Рубить можно, тушить – нет — zod-al.ru

6

Пока бюрократы делят бюджеты, леса продолжают пылать

В Рф пылает лес. Скоро дым начнёт накрывать населённые пункты. Но настоящий масштаб препядствия оценить не так просто. Заинтригованные стороны играют с цифрами. Одни стараются уйти от ответственности, остальные – получить доп финансирование.

По официальным данным мониторинга Рослесхоза, по состоянию на 20 июля общая площадь лесных пожаров в стране составляла 1,62 млн гектаров. В особенности тяжёлая ситуация сложилась на Далеком Востоке и в Восточной Сибири. Но тревожными цифрами статистики лесных пожаров в нашей стране уже не удивишь никого: из года в год повторяется одна и та же ситуация. Леса пылают – бюрократы делают вид, что этого не замечают.

На данный момент в неких регионах едкий дым от пожарищ уже достигнул населённых пт. Сумел в Якутске и ещё 14 посёлках республики. «Широкий Сибирский регион стал в буквальном смысле жаркой точкой. Русские власти должны действовать стремительно, пока ядовитый дым не пришёл в городка и посёлки. Но, чтоб решить делему чертовских пожаров, которые происходят любой год, нужно системно поменять механизм охраны лесов», – отмечает управляющий противопожарного отдела русского отделения Greenpeace Григорий Куксин.

О необходимости поменять систему лесоохраны молвят и с больших трибун как минимум крайние лет 10. Но похоже, что существующая ситуация по сути всех устраивает.

Прогнозы приблизительно

По данным ФБУ «Авиалесоохрана», наиболее 90% полыхающих сейчас пожарищ тушить не будут. Решение о этом принималось на базе так именуемого принципа разделения. Власти всякого региона без помощи других определяют местности, на которых тушение пожара экономически необос­нованно. Причём решение о данной самой обоснованности почти всегда принимается чисто интуитивно. «К огорчению, почти во всем это глазомерные оценки, поэтому что буквально спрогнозировать, как будет развиваться пожар, который никто не будет тушить, весьма тяжело, – объяснил «Нашей Версии» Григорий Куксин. – И достаточно нередко происходят ошибки: пожар, который числился безопасным, уходил на 10-ки, сотки тыщ гектаров и приводил к задымлению городов».

На «глазомерные» оценки чиновников, как несложно додуматься, обычно влияет финансовая составляющая. А на борьбу с лесными пожарами средств чертовски не хватает. В итоге в несчастные «зоны контроля» (местности, на которых пожары тушить не будут) попадают совсем не какие-то недоступные участки, а совершенно любые, на тушение которых не нашлось средств.

Числа

Экономные расходы на лесное хозяйство составляют около 30 миллиардов рублей в год, около 5-7 миллиардов из их идёт на тушение лесных пожаров. По оценкам профессионалов, ветвь недофинан­сирована как минимум в 3 раза.

«Региональная власть весьма удивительно выделяет эти «зоны контроля». В их, к примеру, находятся населённые пункты, дороги, объекты лесозаготовки, – констатирует Григорий Куксин. – Другими словами люди приезжают туда на тяжёлой технике, заготовляют древесную породу. И при всем этом региональная власть считает, что эта земля недосягаема даже с воздуха, другими словами пожарных доставить туда никак недозволено. Дровосеков можно, а пожарных – недозволено».

В итоге, по словам профессионала, часто не тушат вправду небезопасные пожары, возникающие на вырубках, рядом с дорогами либо даже поблизости населённых пт.

Нет средств – нет пожарных

Лес – это федеральная собственность, так что и средства на его защиту и охрану должны приходить из центра. А вот вопросцы о том, какие конкретно участки тушить, решают уже на местах.

Излишнее усердие местных чиновников в борьбе с огнём ведёт к убыткам местных бюджетов. Вот, к примеру, в Красноярском крае на тушение пожаров раз в год расходуется около 1,5 миллиардов рублей, а компенсации из центра составляют всего около 500 миллионов. По последней мере так говорят власти региона.

Таковая ситуация задаёт ординарную логику для большинства регио­нальных чиновников: прислали средства – будем тушить, не прислали – не будем.

Наиболее того, нрав отчётности по пожарам принуждает местных чиновников затушёвывать препядствия. «Никому не охото портить для себя характеристики, поэтому что их постоянно ассоциируют с подобными за предыдущий период. Если демонстрировать, что у тебя ситуация ужаснее, – означает ты не справляешься. Если ты не справляешься, к огорчению, это обычно приводит к тому, что тебя будут поменять на кого-либо другого, наиболее действенного, а совсем не к тому, что для тебя дадут средств либо технику», – рассуждает Григорий Куксин.

В итоге выходит, что самые «жаркие» регионы в пересчёте на площадь пожаров получают меньшее финансирование.

 

Рейтинг регионов по лесным пожарам в 2019 году

Рейтинг регионов по лесным пожарам в 2020 году Источник: федеральное агентство лесного хозяйства

Игры с цифрами

Ради прекрасной отчётности ответственные ведомства стараются представить картину в подходящем им свете. Например, по-разному считается сумма вреда зависимо от предпосылки возгорания. Если молния стукнула, то вред меньше, если человек поджёг – больше. «Потому некие регионы, пытаясь сделать лучше свои характеристики, большая часть пожаров списывают на молнии, хотя все знают, что это неправда», – гласит Григорий Куксин.

Ну и общий масштаб пожаров по отчётам ведомств оценить не так просто. Вот на прошлой недельке Рослесхоз констатировал, что площадь зарегистрированных пожаров в обслуживаемой зоне на данный момент на 80% (!) меньше, чем годом ранее. То, как поменялись границы «обслуживаемой зоны», – потаенна, покрытая мраком. А все другие возгорания просто не учитываются.

Другой взор на масштаб препядствия даёт статистика Greenpeace, которая базирована на учёте термоточек (температурных аномалий, которые фиксируются при помощи спутников). Но методика построения графиков может навести на идея о том, что «зелёные», в свою очередь, сгущают краски. Ведь им для сбора средств необходимо предъявить общественности катастрофу вселенского масштаба.

Где пылает?

По инфы Рослесхоза, посреди прошлой недельки работы по тушению лесных пожаров проводились в 19 регионах.

Режим чрезвычайной ситуации в лесах был объявлен на всей местности Республики Саха (Якутия), Красноярского края, Ханты-Мансийского АО. Также в отдельных районах Оренбургской области, Респуб­лики Башкортостан, Свердловской и Челябинской областей и в районе Забайкальского края.

Особенный противопожарный режим на данный момент действует в 55 субъектах РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина).

На якутские пожары, по подсчётам Greenpeace, сейчас приходится 84% всех работающих очагов в стране.

Кира Деливориа, Анна Куликова

Газета 

Источник: