Псевдофармацевтам пригрозили кутузкой и штрафами — zod-al.ru

В критериях пандемии коронавируса COVID-19 как никогда принципиально обезопасить людей от фальсифицированных (контрафактных) фармацевтических средств и медизделий, запрет на оборот которых предусмотрен федеральным законодательством. Как утверждает Росздравнадзор, уже в 2019 г. в итоге выборочного контроля свойства фармацевтических средств удалось выявить 227 партий 156 торговых наименований 214 серий недоброкачественных препаратов (2018 г. – 310/231/301, а в 2017 г. – 367/119/236 соответственно). В основном речь шла о пилюлях и капсулах, пореже смесях. Удельный вес российских пустышек превысил 67% (77 торговых наименований 140 серий), а зарубежных – практически 33% (46 торговых наименований 68 серий). Толика аптечного неликвида невелика – 12,7% от полного количества испытанных образцов (55), что в 4,4 раза меньше, чем в 2018 г. (55,6%). Общая стоимость изъятых в ходе проверок недоброкачественных фармацевтических средств превысила 12,8 млн руб., а размер уничтоженных – 7 млн упаковок (2018 г. – 8,7 млн, а в 2017 г. – 3,7 млн). И это лишь верхушка теневого фармайсберга, дрейфующего по Рф.

Приведенные числа означают, что россияне воспринимали фармацевтические препараты, которые не владеют целебными либо профилактическими качествами. Это приводит не лишь к непродуктивной растрате средств отдельными лицами и системой здравоохранения в целом, но и может стать предпосылкой суровых осложнений и даже погибели.

По данным Росздравнадзора, за 2019 г. поступило 28,6 тыс. сообщений о ненужных реакциях и терапевтической неэффективности фармацевтических средств (2018 г. – 28,1 тыс.). Фаворитами по числу таковых сигналов стали Москва, Свердловская и Астраханская области, Алтайский и Краснодарский края. В итоге их проверки оказалось, что 20,9 тыс. (19,4 тыс.) реакций относились к группы суровых (реакция организма пациента от внедрения фармацевтических средств, приведшая к погибели, прирожденным аномалиям либо порокам развития или представляющая собой опасность жизни, требующая госпитализации, приведшая к стойкой утрате трудоспособности либо инвалидности), либо 73% от общего числа по сопоставлению с 39% в 2017 г. и 69% в 2018 г. Из поступивших сообщений 598 ненужных реакций закончились смертельным финалом (из их 326 первичных и 272 повторных сообщений о ранее выявленных реакциях).

Далека от благополучной ситуация с воззванием медизделий, свойство наиболее 80% из которых хромает. Ну, это еще половина беды. За прошлый год Росздравнадзор получил наиболее 2 тыс. сообщений о неблагоприятных последствиях их внедрения (2018 г. – 4,1 тыс.). В общей трудности в инцидентах, касавшихся погибели пациентов либо опасности их здоровью, применялись 115 (181) медизделий, из их 31 (46) — российского производства, а 84 (135) — зарубежного. По результатам проверок факт причинения вреда здоровью людей подтвердился в 14 (10) вариантах. Невзирая на низкий процент подтвердившегося негатива, надзорщики ограничили воззвание 5,4 млн (2018 г. – 4,3 млн) недоброкачественных медизделий, направив правоохранителям 128 (359) сообщений на сей счет. Какова была их реакция на сигналы докторов, предвидеть нетрудно, посмотрев на количество возбужденных уголовных дел.

Оценив весь кошмар происходящего, парламентарии нежданно вспомянули о 2-ух пылившихся с озари 2018 г. законопроектах за № 565354–7 и 565355–7 (о усилении ответственности за оборот фальсифицированных, контрафактных, недоброкачественных и незарегистрированных фармацевтических средств, мед изделий и фальсифицированных биодобавок в сети Веб), спешно приняв их за две недельки. Подписав конвенцию Совета Европы «О борьбе с фальсификацией мед продукции и схожими злодеяниями, угрожающими здоровью населения» («Медикрим»), Наша родина обязалась включить в Уголовный кодекс положение о использовании телекоммуникационных средств, включая сеть Веб, в качестве отягчающего происшествия, а также криминализировать ряд сопутствующих деяний.

Глобальная сеть гарантирует получение высочайшей прибыли при малых издержек и низком риске вербования к уголовной ответственности. Почаще всего там реализуют большие партии поддельных фармацевтических средств «Рулид», «Клафоран», «Но-шпа», «Трихопол», «Тинидазол», «Фестал», «Энтеродез», «Мовалис», «Милдронат» и «Бараклюд». Но на первых местах посреди подделок – антивирусное средство «Арбидол», продукт для исцеления дисбактериоза «Линекс» и противогрибковый продукт «Флюкостат». В крайние годы особенной популярностью пользуются препараты Botox, Disport, Refinex и Neuronox, применяемые в косметологии для удаления морщин.

В итоге Федеральным законом от 1 апреля за № 95-ФЗ статья 238.1 Уголовного кодекса РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина) «Воззвание фальсифицированных, недоброкачественных и незарегистрированных фармацевтических средств, мед изделий и оборот фальсифицированных на биологическом уровне активных добавок» была дополнена таковым квалифицирующим признаком, как совершение злодеяния с внедрением СМИ (Средства массовой информации, масс-медиа — периодические печатные издания, радио-, теле- и видеопрограммы) либо Веба.

Сейчас псевдофармацевтам угрожает лишение свободы на срок от 4 до 6 лет со штрафом в размере от 750 тыс. до 2,5 млн руб. В качестве кандидатуры предусмотрены принудительные работы на срок до 5 лет. Но, согласно новенькому примечанию, действие обозначенной статьи не распространяется на случаи сбыта либо ввоза в страну фармацевтических средств/медизделий, которые у нас не выполняются, либо их сбыт (ввоз) допускается в согласовании с законодательством РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина) либо советами ВОЗ.

2-ой закон (89-ФЗ) устанавливает завышенную административную ответственность за реализацию фальсификата через СМИ (Средства массовой информации, масс-медиа — периодические печатные издания, радио-, теле- и видеопрограммы) либо Веб, если эти деяния не содержат состава злодеяния. Людей в этом случае могут оштрафовать на сумму от 75 до 200 тыс. руб., должностных лиц и бизнесменов – от 150 до 600 тыс. руб., а юрлиц – от 2 до 6 млн руб. Для организаций и ИП в качестве альтернативного наказания предвидено приостановление деятельности на срок до 90 дней.

Разница меж административным правонарушением и злодеянием состоит в цены фальсификата: если до 100 тыс. руб., то наступает административная ответственность, а если больше – то уголовная. Таковая вот казенная математика.

Но возникновение еще одного уголовного запрета вряд ли отобьет охоту у теневых дельцов. Тем наиболее что строгость русских законов издавна возмещается их неисполнением. В прошлом году по фактам нелегального оборота незарегистрированных, фальсифицированных и недоброкачественных фармацевтических средств было возбуждено всего 14 уголовных дел! Да и охотиться за правонарушителями в Вебе не так просто, как может показаться на 1-ый взор. А в случае поимки их очень изредка приговаривают к реальному лишению свободы.

По подсчетам Верховного суда Рф, в 2019 г. данная мера наказания была назначена всего троим из 37 осужденных по ст. 238.1 УК (Уголовный кодекс — система нормативных правовых актов, принимаемых уполномоченными органами государственной власти) РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина) (2018 г. – 1/38, 2017 г. – 0/12). При всем этом за пришествие погибели пациентов от фальсификата на скамью подсудимых не попал никто. Другие осужденные отвертелись незначимыми штрафами либо условным сроком.

До сего времени так и не заработали и две остальные статьи, показавшиеся в УК (Уголовный кодекс — система нормативных правовых актов, принимаемых уполномоченными органами государственной власти) 5 лет тому вспять в угоду европейцам, – 235.1 («Нелегальное создание фармацевтических средств и медизделий») и 327.2 («Подделка документов на лекарства и медизделия либо их упаковки»). В прошедшем году по ним осудили всего три человека (2018 г. – 8, а в 2017 г. – 7).

Таковым образом, сделанный на скорую руку в целях выполнения Россией интернациональных обязанностей уголовно-правовой инструмент больше припоминает декоративную саблю, украшающую ковер в солидном доме, нежели булаву. Потому и существенного эффекта от его возникновения ожидать не приходится.

Фото превью: источник

*Экстремистские и террористические организации, нелегальные в Русской Федерации: «Очевидцы Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское правительство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое общество «Сеть»