова,— обратилась к арбитрам обвиняемая.— Как избежать абсурдных уголовных дел, когда за личное мировоззрение мне, к примеру, угрожает 6 лет. Либо когда за комментарий в соцсети человек оказывается под арестом и потом в колонии. Мы же с вами отлично осознаем, как эти примеры далеки от слов и речей, которые привели в Бухенвальд и Освенцим».

    «Мы считаем, это политическое дело, политический заказ,— откомментировал ход дела основной редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов .— В случае обвинительного приговора мы создадим все, чтоб наиболее высочайшая судебная инстанция ее оправдала». Государь Венедиктов выделил, что его позиция, как и позиция юристов издания, состоит в том, что Светлана Прокопьева полностью невиновна.

    Глава Союза журналистов Рф (СЖР) Владимир Соловьев также заявил, что СЖР солидарен с независящими экспертами-филологами: оправдания терроризма в «Репрессиях для страны» нет. «Мы, естественно, не можем воздействовать на судебное решение, но весьма возлагаем надежды на то, что справедливость восторжествует»,—  его слова официальный веб-сайт СЖР.

    Профсоюз журналистов и работников СМИ (Средства массовой информации, масс-медиа — периодические печатные издания, радио-, теле- и видеопрограммы) анонсировал серию одиночных пикетов у строения ФСБ (Федеральная служба безопасности Российской Федерации — федеральный орган исполнительной власти Российской Федерации, осуществляющий в пределах своих полномочий решение задач по обеспечению безопасности Российской Федерации) на Лубянке в пятницу вечерком в поддержку коллеги.

    Трибунал озвучит приговор 6 июля.

    Фото:

Leave a Comment

To Top