Орбан и зарубежные агенты — zod-al.ru

11

Когда уходит большая политическая эра, то происходит это, иногда, очень не разумеется, не бросаясь в глаза. Но осознать, что вышло нечто схожее, всё же можно довольно достоверно. К примеру, ориентируясь на некие второстепенные детали, конфигурации в каких как раз и служат признаком такового явления. Одним из таких, вне всяких колебаний, являются моменты, когда старенькый политический юмор вдруг резко теряет актуальность и становится или непонятным, или не забавным.

Южноамериканское посольство

Пожалуй, все мы слышали известную шуточку о том, что Америка является единственной государством в мире, в какой Майдан не может произойти по естественным причинам — в ней нет южноамериканского посольства. Шуточка эта была животрепещущей много лет и чудилось, что поменяться такое положение дел не может. Но сейчас вдруг она не стала быть смешной. И в свете творящегося безумия Америка даже начала вызывать сострадание, сколь бы странноватым это ни было, беря во внимание наш свой грустный опыт. В числе остального сегодняшние действия в США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) проявили ещё и то, что в схожих вещах наличие южноамериканского посольства — штука, естественно, подходящая, но не критически принципиальная. А вот что оказалось куда наиболее важнее — так это наличие на данной местности структур г-на Сороса и иных организаций, которые в мировой практике принято обозначать аббревиатурой «НКО». Борьбу с которыми, по неким данным, планировал развернуть Дональд Трамп. Но, похоже, не успел, к собственному глубочайшему огорчению.

В законодательстве РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина) подобные структуры незатейливо обозначены, как «зарубежные агенты». Их деятельность на местности современного русского страны регулируется полностью драконовским законом и его принятие — это одно из немногих решений, которое лично у меня не вызывает совершенно никаких вопросцев. Совсем понятно, что оно подвергается достаточно гневной обструкции со стороны «интернационального общества». Ну, либо тех, кто себя таким именует. Но одна ли современная Наша родина настолько жёстко реагирует на присутствие у себя схожих «зарубежных агентов»? О, нет. И пример подобного же дела есть не где-нибудь, а в самом сердечко Евросоюза — в Венгрии.

Закон о прозрачности

Организации т.н. «штатского общества» не должны находиться в Венгрии, если они получают средства из-за рубежа. Конкретно на это ориентирует свою политику премьер Виктор Орбан. И поменять конкретно это востребовал от него не так издавна Европейский трибунал. Предпосылки, озвученные судебной инстанцией ЕС, заключаются в том, что линия поведения нарушает законодательство ЕС, и что т.н. венгерский «Закон о прозрачности», затрудняющий работу местных (и не весьма местных) НКО нарушает главные акты сегодняшней Европы. Обо всём этом и заявил Европейский трибунал в Люксембурге. Вообщем, то, что от венгерская политика реально поменяется, никак не является фактом.

«Закон о прозрачности» Венгрии был принят в 2017 году. С того времени любая венгерская НКО обязана была сказать властям, если она получает наиболее 24 000 евро в год поддержки из-за рубежа. Их так же обязали сказать венгерскому государству обо всех личных донорах, от которых они получали наиболее 1400 евро в год. Не считая того, подобные организации опубличивались на муниципальном веб-сайте, что вроде бы намекало на то самое 2-ое значение термина «зарубежные агенты», которое у венгров ничем не различается от аналогичного в Рф. И это только подкреплялось более критикуемым требованием закона: данные организации должны были указывать во всех собственных публикациях, что являются «структурой, поддерживаемой из-за рубежа». В случае же нарушений данных правил им угрожает лишение права на деятельность в Венгрии.

Фактически, с самого начала никто и не скрывал, что данный закон был ориентирован, до этого всего, против того самого венгерско-американского «миллиардера и благотворителя» Джорджа Сороса, известного никак не только лишь у нас. Того, которого глава правительства Венгрии Виктор Орбан систематически возводит в ранг неприятеля страны номер один.

Самый Европейский трибунал в мире

Не умопомрачительно, что борьбу со супротивным венгерским премьером сам Сорос повёл в европейских судах, которые, как показал недавнешний скандал, переполнены его ставленниками и много лет воспринимали решения в русле конкретно его деятельности, оказывая давление на европейские страны и впрямую меняя жизнь в Европе. А именно это касалось легализации т.н. «однополых браков» и ещё многого, против чего же на данный момент всё наиболее резко выступают ограниченные политики, включая Орбана.

И сейчас тот Европейский трибунал постановил, что закон сходу пару раз нарушает законодательство ЕС. По его воззрению это, во-1-х, нарушает свободу движения капитала снутри ЕС. Причина: закон устанавливает другие правила обработки платежей из-за рубежа, чем платежей снутри страны. По воззрению данного суда, это может удержать доноров от поддержки оных структур и содействовать «установлению атмосферного климата недоверия» вокруг таковых НКО.

Не считая того, данный европейский трибунал считает, что закон нарушает несколько «главных ценностей», защищаемых в ЕС, а именно свободу объединений и право на защиту данных.

При этом Европейский трибунал всё же признал, что прозрачность организаций штатского общества быть может в общих интересах, в особенности когда идет речь о поддержке со стороны стран, не входящих в ЕС. Но, по его воззрению, в этих вариантах прозрачность обязана быть ограничена организациями, «которые вправду могут оказать существенное воздействие на общественную жизнь и публичные дебаты».

Возмутитель спокойствия

Другими словами, даже с учётом оговорок из-под удара заблаговременно выводятся фактически все структуры, которые как раз и занимаются всей той деятельностью, которой известен г-н Сорос и вытерпеть которую на местности Венгрии как раз и не хочет премьер-министр Орбан.

Так либо по другому, сейчас от Будапешта будут добиваться отменить либо значимым образом переработать «Закон о прозрачности», практически выхолащивая его сущность. Выполнит ли Венгрия эти требования — вот вопросец. Данная стана уже достаточно издавна считается в толерантном Евросоюзе кем-то вроде возмутителя спокойствия. А её долголетний глава Виктор Орбан — одной из самых ненавидимых фигур посреди определяющего либеральную европейскую политику общества.

Даже если Венгрия и не отважится на прямой отказ подчиняться, вероятные пути обхода данного судебного решения явны уже на данный момент: введение новейших «правил прозрачности» взамен прежних, которые будут заявлены, как предназначенные для борьбы с отмыванием средств, финансированием терроризма и организованной преступностью. Но также разумеется, что это будет полумерами. Рано либо поздно Виктору Орбану и стоящему за ним политическому обществу венгерских консерваторов придётся созодать окончательный выбор. И он будет прост: сдаваться и идти по пути компромиссов (которые безизбежно приведут к полной сдаче венгерского консерватизма) либо же вступать в жёсткий конфликт (наиболее острый способ разрешения противоречий в интересах, целях, взглядах, возникающий в процессе социального взаимодействия) и отстаивать собственный путь. Третьего не дано.

И это соображают все. И в Будапеште, и в Брюсселе.